Банкротить должников будут налоговики

Вчера председатель правительства Михаил Фрадков подписал постановление о передаче Министерству по налогам и сборам (МНС) права представлять государство в делах о банкротстве. Такое решение означает, что практика финансового оздоровления испытывающих трудности предприятий будет, скорее всего, свернута. Ведь единственной целью налоговиков в банкротных процедурах станет выбивание налоговой задолженности предприятий перед бюджетом.

В делах о банкротстве у государства двоякий интерес. С одной стороны, оно заинтересовано получить с должника недоплаченные им налоги, с другой – сохранить его жизнеспособность (прежде всего речь идет о компаниях с госучастием) через заключение мирового соглашения или применение процедуры финансового оздоровления. Понятно, что это взаимоисключающие цели, и потому до сих пор налоговиков к банкротным процедурам не подпускали. Интересы государства представляла Федеральная служба по финансовому оздоровлению (ФСФО). Однако просуществовавшая 11 лет структура не пережила очередной административной реформы и была распущена президентским указом 9 марта этого года.

Вчерашним постановлением "Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства" правительство распорядилось главным наследством упраздненной службы – правом подавать судебные иски о признании должника банкротом. Теперь от имени государства банкротить организации будет МНС (после ожидаемого изменения его статуса – Федеральная налоговая служба при Министерстве финансов). В МНС назвали такое решение правительства ожидаемым и сообщили, что уже вовсю работают над созданием в своей структуре специального "банкротного департамента".

У опрошенных Ъ экспертов нет сомнений в том, что в лице МНС государство будет банкротить должников куда активнее, чем это делала ФСФО. Ведь для налоговиков наполнение бюджета является единственным смыслом их существования. Впрочем, опасаться "девятого вала" исков о банкротстве с целью взыскать утаенное от государства все же не стоит. Ведь сейчас у налоговой службы есть возможность преследовать должника в рамках исполнительного производства. Поэтому налоговикам по большому счету невыгодно подавать иск о признании задолжавшего предприятия банкротом, ведь после этого все требования об уплате задолженности по налогам на время замораживаются, а на имущество должника начинают претендовать и иные, кроме государства, кредиторы. Тем не менее увеличение количества исков в случаях, когда судебный пристав-исполнитель так и не смог добиться погашения долгов, вполне вероятно – хотя бы для того, чтобы налоговики смогли "закрыть дело" и сказать: "Мы сделали все, что могли".

Председатель думского комитета по собственности Виктор Плескачевский признает, что стремление получить долги по налогам у МНС наверняка будет превалирующим. "Едва ли налоговиков будет интересовать судьба предприятия",– сказал Ъ депутат. По мнению Виктора Плескачевского, следует не усиливать, а, наоборот, снижать степень участия государства в процедурах банкротства: "Его интересы и без того достаточно защищены – это публичность продажи имущества должника, привлечение к этому процессу независимого оценщика и прочее".

Назначение МНС представителем государства при процедурах банкротства практически совпало с вынесением судебного решения о взыскании с ЮКОСа налоговой задолженности в размере почти 100 млрд рублей. Однако, по мнению экспертов, в деле ЮКОСа новые возможности налоговикам вряд ли пригодятся: МНС вполне сможет изъять "свое" у компании и в рамках исполнительного производства.

Вадим Вислогузов

Правительство закрепило за МНС функции уполномоченного госоргана в делах о банкротстве.  »
Юридические статьи »
Читайте также