Петербург доживает последние дни Если застройку исторического центра не остановить, то уже через 10 лет наш город будет сам на себя не похож

ВОКРУГ исторического центра Санкт-Петербурга сгущаются тучи. Бьют тревогу общественные организации и горожане. В самых сокровенных местах нашего города, включенного в список всемирного наследия ЮНЕСКО, строятся архитектурные чудовища. Поэтому проект КГИОПа об уменьшении охранной зоны Санкт-Петербурга стал объектом всевозможной критики. Но директор Международного фонда спасения Петербурга - Ленинграда Александр Марголис считает, что главная беда отнюдь не в этом.

Страшное слово - "лакуна"

- Александр Давидович, чем грозит Санкт-Петербургу уменьшение охранной зоны?

- Да не в уменьшении дело! Внимание горожан сейчас сфокусировано на проблеме не главной. Все кричат: ах, зона уменьшится по сравнению с охранной зоной 1988 года в четыре с половиной раза! А главное - надо посмотреть, что же за эти годы внутри зоны произошло и происходит? Там строили и продолжают строить сейчас, несмотря на то что это исторический центр города. Возводят новое здание на Кленовой аллее, в двух шагах от Михайловского замка, который находится в самом центре объединенной охранной зоны и сам по себе охраняется как шедевр архитектуры, строят дом на Манежной площади между двумя архитектурными шедеврами Росси. Дальше - больше. Всячески рекламируется строительство элитного жилого комплекса у Ростральных колонн. Но самое чудовищное безобразие произошло рядом с. Исаакиевской площадью - на Почтамтской улице во дворе дома N 4 появился многоэтажный корпус пятизвездочного отеля, который существенно исказил панораму одного из лучших ансамблей города. Причем застройщик явился на согласование с невинным проектом реставрационного ремонта фасада здания, а про то, что он собирается возводить во дворе, вообще умолчал. Такие примеры, к сожалению, можно приводить до бесконечности.

- Но почему так происходит, ведь по закону 1989 года в объединенной охранной зоне строить нельзя?

- Почему? Потому что существует такое слово - "лакуна". Лакуна - это место в историческом центре, где строительство по каким-то причинам не завершено и это место надо заполнить. До сих пор никто, даже ваш покорный слуга, не видел окончательного списка этих самых лакун. А их количество растет - сначала было 100, а теперь уже около 300. Происходит следующее: строительная корпорация, не буду говорить каким способом, находит возможность убедить власти, что вот здесь, в интересном для застройщика месте, лакуна как раз и есть. Как лакуны делаются? Пример: я живу напротив кинотеатра "Спартак", а это в прошлом лютеранская церковь Святой Анны, - архитектор Фельтен, ранний классицизм. Два года назад там произошел пожар. За все время пока еще никто палец о палец не ударил, чтобы здание отреставрировать. Создается ощущение, что кто-то ждет, пока оно станет настолько ветхим, что будет представлять физическую опасность для соседних школ, - и тогда церковь снесут бульдозером, и вот, пожалуйста, лакуна готова.

Пирамиды ацтеков у Михайловского сада

- Почему вы так болезненно реагируете на новые постройки в центре? Городу-то нужно развиваться, именно так рассуждают застройщики.

- Можно было бы не так болезненно реагировать, если бы то, что строится сейчас в центре, было в архитектурном плане достойно шедевров, рядом с которыми появляются новые здания. Но архитектура плохая, режет глаз! Обидно за любимый город, когда откровенно троечные проекты проходят на ура. Я как член Совета по культурному наследию был приглашен на обсуждение эскизов здания фондохранилища для Этнографического музея. ("Смена" уже писала о планах нового строительства рядом с памятником федерального значения - Михайловским садом. - Прим. Л. Р.). Посмотрел на предложенные варианты, и у меня волосы встали дыбом: какие-то пирамиды майя, ацтеков - и этот ужас вывалился бы прямо в Михайловский сад!

- Но ведь на страже стоит Градостроительный совет...

- У Совета должна быть более жесткая позиция. Он должен отклонять слабые проекты: "Ребята, вы еще не доросли до того, чтобы стоять на Невском проспекте". Но этого не происходит. Почему: во-первых, из-за внутрицеховой солидарности. Заседающие в Градостроительном совете и сами практикующие архитекторы. Сегодня они отклоняют чей-то проект, а завтра не примут их работу. Во-вторых, из-за денег. Стройкорпорации для защиты своих интересов идут на большие расходы, и это оказывается мощным соблазном для тех, кто принимает окончательное решение.

Строить можно - но очень осторожно

- Но и Вера Дементьева (глава КГИОПа) предлагает решить проблему лакун - в новой, уменьшенной охранной зоне вообще будет строжайше запрещено что-либо строить!

- По логике КГИОПа в уменьшенной охранной зоне ничего искажающего исторический центр происходить не будет. Но это утопия! Законсервировать центральную часть города и запретить строить даже на Заячьем острове в практическом плане невозможно. XX век был тяжелым испытанием для Санкт-Петербурга: революции, блокада, комплексный капитальный ремонт. Все невероятно изношено, главная бомба находится под землей - это инженерные сети, трубы. Стены многих домов могут просто рухнуть. Их надо реконструировать, менять инженерные сети, избавляться от случайных построек, возведенных в советские годы во дворах. Но! Надо очень жестко прописать, в том числе в Генплане, что делать можно, а чего категорически нельзя. Например, нельзя строить подземные гаражи в районе площади Искусств. Там же раньше было болото! Грунты слабые. Надо десять раз провести экспертизу, прежде чем строить новое. А у нас что? Рядом с Театром муз-комедии - новый торговый центр с подземным хозяйством. Результат - только что отреставрированное здание театра дало трещину. А "благодаря" "Невскому паласу" пришлось разобрать соседний с ним дом, потому что он просто угрожал жизни прохожих! Обсуждают проект второй сцены Мариинского театра. А кто проверял - не свалится ли старая опера в Крюков канал? Нужна международная экспертиза, а то получим шикарную новую оперу, а вокруг руины.

- А если экспертиза показала, что строить можно и другие здания не пострадают?

- Существует еще такая вещь, как высотный регламент. Недаром ЮНЕСКО включило центр нашего города целиком в список культурного наследия, в частности потому, что он уникален именно своим силуэтом. И прежде всего этот силуэт надо защищать от диссонирующих по высоте построек. Поэтому даже если экспертиза показывает, что другие здания не пострадают, надо чтобы еще и силуэт города не пострадал. В начале 90-х годов планировали построить небоскреб в западной точке Васильевского острова - "Петр Великий". Тогда возмутился Дмитрий Сергеевич Лихачев - сказал, что этот небоскреб будет виден с середины Троицкого моста. К его голосу прислушались и вандализма не допустили. Но теперь Лихачева нет - и возникает квартал у Ростральных колонн, в ста метрах от здания Двенадцати коллегий. На Выборгской стороне за гостиницей "Санкт-Петербург" растет, как гриб после дождя, пентхаус, уже поднялся метров на десять и доминирует в панораме Невы. И вы думаете, охранная зона помешала этому? Ни боже мой!

Застройщиков - под суд!

- Если даже границы охранной зоны не препятствуют масштабному строительству, то возможно ли вообще этот процесс остановить?

- Это непросто. Надо действовать с нескольких сторон. Что касается регламентов застройки, то они должны быть предельно конкретными, там должно быть предельно ясно записано, что именно в этом месте делать можно, а чего нельзя! Пусть застройщик приходит и читает, на каких условиях можно строить, в Биржевом переулке например. И если он хоть одно из этих условий нарушит, то будет отвечать по всей строгости закона. Вся мощь государства - прокуратура, суды - должна стоять на страже этих регламентов, которые должны приобрести характер не менее жесткий, чем, скажем, Уголовный кодекс.

- То есть строителей отдавать под суд?

- Конечно, если они нарушили закон! У нас пока не было ни одного (!) показательного процесса над этими варварами, наоборот, их лица мелькают по телевидению, они герои нашего времени, которые возрождают Петербург! Василий Сопромадзе, директор "Корпорации С", которая строит исключительно в центре, объяснил в интервью свою любовь к историческим местам Санкт-Петербурга: мол, из окон его домов открываются такие поразительные виды, что квартиры идут во много раз дороже тех, где виды попроще. Он снимает сливки с культурного наследия Петербурга без зазрения совести. Да и другие застройщики не отстают. Если наказать тех, кто в особо наглой форме нарушил существующие правила, то это будет предостережением остальным, кто строит такого рода планы. А происходит прямо противоположное - видят, что самые дерзкие затеи проходят безнаказанно, и наглеют еще больше.

- А почему город сейчас не может настоять на выполнении правил?

- Во-первых, конкретных регламентов сейчас почти нет, формулировки очень расплывчатые. А во-вторых, исключительно осложняет ситуацию в нашем городе происходящее в Москве. Там идет планомерное и варварское разрушение старой Москвы, на месте снесенных памятников воздвигаются современные монстры. И еще такой фокус: сносится шедевр классицизма - особняк "послепожарной" Москвы, а на его месте создается макет в натуральную величину. Мол, то же самое, только лучше. Такое отношение к подлинности - это подрыв основных устоев охраны культурного наследия! В Москве много денег, и могущественные воротилы строительного бизнеса вытворяют что хотят. А их нигилистическое отношение к наследию развращает петербургских коллег. Но ведь Москва как исторический город была практически разрушена еще в советское время, а центр Ленинграда Бог миловал. Он остался в стороне от социалистической реконструкции. И Гитлер не смог его разрушить благодаря нашим защитникам. Но сейчас, через 60 лет после Победы, если процесс не остановить в самое ближайшее время, наш Санкт-Петербург может измениться до неузнаваемости с "легкой руки" застройщиков. Я снимаю шляпу перед Верой Дементьевой, которая взяла на себя ответственность за эту важнейшую проблему. Она приняла весь огонь на себя, проект "Петербургской стратегии охраны культурного наследия" послужил катализатором, после которого город наконец-то стал просыпаться.

Стыдно перед ЮНЕСКО

- При этом вы известны как один из последовательных критиков проекта новой охранной зоны...

- Да, многие вещи у КГИОПа мне кажутся просто необъяснимыми с точки зрения обычной логики. Вот, смотрите: граница между охранной и буферной зонами идет от Летнего сада и включает в себя оба берега Фонтанки - это абсолютно правильно. Но после БДТ граница вдруг отодвигается, и. вот Фонтанка оказалась уже в буферной зоне. Получается, что эта часть набережной менее ценна с точки зрения архитектуры? Конечно, нет! Литейный проспект и улицу Пестеля тоже поделили пополам, вопреки всем правилам проведения границ такого рода. А на Большом проспекте Васильевского острова "достойными" быть в охранной зоне признали только 200 - 300 метров одной стороны. Другую сторону признали, видимо, не столь важной, хотя очевидно, что это единый ансамбль. Ладно бы такие несуразности удивляли только меня. Но ведь приедет ЮНЕСКО принимать новые границы. Как этот бред объяснить? Ссылаться на загадочную русскую душу?

- А как это объясняют сами создатели проекта?

- Крыть-то им особенно нечем. Но мне дали понять, что, мол, на Фонтанке после Лештукова моста все равно будут строить, это уже известно. Или на улице Пестеля до Соляного переулка. Поэтому уже нет смысла помещать эти территории в охранную зону - их не спасти. Если смотреть с такой точки зрения, то многие несуразицы становятся понятными: почему Каменный остров не включили в охранную зону, вырезали весь Каменноостровский проспект и всю Петроградскую сторону, кроме Петропавловской крепости и Кронверка. Там у инвесторов есть большие интересы. Или вот пример: застройщик явился к главному архитектору с планом постройки огромного здания прямо в Таврическом саду. Небывалое хамство. Я посмотрел на план новой охранной зоны. Знаете, что там? Да, Таврический сад выделен отдельным охраняемым анклавом. Но маленький кусочек, где планируется здание, буквально "выгрызен". Как будто рука чертежника дрогнула. Это неприемлемо - подстраиваться под амбиции строительных корпораций!

- В вашем описании ситуация и правда выглядит тупиковой. Что же, Санкт-Петербург доживает последние дни?

- Нет, надежда есть. Если десять лет назад город относился к происходящему довольно равнодушно, то теперь постоянные протесты, пикеты, тема защиты культурного наследия не сходит со страниц газет. Я рад этому - ведь никто, кроме самих горожан, не спасет наш любимый Санкт-Петербург. Никакие комитеты, депутаты, правительство их не заменят. В закрытых кабинетах Мариинского и Смольного можно ведь договориться о чем угодно. Но если горожане встанут сами на защиту своих прав, как в случае с монетизацией льгот, то хамские затеи строительной мафии не пройдут.

Любовь Румянцева

Небоскреб испортит панораму  »
Юридические статьи »
Читайте также