"Легкие" Петербурга - под угрозой Зеленые насаждения северной столицы находятся в критическом состоянии.

В первые годы после основания Петербурга на месте новой столицы лес вырубали без счета и меры. Он шел на многочисленные дома, дворцы, мосты и тротуары, на укрепление берегов каналов, при помощи которых осушались "низкие, топкие берега". Значительные лесные участки расчищались под пашни и покосы. Уже в скором времени пришлось пойти на принятие ограничительных мер, призванных уберечь леса, имевшие в то время колоссальное значение не только в экономическом (как объект усиленного экспорта в Европу), но и в военном (как фундамент российского кораблестроения) отношении.

И ведь сажали!

Даже при всей необозримости лесных богатств страны Петр I, отлично знакомый с печальным опытом европейского лесопользования, не желал его повторения в России. Жесткие законы на время приостановили хищническое (а порой бездумное и бесцельное) истребление лесов. Царь требовал экономно использовать древесину и везде, где только возможно, применять ее наименее ценные виды, не исключая и отходов.

Первые запреты и ограничения были введены на заповедные породы деревьев, годные для корабельного строения: вяз, дуб, ильм, лиственницу, сосну, ясень. Позже была запрещена вырубка лесов по берегам рек. В городах разрешалось рубить лес только на месте будущего дома, оставляя перед строениями рощицы.

Не забывали и об озеленении Петербурга и его пригородов. В 1710 году была учреждена специальная Садовая контора. Сам царь Петр принимал участие в проектировании Летнего сада, парковых ансамблей в Стрельне и Петергофе. Кроме того, он лично изучал устройство заграничных садов и парков, приглашал специалистов в Россию. Так, устройством Летнего сада с 1712 года занимался Ян Роозен. В Петергофе с 1719 года работал Леонард фон Гарнихфельт. К созданию садово-парковых проектов постоянно привлекались архитекторы Трезини, Земцов и другие. Царь организовывал и доставку в Петербург различных пород деревьев и кустарников. Например, именно благодаря ему акация и сирень превратились в неотъемлемую часть городского пейзажа.

Однако первый общественный сад открылся на Мойке лишь весной 1793 года. Но затем дело пошло. Так Петербург и обрел свои зеленые "легкие".

Но с некоторых пор обстановка стала меняться, причем далеко не в лучшую сторону.

Мы строили, строили...

В течение последних лет в нашем городе возникли две диаметрально противоположные тенденции.

С одной стороны, речь идет о проблеме недостаточного количества посадок по сравнению с вырубкой (за последние несколько лет городская зеленая зона, по некоторым подсчетам, сократилась примерно на 10-15 процентов - с 12-13 тыс. га до чуть более десяти, причем год от года она продолжает уменьшаться). Причина в том, что приоритет в извечном споре "застраивать или засаживать", похоже, был отдан строительству. Способы обхода "зеленой" темы при этом существуют самые изощренные.

Так, Ольга Аржелас, председатель Ассоциации озеленителей Петербурга, объединяющей 24 районных садово-парковых предприятия города, говорит, например, о практике временного выведения зеленой территории из охраняемого режима и немедленного восстановления статус-кво, но уже после формально законного разрешения на строительство. Вот и появляются подъемные краны в Приморском парке Победы и элитные коттеджи по берегам прудов в престижных районах, хотя все формальности как бы соблюдены и необходимые согласования получены...

Как пентхаус тополя "съел"

Вот один из многочисленных конкретных примеров. Жители Аптекарского острова некоторое время назад обратили внимание на начавшуюся вырубку тополей в сквере на Каменноостровском пр., 60. Такая операция, к сожалению, бывает неизбежна, если ствол дерева сгнил. Ведь тогда оно представляет собой источник серьезной опасности, поскольку при усилении ветра может в любую секунду рухнуть - упасть на ребенка, на машину, на электрические провода... Но как оказалось, тополя уничтожали не только с целью безопасности.

На Каменноостровском проспекте предполагается возведение восьмиэтажного жилого дома. Как и положено, с пентхаусом, подземной парковкой и салоном красоты. Диссонирующее с четырех- и пятиэтажными окружающими домами строение должно занять и часть территории теперь уже бывшего сквера. В администрации Петроградского района подтвердили, что документы у строителей в порядке и новый дом (в котором будет всего 24 квартиры) можно будет во всей красе увидеть к концу следующего года.

Хозяева этих элитных квартир станут любоваться из пентхаусов панорамой Петроградской стороны и пользоваться услугами салона красоты. И ради этого будет практически полностью уничтожен один из скверов, которых в этом районе вовсе не много...

В городах Западной Европы, чтобы срубить дерево, требуется не только получить согласования двух десятков ведомств, но и высадить по меньшей мере столько же деревьев, сколько было уничтожено. Есть и более частные примеры, причем местные: так, в Приморском районе Петербурга вместо одного срубленного дерева застройщик высаживает от 6 до 12 новых.

Тем не менее вряд ли это означает, что на Каменноостровском проспекте можно ожидать появления саженцев.

Справедливости ради надо сказать, что существуют и обратные примеры, столь же приятные, сколь и редкие. Так, при расширении кафе в одном из центральных районов города обнаружилось, что в зону застройки попадает дерево. Его не стали губить, обнесли оградкой, и оно стало органичной и оригинальной частью интерьера кафе. Но как мало таких случаев...

Припарки для "легких"?

Несколько месяцев назад городское правительство приняло программу озеленения Петербурга. Согласно ей к 2010 году в нашем городе появится семь новых парков. Принятию такого документа предшествовало осознание факта, что зеленые насаждения города сегодня находятся в критическом состоянии. Во-первых, деревьев и кустов высаживают теперь в несколько раз меньше, чем в советский период. Во-вторых, они стали больше болеть. Совсем плохи, например, вязы на Лиговском проспекте, вовсе уж печальная история приключилась с липами, высаженными возле Гостиного Двора, которые буквально задохнулись под гранитными плитами и рассыпаемой зимой солью. Перед специалистами Лесотехнической академии даже поставлен вопрос о поисках новых лекарств для лечения "легких" города. Кроме того, не хватает денег на уход за "зелеными легкими" города.

Первый из семи новых парков, которые планируется разбить в Петербурге, раскинется в пойме Муринского ручья на площади в 56 га. Его, как и новый парк по улице Джона Рида, собираются открыть уже в 2007 году. В 2009-м должно быть закончено сооружение второй очереди парка Интернационалистов в Купчино. Еще четыре в соответствии с программой будут разбивать с 2008 по 2010 годы : это третья очередь Южно-Приморского парка, парки в районе Суздальских озер и в квартале 15 Ржевки-Пороховых, а также городской парк в Колпино.

Новые зоны, конечно, не решат всех проблем "зеленых легких" города. Хотя по формальным признакам Петербург вписывается в санитарные нормы по озеленению: у нас на человека приходится 24 кв. м зелени (при норме в 19 кв. м), однако цифра эта - лукавая, потому что высчитана с учетом Пушкина и Павловска и лесов и болот Карельского перешейка, входящих в черту города. А вот в Центральном районе на душу приходится по 5,5 кв. м зелени, на Васильевском острове - даже меньше пяти.

Поэтому губернатор города призывает, во-первых, прекратить всякое строительство в центральных районах города, связанное с уничтожением и так немногочисленных островков зелени, а во-вторых, привести в порядок все скверики и площадки, расположенные у школ, поликлиник, на территориях предприятий. На эти зеленые уголки Валентина Матвиенко обратила внимание еще потому, что для их реанимации не потребуется много денег. В этом процессе она предложила задействовать общественников: студентов, пенсионеров, активистов различных партий.

Отдельный вопрос - о необходимости соблюдения, казалось бы, железного правила: срубил дерево - посади другое. По крайней мере, в разговорах со специалистами, когда речь заходила об этом, часто звучали слова вроде: "Такой порядок существует на практике... Определен характер компенсационных посадок... В общем-то да, срубленное дерево надо заменять новым..." Однако ситуация с зелеными насаждениями вряд ли так уж лучезарна. Иначе ее не пришлось бы обсуждать на заседании городского правительства, которое, как нам стало известно, состоится в самое ближайшее время, ориентировочно - до Нового года.

Учет и контроль

Пока же до 1 января должна быть собрана полная, с точностью до 1 кв. м, информация о фактическом состоянии зеленой зоны Петербурга. Этим сейчас занимается комитет по благоустройству и дорожному хозяйству. Кроме того, такие сведения собирают и передают в комитет для обобщения администрации районов и муниципальные образования. Таким образом, к Новому году город будет иметь объективную картину процессов, происходящих с зеленой зоной мегаполиса. Правда, будет ли в связи с этой ревизией производиться учет зеленых насаждений по пяти категориям: общего и внутриквартального пользования, городские леса, скверы и парки, а также стихийные посадки самих жильцов? И самое главное - какова будет дальнейшая судьба отдельных посадок? Однако уже сейчас известна следующая неофициальная, но от того не менее тревожная информация.

В прошлом году зеленая зона города сократилась гектаров на 50, причем большая часть (около 40 га) "ушла" под строительство КАД и ее подъездов. Оставшиеся 12 га - это небольшие зеленые участки, потребовавшиеся для городских нужд (вроде ликвидации разделительной полосы дороги для повышения ее пропускной способности) либо для жилищной застройки. Тем не менее ни малейших признаков "экологического бедствия" или других явлений, представляющих хоть сколько-нибудь серьезную угрозу экологической безопасности Петербурга, в официальных данных не ожидается. Тем более что сегодня каждое дерево, как уверяют эксперты, сносится при участии специалистов ЛТА или Ботанического института с составлением соответствующего акта. Ведутся в городе и новые посадки.

Скорее всего, официальные цифры будут отражать либо паритет сносимых и высаживаемых зеленых насаждений, либо незначительное сокращение зеленой зоны. Но многие эксперты говорят, например, о том, что деревья, формально высаженные на месте благоустройства зоны нового строительства, - это никому не нужная фикция, поскольку посажены они в тонкий (как правило, не более 40 см) слой земли, под которым находится даже не почва, а строительный мусор. На такой почве сможет расти разве что карельская береза. Поднимается и вопрос равнозначности новых посадок сносимым старым. Ведь очевидно, что экологическая ценность старого дерева и саженца несопоставимы.

Мы затронули сегодня целый клубок серьезных проблем отношений природы и мегаполиса. Скорее всего, нам придется еще не раз вернуться к этой большой теме. Существует и противоречивая информация, и разные мнения. Но ответы на многочисленные вопросы, вероятно, придется получать уже в будущем году, когда станут известны результаты инвентаризации зеленого хозяйства Петербурга.

Один гектар леса за год очищает от пыли и многих вредных примесей более 18 млн кв. м воздуха. Один гектар зеленых насаждений поглощает из воздуха до восьми кг углекислоты в час (столько ее выдыхают за тот же период времени 200 человек). Деревья и кустарники, произрастающие на площади 1 га, улавливают за сезон около 60 т пыли.

В ведении садово-паркового хозяйства сегодня 24 предприятия. Общая площадь зеленых насаждений, принадлежащих СПХ, составляет 10,5 тыс. га, в том числе 3,3 тыс. га лесопарковой зоны. В целом лесопарковая зона Петербурга и Ленинградской области, в которой запрещено строительство, составляет 142 тыс. га. Из них 126 тыс. га расположено в области в непосредственной близости от северной столицы, остальная часть - в черте города.

По данным Управления садово-паркового хозяйства, примерно 20 лет назад ежегодно высаживали 15 тыс. деревьев и 300 тыс. кустов (сейчас - 4 и 6 тыс. соответственно). Со следующего года в Петербурге должно ежегодно высаживаться 15 тыс. деревьев, 50 тыс. кустов и 5 млн цветов.

В 2005 году на озеленение из городского бюджета было выделено 680 млн рублей. Эта сумма почти в полтора раза превышает прошлогоднюю. Однако, по мнению специалистов, для осуществления полного цикла работ не хватает еще примерно 500 млн рублей. Ведь только один гектар газона обходится сегодня примерно в миллион рублей. Стоимость же оного с разбитым на нем цветником, высаженными деревьями и установленными скамейками составит уже от 4 до 5 млн.

Феликс Глокман, Михаил Журавлев, Аркадий Орлов, Илья Снопченко

Налоговая изучает охранную грамоту До 3 млрд рублей можно потерять на охране  »
Юридические статьи »
Читайте также