Места, рожденные свободными можно ли сделать так, чтобы рядом с вашим домом больше ничего не построили

29 сентября в Приморском районе бунтовали жители дома 32 по Комендантскому проспекту, недовольные перспективой лишиться детской площадки и получить на ее месте банк с автостоянкой. Строительство в этом месте началось еще в конце августа, но из-за активного сопротивления жильцов, работы сразу же были приостановлены. С тех пор прошел месяц, строительство возобновилось. Корреспонденты "Города" решили разобраться, в каком случае борьба с уплотнительной застройкой может завершиться победой, а в каких -- нет.

История уплотнительного вопроса

В феврале 2004 года Валентина Матвиенко заявила, что возможности уплотнительной застройки в Петербурге окончательно исчерпаны, а вице-губернатор Александр Вахмистров сказал, что достигнутая плотность строительства в микрорайонах города является максимальной и дальнейшее ее увеличение негативно скажется на условиях проживания граждан. Зато Олег Харченко, бывший в то время главным архитектором города, в марте того же года предупреждал, что уплотнять в Петербурге будут еще года два -- три. Что удивительно -- прав оказался Харченко, а не Матвиенко. В городе сейчас насчитывается около тысячи уплотнительных адресов. Так что уплотняли, уплотняют и, скорей всего, уплотнять будут еще долго.

23 августа сего года на детскую площадку перед домом на углу Комендантского проспекта и Долгоозерной улицы привезли бытовку, биотуалет, доски и металлические листы для ограды. Собирались строить банк. На следующий день рабочие попытались обнести будущую стройплощадку забором.

Жители лишаться детской площадки не захотели, снесли забор и выкинули его на проезжую часть. Бытовку и туалет повалили набок и утащили их вместе с обломками забора подальше от дома. Потом дежурили, следя, чтобы стройка не возобновилась до тех пор, пока рабочие не ушли.

Вечером на собрании разгорелись страсти. Искали виновных. "Это укол депутату Нилову! Он обещал сделать все возможное, чтобы не допустить строительства!" -- "Во всем виноват председатель ТСЖ, это он продал землю еще в 2003-м" -- "Не организовывали мы никакого ТСЖ, нет его у нас и никогда и не было! Да и не могли в 2003-м землю продать!" -- "Виновата бывший домком Ольга Букина! Она ходила и собирала подписи против строительства, а теперь нам говорят, что все мы были "за"! Ее надо найти и привлечь к суду!"

Некоторые нетрезвые жители высказывались, что неплохо было бы сжечь и бытовку, и забор. Кто-то предлагал разбить градусники и заразить местность ртутью. И тех и других остановили. Правда, доски потом все равно загорелись -- кто-то полил их соляркой и поджег. Но к тому времени как учитель Елена Голощапова прибежала с ведром воды, доски успели потухнуть сами по себе.

На следующее утро обнаружилось, что за ночь бытовку взломали. Пропали шуруповерты, дрели, угловые шлифовальные машины и ксерокопии документов разрешающих строительство.

Начальник участка, Михаил Лебедев, говорит, что все документы на строительство в порядке, так что претензий быть не может -- ни один строитель не станет ничего делать, пока не получит все разрешающие документы. Потому что не для себя же строят, а страдать ради других мало кому хочется.. А если что сфальсифицировано, то где-то в другом месте... Так или иначе, а на следующий день после погрома останки стройки погрузили на тягач и увезли в неизвестном направлении.

29 августа жильцы подали заявление в прокуратуру с требованием остановить работы и проверить, все ли сделано правильно. По закону подобную жалобу полагается рассматривать в течение тридцати дней . 30 дней прошло -- письмо из прокуратуры уже ушло, но до жильцов еще не дошло. А строительство началось заново. Снова привезли материалы, снова попытались установить забор, снова жильцы забор повалили... Собрались на митинг, стали требовать приезда Матвиенко...

Жильцы надеются на то, что победят. Вероятность есть -- но очень маленькая.

Что делать? Мнение строителей

-- Если стройка еще в начальной стадии (то есть почти ничего не построено), то жильцам окружающих домов не надо действовать большевистскими методами, -- говорит Михаил Викторов, генеральный директор ассоциации "Строительно-промышленный комплекс Северо-Запада". -- Законный путь будет гораздо эффективней. Если вы обнаружили, что у вас под окном ни с того ни с сего начинается строительство, постарайтесь вначале проверить его легитимность.

Узнайте, кто заказчик, кто подрядчик, какие выданы разрешения на строительство. Все эти данные должны быть указаны на специальном информационном щите. Если щит имеется -- значит, строительство ведется на законных основаниях.

Тогда, скорей всего, -- говорит Викторов, -- о том, что на этом месте планируется что-то построить, вы были оповещены заранее, но просто не отреагировали. Ведь по закону, прежде чем строить что-либо площадью более 10 кв. метров, полагается провести общественные слушания. На них вам обязаны предоставить информацию о том, что, как, когда и кто собирается строить. Должны быть выставлены планы строительства и благоустройства территории.

В общественных слушаниях кроме заинтересованных лиц (то есть жителей домов, находящихся на удалении менее 100 метров от предполагаемого строительства) должны принимать участие чиновники, заказчики строительства, депутаты и муниципалы. В ходе слушаний обязательно ведется протокол и видеозапись.

На этих слушаниях любое заинтересованное лицо может выдвигать свои требования по изменению проекта. Например, если раньше у вас из окон был вид на залив, а теперь его не будет, в принципе вы можете требовать изменения проекта. Свою претензию следует изложить в письменном виде, тогда ее обязаны будут внести в протокол и впоследствии рассмотреть. Если общественные слушания не были проведены, вы в праве требовать их повторного проведения.

Если уже в процессе строительства возникли какие-либо нестыковки с планом (например, сваи по ночам заколачивают или забор перенесли на пять метров дальше, чем полагается) -- не следует по русской традиции сразу писать царю-батюшке, считает Михаил Викторов. Лучше обращайтесь в государственную административно-техническую инспекцию, в комитет по градостроительству или в комитет по строительству.

-- Бывает, что жители требуют отменить строительство, потому что из-за него пострадает, например, куст, около которого выгуливают собак, -- рассказывает Михаил Викторов. -- Однако следует помнить, что возведение любой недвижимости в конечном итоге (года через два) приведет к благоустройству территории... Надо же в конце концов стремиться к развитию районов. Ведь близость дома к магазинам, банкам, школам и пр. значительно увеличивает стоимость жилья. И тот пустырь, на котором днем выгуливали собачек, а ночью совершалась большая часть преступлений микрорайона, превратится во что-нибудь хорошее. Так что лучше потерпеть.

Что делать? Мнение борцов

Однако люди, имеющие личный опыт борьбы с уплотнительной застройкой, рассуждают по-другому. Например, Андрей Скоркин, руководитель Василеостровского отделения "Яблока", утверждает, что бороться со строителями имеет смысл только до того, как они приступили к строительству.

Если уже вырыт котлован или тем более что-то построено, борьба ни к чему не приведет. Даже если каким-то чудом стройку удастся остановить, никто построенные этажи разбирать не станет. Они либо останутся недостроем (что маловероятно), либо их продадут другому владельцу, который закончит строительство.

-- Именно из-за нерасторопности жителей статистика борьбы с уплотнителями выглядит неутешительно (одна удача из десяти попыток), -- говорит Ольга Покровская, боровшаяся в свое время против уплотнительной застройки в Московском районе.

Закон об общественных слушаниях -- далеко не манна небесная, как ее пытаются представить чиновники. По закону это общественное мнение носит рекомендательный характер. Отменить с помощью общественных слушаний стройку обычно не удастся. Тем не менее пользу борцам с застройкой закон все-таки приносит. Он открывает доступ к документам, связанным со строительством.

Юридический метод

Председатель регионального отделения "Яблока" Михаил Резник говорит:

-- Как только стало известно о планируемом строительстве, первым делом необходимо начать веерную рассылку писем во все возможные инстанции -- от комитета по градостроительству до СЭС. Это так называемый юридический метод борьбы.

Причем письма рассылать лучше не от лица инициативной группы и тем более не отдельным жителям, а от какой-нибудь правозащитной организации или, что еще лучше, от лица своего депутата. На депутатские письма ответы приходят быстрее, да и ход им дают чаще.

Нужно попытаться проверить, все ли инстанции прошли строители. Часто оказывается, что не все, это может служить поводом для требования остановки строительства.

Еще можно требовать проведения независимой экспертизы. Она стоит обычно от 10 тысяч рублей. Чем больше экспертиз будет сделано, тем лучше. Ведь, как утверждал Джером К. Джером, если долго читать медицинский справочник, у себя можно найти все болезни, кроме родильной горячки. Строительство в этом отношении мало чем отличается от человека. При желании и старании можно обнаружить, например, что грунт неподходящий, фундаменты у соседних домов ленточные и не выдержат строительства по соседству, при проектировке не соблюдено какое-нибудь расстояние, построенный дом нарушит доступ солнечного света в окна соседних домов и т. д.

Можно даже заказать экспертизу ионизирующего излучения, радиационного поля или напряженности электрического поля. Подобные работы, например, проводит инженер-геофизик Владислав Мельников. А за большинством экспертиз, так или иначе связанных с землей, борцы с застройкой рекомендуют обращаться в Горный институт. Говорят, что именно после их экспертизы остановили несколько скандальных строек. К тому же бывало, что эксперты из Горного "входили в положение" и делали проверку бесплатно. Так что главное -- начать искать, а нарушение как-нибудь да найдется...

Как только оно наконец обнаружено, можно подавать заявление в суд. И тут, как говорится, две новости -- хорошая и плохая. Хорошая -- подобные дела в районных судах в большинстве случаев строители проигрывают. Плохая -- проиграв в районном суде, строители всегда обжалуют решение в суде городском, где почти всегда выигрывают, а потом еще и предъявляют инициативной группе встречный иск с требованием возместить ущерб от длительного простоя техники. Сумма получается очень круглая, и инициативной группе вместо уплаты штрафа предлагают просто навсегда отказаться от всех претензий.

Политический метод

Политический метод заключается в активном физическом сопротивлении строительству. В идеале он должен сочетаться с привлечением общественного внимания к проблеме. За последние два-три года в Петербурге проводилась масса всевозможных акций протеста, направленных против строителей.

Например, на улице Ушинского сожгли экскаватор и устроили сидячую забастовку в котловане. На улице Шаврова на заборе написали "Мы хотим Солнца" и этим ограничились. На улице Турку провели конкурс детского рисунка на асфальте. На проспекте Славы устроили митинг. А на 10-й линии В.О. устроили молебен об избавлении от уплотнительной застройки.

Бывают радикалы, которые прибегают к наиболее жестким методам давления на строителей. Например энбэпэшники для привлечения внимания общественности и Смольного нередко перекрывают улицы. Вообще статистика показывает, что устроить громкую акцию с привлечением прессы, телевидения, администрации города, губернатора и толп недовольных жителей -- один из наиболее эффективных методов борьбы с уплотнительной застройкой. Бывали случаи, что подобные мероприятия заканчивались прямым указанием губернатора о прекращении строительства.

Если такого указания не последовало, то строительство, скорей всего, возобновят. А впоследствии последует обвинение в адрес инициативной группы в простое техники и срыве графика... Поэтому, воспользовавшись тем, что стройка остановлена, нужно срочно приступать к юридической борьбе (см. выше).

А вообще лучший способ -- сочетать рассылку запросов и проведение экспертиз с митингами и другими громкими акциями. Чем больше активности проявлять, тем больше шансов все-таки остановить строительство. Так что ничего нового -- дорогу, как всегда, осилит идущий.

Досье

Борьба с уплотнительной застройкой. Избранное

На Наличной улице, 36, проводилось сразу несколько экспертиз. Проверяли грунт и фундаменты близлежащих зданий. Эксперты Горного института пришли к выводу, что при строительстве высотного здания соседние дома могут разрушиться или быть сильно повреждены. В результате строительство по этому адресу было запрещено.

На улице Нахимова, дом 5, корпус 3, строители зашли на территорию, находящуюся в собственности жильцов соседних домов. Строительство приостановлено, жители дважды выигрывали дело в районном суде, строители дважды его обжаловали в городском.

В Московском районе, в квартале между проспектами Ю. Гагарина и Космонавтов, экспертиза доказала, что ленточные фундаменты соседних домов не выдержат активной уплотнительной застройки. На время строительство прекратили, через год стройку возобновили.

На проспекте КИМа, 4, экспертиз не проводили. Обошлись общественным давлением. На митинги против строительства приходило по 150 -- 200 человек. В результате строители приостановили активную деятельность.

Павел Кузнецов

Июльское утро  »
Юридические статьи »
Читайте также