Повышение коммунальных тарифов: в круге третьем

Рассмотрение поправок к законопроектам о повышении жилищно-коммунальных тарифов, как отметил член фракции "Единая Россия" Константин Сухенко, "в целом проходило в более демократической обстановке, чем при принятии этих документов в первом чтении". С такой оценкой можно согласиться, сделав поправку на специфическое понимание демократии нынешними обитателями Мариинского дворца. При первом "прочтении" законопроектов все кому не лень кляли с парламентской трибуны увеличение тарифов, а потом с трогательным единодушием проголосовали "за".

Когда же пришла пора рассматривать поправки, многие парламентарии отправились по своим делам, отдав ключи для голосования лидерам фракций и другим особо доверенным лицам. Однако вопреки откровенному саботажу молчаливого депутатского большинства и неизменному "нет" вице-губернатора Олега Виролайнена некоторые новшества каким-то чудом прошли. Возможно, и потому, что при голосовании "за себя и за того парня" порой можно нажать не ту кнопку...

По большому счету из трех юридически ущербных законопроектов удалось подправить лишь один - "О плате за наем жилого помещения в Санкт-Петербурге". Со второго захода председатель редакционной комиссии Станислав Житков все-таки добился того, что плата за наем жилья в государственном фонде (иными словами, за неприватизированные квартиры или комнаты) будет устанавливаться специальным законом, а не отдаваться на откуп чиновникам городской администрации. Тем самым, наконец, соблюдено требование общероссийского закона "Об основах федеральной жилищной политики".

В один из моментов казалось, что горстке совестливых депутатов удастся каким-то непостижимым образом облагородить и фантасмагорический законопроект о дополнительных тарифных поборах за метраж сверх социальной нормы площади жилья, который противоречит федеральному законодательству буквально от первой до последней строчки. Даже г-н Виролайнен был вынужден скрепя сердце признать, что с попыткой обложить владельцев "излишков" сверхплатой за тепло Смольный слегка погорячился ( это - компетенция Региональной энергетической комиссии). По инициативе Михаила Амосова такой нормы в законопроекте больше нет. А с принятием поправки Владимира Кучеренко переплата за незначительное превышение пресловутой социальной нормы была сведена к минимуму. Однако тут же шеф г-на Кучеренко из фракции "Спортивная Россия" Денис Волчек взял внеплановый тайм-аут, и после закрытого совещания у спикера ЗакСа Вадима Тюльпанова эта поправка была единогласно (!) дезавуирована...

- Мы ни на йоту не отступили от федерального законодательства, - не уставал заверять парламентариев вице-губернатор Виролайнен. Между тем, согласно заключению юридического управления ЗакСа, попытка взимания повышенных жилищно-коммунальных расценок за "лишние" метры вопиюще противоречит этому самому законодательству. Поскольку "размер оплаты жилья для населения должен определяться на основании единых экономически обоснованных ставок и тарифов, установленных с соблюдением стандартов оплаты жилья и коммунальных услуг, а социальная защита малоимущих слоев населения должна осуществляться путем предоставления субсидий". Тогда как г-н Виролайнен утверждает, что задумка Смольного не противоречит (да и то "в общем-то") не закону, а какому-то постановлению российского правительства... Одним словом, как метко подметил спикер Тюльпанов (возможно, сам того не желая), "Олег Арвович высказывает мнение. Оно может быть любым..."

Попытки депутатов слегка подправить (а не отменить) противозаконную норму автоматически оказывались за гранью закона, на что всякий раз добросовестно указывали щепетильные юристы ЗакСа. И тем самым давали находчивому вице-губернатору благовидный предлог для решительного несогласия с полумерами. Так была отвергнута поправка Олега Сергеева о взимании дополнительной платы за "излишки" лишь в принадлежащем городу жилье. Был проигнорирован и призыв Алексея Ковалева не штрафовать за "лишнюю" жилплощадь тех, кому "выпало счастье" проживать на первом этаже. Весьма показателен и провал поправки депутата Амосова, гарантировавшей помощь города тем, кто добровольно пожелает поменять большее жилье (за которое городские власти намерены драть три шкуры) на меньшее. Заместитель председателя Комитета по жилищной политике (а по совместительству и главный идеолог того, что в Смольном именуют реформой ЖКХ) Олег Вихтюк, который в тот день решил лично заняться в кулуарах "просвещением" журналистов (и ему это блестяще удалось!), отчаянно замотал головой в знак несогласия и коротко пояснил: "Исполнять сложно...". Полагаю, г-н идеолог здорово пожалел о своем откровении, когда его шеф озвучил перед депутатами совершенно иную причину отказа - такая норма уже записана в федеральном законодательстве...

У невольных свидетелей этого конфуза возник чисто риторический вопрос: если даже для доблестного реформатора питерского ЖКХ сложно исполнять нормы закона, то чего ожидать от рядовых коммунальщиков? Кстати, видение этой реформы в изложении г-на Виролайнена звучало примерно так: сначала посмотреть, как мы "плотим" за квадратные метры, а потом когда-то внести еще какие-то законопроекты. Может быть...

К сожалению, не претерпел кардинальных изменений и базовый законопроект "О ценах на содержание и текущий ремонт общего имущества жилых домов". Даже одобренная поправка Владимира Еременко с перечнем аж из двадцати шести категорий льготников, имеющих право на дополнительную жилплощадь, достаточно лукава. Ибо в этот список наряду с больными, инвалидами, чернобыльцами и т. п. занесены практически все петербургские госслужащие (включая, разумеется, и депутатов ЗакСа). Вместе с тем г-н Виролайнен категорически возражал против отсрочки повышения тарифов до нового года - "это может привести к очень непонятным последствиям". Не увенчалась успехом и попытка Михаила Амосова освободить от оплаты общего имущества жилого дома тех, кто влачит существование в аварийном фонде. "Под это понятие подпадает половина жилья", - бодро парировал Олег Виролайнен.

Еще печальнее, что не прошла поправка, которая напрямую увязывала введение новых тарифов с узакониванием конкретного перечня жилищно-коммунальных услуг, возможности контроля их осуществления и снижения платы за некачественное исполнение. На практике это означает, что, даже если нам доведется ежедневно ходить по грязным лестницам и дворам, сидеть без тепла и газа, за все эти "услуги" придется расплачиваться сполна. Ссылки вице-губернатора на то, что некие стандарты качества недавно были опубликованы в одной из газет... для обсуждения, вызывают лишь горькую усмешку. Само собою была "замылена" попытка узаконить тарифы, сформированные на основе замечаний Контрольно-счетной палаты. Эти показатели были заметно ниже смольнинских. И немудрено: по данным КСП, установленный постановлением городского правительства региональный стандарт оплаты жилья и коммунальных услуг намного превышает предельные федеральные нормативы...

Никто не сомневается, что у просмольнинского депутатского лобби достаточно ресурсов для того, чтобы уже сегодня окончательно "продавить" принятие жилищно-коммунальных законопроектов. Возможная отсрочка с их принятием оставит депутатов у судьбоносной развилки. Представители Демократической фракции серьезно опасаются попыток ревизии немногочисленных позитивных поправок (как то: увеличение социальной нормы площади жилья, установление платы за наем жилья законом и т. п.). Устранение очевидных правовых изъянов, на которые неоднократно обращал внимание "ПЧП", крайне желательно, но столь же маловероятно. А жаль. Пример Мурманска, где завышенные жилищно-коммунальные тарифы были отменены судом, как принятые без должного экономического обоснования, должен был бы заставить кое-кого серьезно задуматься.

Михаил Кореневский

Второй этап  »
Юридические статьи »
Читайте также