В райжилобмен - с того света Дело Чичикова живет и побеждает

Петербург, как известно, город "старый". Едва ли не каждый третий его житель - пенсионер. Увы, много среди них людей одиноких. А среди таковых немало проживающих на неприватизированной жилплощади, в том числе и в отдельных квартирах.

Умершим не значится

По закону, после смерти такого человека данная жилплощадь должна отойти государству для передачи остро нуждающимся - очередникам, многодетным, малоимущим. Но для того чтобы все это произошло, необходимо выполнение ряда процедур. Для начала должно быть выписано медицинское заключение о смерти. Потом сделана актовая запись в загсе. На основании ее выписывается свидетельство о смерти. Оно должно поступить в паспортную службу, где человека снимают с регистрационного учета. Об этом информируется отдел по учету и распределению жилой площади районной администрации, который и осчастливливает кого-то желанными квадратными метрами, выписывая на них главный "жилищный документ" - ордер.

Нетрудно заметить, что вся эта цепочка целиком и полностью основывается на "человеческом факторе". В силу разных причин в каком-то звене может наступить сбой, и освободившаяся жилплощадь "зависает" или (что чаще всего и происходит) распределяется по иным критериям.

Вот, например, простой, казалось бы, вопрос: кто понесет свидетельство о смерти в паспортный стол? Обычно это делают родственники, заинтересованные в том, чтобы освободившиеся метры получить в наследство, продать или поменять. Ну во всяком случае уменьшить ежемесячные коммунальные платежи. Если же родственников нет, свидетельство о смерти должно поступать каким-то официальным порядком.

Но в данной ситуации уже ни у кого в этом личного интереса нет, и загс его может даже не выписать. Или, наоборот, у кого-то есть личный интерес, чтобы информация о смерти как-нибудь затерялась. И она теряется, а в паспортных службах на бумаге образуются "долгожители" (не улыбайтесь - случаи, когда давно умершие люди у нас "живут" больше ста лет, оказывается, нередки). Мертвая душа окажется вполне живой и даже способной совершать весьма важные юридические действия.

Некоторое время назад сотрудники 3-го отдела Оперативно- розыскного бюро (ОРБ) ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу получили информацию о том, что на территории одного из муниципальных округов Калининского района квартиры умерших одиноких стариков каким-то странным образом распределяются между родственниками работников ЖЭС и паспортной службы.

Провели тщательную проверку конкретного случая, когда квартира умершей женщины досталась родственнице начальницы паспортного стола, и выяснили удивительную вещь. Оказывается, за несколько дней до смерти хозяйка квартиры совершила обмен с некой гражданкой, якобы проживавшей в Московском районе на улице Заставской. На самом деле, как выяснилось, гражданка эта там никогда не жила - представленная ею в Московском райжилобмене копия ордера была липовой. А взамен она получила ордер уже настоящий - обменный, используя который квартиру вскоре приватизировала и продала "нужному лицу". Изъяв ее при этом из государственной собственности и нанеся государству ущерб более миллиона рублей.

Самое удивительное заключалось в том, что обменное дело в райжилобмене при этом было датировано гораздо более поздним числом, чем ордер. Если верить ему, женщина, умершая в марте 2003 года, ЛИЧНО явилась в октябре с заявлением об обмене и собственным паспортом, поставила где нужно подписи и получила обменный ордер на Заставскую. Только почему-то потом туда не поехала. Когда инспектора райжилобмена Кириллову спросили об этом, она пожала плечами: да, мол, приходила. Как выглядит, не помню - у нас тут столько людей, всех запомнить невозможно.

По факту подделки документов следственный отдел Калининского РУВД возбудил уголовное дело, в рамках которого был проведен обыск в помещении Московского райжилобмена. Результат обыска превзошел все ожидания. Достоянием оперативников стали еще около десятка обменных дел с явными признаками подделки. Схема была одна и та же: незадолго до смерти одинокие старики из разных районов города вдруг проникались желанием срочно переселиться в Московский район. При этом часто они явно ухудшали свои жилищные условия. Например, меняли отдельную квартиру на ДОЛЮ в квартире, где были зарегистрированы 450(!) жильцов. Причем в этот удивительный адрес изъявляли желание переехать перед смертью сразу несколько человек.

Как и в вышеописанном случае, сами обменные дела датировались гораздо более поздними - уже после смерти стариков - числами. В одном из них, к примеру, фигурировали муж и жена, сгоревшие дотла в дачном домике. По документам, однако, сгоревший исправно явился для оформления обмена. Что Кириллова (через которую, кстати, проходили все эти дела) не моргнув глазом снова подтвердила.

Цель этих афер была ясна: завладение квартирами стариков для их последующей приватизации и продажи. Часть новых хозяев уже успела приватизировать полученное жилье (правда, не все еще успели зарегистрировать собственность в ГБР), другая, видимо, собиралась это сделать в ближайшее время. Поэтому оперативники посетили агентства по приватизации соответствующих районов и ГБР. Представились, дали список адресов, вежливо попросили: придут люди с ордерами на эти адреса - позвоните.

И такой звонок вскоре раздался. В Калининское агентство пришли женщина и мужчина получить документы по приватизации квартиры на улице Демьяна Бедного. Под благовидным предлогом сотрудники агентства попросили их подождать в коридоре, дав время оперативникам подъехать.

"Королева" подписей не ставит Собеседницей оперативников стала женщина без преувеличения выдающаяся. Татьяну Прокофьеву в городе знают множество людей: сотрудники гор- и райжилобменов (начальницы многих из них с ней просто в подругах), агентств по приватизации, паспортных столов, районных администраций, ГБР. Ведь именно она - виртуозный организатор и исполнитель множества "левых" обменных сделок.

Разумеется, о "королеве обменов" оперативники слышали и раньше. Но вот так запросто, что называется, схватить ее за руку и не мечтали. Думали, она будет отпираться, разыгрывать дурочку, но она с гордостью заявила: "Да, я мошенница!" А что, собственно, тут хитрить - за плечами у Татьяны Прокофьевой судимость по данной статье. В 2001 году она получила 6 лет - правда, условно с испытательным сроком 5 лет - за те же квартирные мошенничества. Подделывала доверенности, справки формы 7 и 9, завладевала квартирами умерших людей. Приговор, как и следовало ожидать, на пользу не пошел - на момент описываемого разговора она уже находилась под новым судом - все за то же. По закону, в случае признания ее виновности старый приговор должен был суммироваться с новым. Но мошенницу не останавливало и это...

Когда-то Прокофьева работала в администрации Всеволожского района, бюрократическую кухню знала в совершенстве. Кроме всего прочего, она, судя по всему, обладала неотразимым обаянием и умением оказывать влияние на людей - иначе не объяснить, как ей удавалось втягивать в свою орбиту столько должностных лиц.

Ведь мало получить сведения об умерших одиноких стариках (а информация эта явно поступала к Прокофьевой с завидной регулярностью), мало подделать справки и слепить липовый ордер (тут помогала подруга - инспектор райжилобмена), нужно же еще провести документы через районную жилищную комиссию под председательством первого замглавы администрации района! Вот тут-то как раз и могла прерваться цепочка обмана - ведь на комиссию поступает обменное дело с реальной (то есть близкой к моменту заседания) датой и "чистый" обменный ордер. Комиссия должна датировать его сама - днем принятия решения. Так вот, по делам с "мертвыми душами" она почему-то регулярно цифру эту проставлять забывала, и ее (уже, конечно, липовую, "досмертную") потом выводили в райжилобмене. (Увы, преступный умысел на такую "забывчивость" доказать не удалось, и следствие ограничилось лишь представлением в адрес председателя комиссии.)

Кстати, интересный момент: сотрудники всех инстанций, которые "прохлопали" предъявляемые им фальшивки, в один голос заявили: "Мы не обязаны проверять документы на подлинность! Это дело милиции". И правда, процедуры такой ни для одной гражданской структуры законом не предусмотрено. А при нынешних полиграфических возможностях подделать любую справку - пара пустяков.

"Из скромности" подписей своих Прокофьева нигде не оставляла. Квартиры первоначально оформлялись на "космонавтов" - подставных лиц, чаще всего используемых втемную, за небольшие деньги. Зато чиновники по всей цепочке, уверяет она, брали с нее за свои услуги тысячи долларов, так что самой ей от "бешеных" денег оставалось совсем немного. Своей квартиры не имела, жила у подруги (тоже, кстати, ранее судимой за те же деяния), но зато сделала квартиры сыну и дочери.

Впрочем, эти детали выяснились много позже. А после первой встречи, поговорив с Прокофьевой по поводу квартиры на Демьяна Бедного, оперативники ее отпустили восвояси. Ни в одной бумаге она не фигурировала, к тому же предъявила документы инвалида первой группы. Таких людей без особых причин стараются не задерживать. Спутник же ее проследовал прямиком в тюремную камеру - как оказалось, это был человек, который пытался обманным путем завладеть квартирой умершего родственника. Арестован был и его подельник, ожидавший на улице в машине.

Но в тюремную камеру Прокофьевой переселиться все же пришлось. К тому времени дела по аналогичным эпизодам, возбужденные в Красногвардейском и Московском районах, были объединены и переданы в Главное следственное управление ГУВД. Присоединено к ним было и вновь возбужденное дело с квартирой на Демьяна Бедного. Проведенные почерковедческие экспертизы выявили в каждом эпизоде руку Прокофьевой. И следствие вынесло постановление об аресте.

Государству жилплощадь не нужна?

Расследование поручили молодой выпускнице Санкт-Петербургского университета МВД Татьяне Каплуновой. Упорству этой хрупкой девушки можно только позавидовать - дело представляло чрезвычайную сложность, ибо в нем фактически... не было потерпевшего. Ведь ущерб наносился не кому-то лично, а государству вообще - именно из его пользования изымалась пускаемая "налево" жилплощадь. Но не кто иной, как государственные чиновники-то прямо или косвенно участвовали в аферах. Стоило ли ждать, что кто-то из них будет биться за государственный интерес? Ясно - никто. И потому...

- На допросах врали все без исключения, - грустно улыбается Каплунова. - Одни все валили на Прокофьеву, другие уверяли, что их использовали втемную, третьи заявляли, что вообще ничего ни о каких аферах не знают. Пришлось добираться до истины буквально через море лжи...

Сама Прокофьева, первоначально "расколовшаяся" на эпизоде с квартирой на Демьяна Бедного, больше потом показаний никаких не давала. Но, узнав, что бывшие подельники активно ее на допросах сдают, саркастически усмехнулась: "Как деньги получать - так все в очередь стояли, а как надо отвечать, так все в кусты...".

Сегодня в деле, недавно переданном в суд, 30 томов. Треть из них составляют почерковедческие экспертизы - их около 150. Прокофьева в дополнение к своим многочисленным талантам имела способность искусно менять почерк, поэтому многие экспертизы, как призналась Каплунова, она назначала просто "для очистки совести". И специалисты по едва заметным признакам определяли руку Прокофьевой!

Обвиняемыми по делу проходят 7 человек, в том числе ныне арестованный сожитель Прокофьевой Баженов, бывший сотрудник УБЭП, в свое время занимавшийся недвижимостью. Обвинения предъявлены "гостеприимной" подруге Прокофьевой - в мошенничестве, а также сотрудникам Московского райжилобмена - его начальнице Муравской в халатности, а инспектору Кирилловой в подделке документов. В настоящий момент эта организация не работает, вся документация ее изъята для проверки, а на двери кто-то повесил объявление: "Московский райжилобмен ликвидирован сотрудниками милиции".

Кстати, пока расследовалось дело, в Калининском районе возбудили еще одно - с четырьмя аналогичными эпизодами и с теми же фигурантами. В рамках его Кириллова обвиняется уже в мошенничестве и даже провела два месяца в тюремной камере. Судя по его материалам, эта женщина проделала вещь уж совершенно замечательную: просто оформила ордер на квартиру умершего человека и продала его за 34 тысячи долларов.

Вообще, если послушать сотрудниц райжилобмена, то выходит, что получение жилья по обменным схемам приобрело в городе глобальный размах. В числе тех, кто ими воспользовался, якобы руководители всех рангов, вплоть до самого высокого. Увы, сроки следствия строго ограниченны и потому многие ниточки, которые, возможно, вывели бы на новых фигурантов, пришлось просто обрезать.

Что же касается неправедным образом полученного жилья, то его судьба пока не очень понятна. Если бы его потеряли конкретные люди, они бы, ясное дело, в лепешку расшиблись, чтобы вернуть утраченное. Но за государственные метры никто в лепешку расшибаться не хочет. И потому гражданские иски о незаконном изъятии из государственного пользования подали пока администрации далеко не всех "пострадавших" районов. Никто не спит и не видит, чтобы осчастливить освободившейся площадью очередную малоимущую семью. А одинокие старики, увы, продолжают умирать. И вполне вероятно, что кто-то замышляет с их квадратными метрами новые аферы.

Михаил Рутман

Узаконенные новостройки  »
Юридические статьи »
Читайте также