И хорошее построение не покинет больше вас Чем жилищно-накопительный кооператив отличается от пирамиды?

1 апреля вступит в силу федеральный закон "О жилищно-накопительных кооперативах". Он должен выбить стул из-под Остапов нашего времени. Энтузиасты пророчат гибель финансовым пирамидам и процветание объединениям честных граждан, мечтающих о собственном жилье. Однако на вопрос, станут ли ЖНК реальной альтернативой ипотеке и другим способам покупки жилья при нехватке денег, сразу не ответишь. Надо разбираться.

Аккумуляторы квартир

В апреле 2001 года в России (точнее - в Петербурге), появился первый ЖСК нового типа. 1 апреля 2005 года этот новый тип получит официальное название - жилищно-накопительный (короче - ЖНК). Автором идеи считается петербургский адвокат Наталья Гордеева, разработавшая устав первого такого кооператива - "Строй и живи".

Новый закон о "Жилищно-накопительных кооперативах" регламентирует работу именно таких организаций. (Это не значит, что до сих пор кооперативы работали незаконно. Гражданский кодекс разрешал феномен потребительского кооператива, который описывался как "добровольное объединение граждан с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников".)

Закон "О ЖНК" вводит ограничения, которые, считают его авторы, позволят отделить зерно от плевел - дееспособные ЖНК от замаскировавшихся под них финансовых пирамид.

Для начала разберемся, что вообще может предложить ЖНК заинтересованному в жилье гражданину (цифры взяты из правил работы кооператива "Наш дом", не обещающего золотых гор, но работающего уже три года).

Предположим, гражданину нужна однокомнатная квартира за $50 тыс. Гражданин вступает в накопительный кооператив. Вносит первый взнос - 15% от стоимости квартиры. Эти 15% ($7,5 тыс в нашем случае) сразу же расходятся по двум счетам (их обязан иметь каждый кооператив). 10% (паевой взнос) идет на паевой счет, деньги с которого используются исключительно для покупки квартир (только не думайте, что именно вашей) и на возврат паев тем, кто так и не дождался своего счастья и решил из кооператива выйти. 5% ($2,5 тыс) - на членский счет. Этих денег гражданин уже никогда не увидит - они идут на хозяйственную деятельность кооператива и составляют основу его бизнеса (аренда, зарплата штатных работников, реклама, скрепки и т.п.).

Уплатив 15%, гражданин вступает в накопительную фазу - до 50% от стоимости будущей квартиры. Копить можно хоть до скончания века, деньги вносить с любой периодичностью и в любых размерах. Если квартиры дорожают быстро, копить придется долго (накопить нужно 50% от рыночной стоимости на момент покупки, а не от того, сколько стоили такие квартиры 10 лет назад).

Накопили - получаете номер в очереди. С этого момента кооператив уже может купить для вас квартиру. Ключевой вопрос - когда? Ответ: как только очередь подойдет. Когда же она подойдет? А это как повезет. Кооператив не берет на себя обязательств по срокам. Если больше новых членов вступает и много денег вносится в качестве первого взноса - квартиры покупаются быстрее, если все наоборот - медленнее.

В один прекрасный момент кооператив объявляет, что средств на счете достаточно, гражданин в очереди первый, и, наконец, покупает для него квартиру. Фактически - начинает кредитовать своего члена на выгодных, совершенно не сравнимых с банковскими, условиях - расплатиться нужно в течение 10 лет, выбрав удобный для себя график платежей и внося, помимо погашения стоимости квартиры, по 0,1% от ее цены в месяц (так называемые членские взносы, которые идут на содержание штатных работников кооператива). Фактически это проценты по кредиту, только маленькие - 1,2% годовых в рублях. Правда, они начисляются не на остаток по кредиту, как это принято в банках, а на полную стоимость квартиры, но все равно, в отличие от ипотеки, вы переплачиваете не 80% от стоимости квартиры, а лишь 21%.

В общем, получается более-менее выгодно. Остается неясным одно - когда же все-таки вы получите квартиру?

Немножко казино, немножко нет

От нечего делать мы смоделировали ЖНК и попытались представить, как он реально работает. Предположим, нашелся человек (назовем его Адамом), у которого есть кое-какие деньги, но на квартиру их не хватает. И не хватает 50% стоимости квартиры. Что делать? Надо найти пайщиков, которые добавят недостающее. И вот начинает этот Адам распространять информацию - в специализированных изданиях и неспециализированных телепрограммах, что существует такой замечательный кооператив, который позволяет приобрести квартиру, имея только 50%, въехать в нее и постепенно, в течение 10 лет расплачиваться.

Пропаганда идет, реклама работает. Через недельку приходит в кооператив второй человек - Ева. У нее тоже есть 50%. Предположим, Адаму удалось охмурить Еву до такой степени, что она эти 50% отдала ему (внесла паевой взнос). Адам покупает квартиру.

Ева, увы, в минусе. Но она не дура и не дурна собой, и это огромный плюс. Пропаганда идет, реклама работает. Через неделю Ева находит Адама-2, который отдает ей 50% от стоимости квартиры. Хорошо, но мало. Ева ищет Адама-3, находит, тот сдает еще 50%. Ева покупает себе квартиру. Все замечательно, только на совести у Евы к этому моменту уже два неудовлетворенных Адама.

Отвлечемся, однако, от чисто человеческих проблем, свойственных каждому кооперативу, и посмотрим, что у нас с математикой. Работает ли схема в целом? Предположим, что все наши члены кооператива обладают примерно одинаковым даром охмурять - и приводят по одному новому члену кооператива в неделю. Трудозатраты у них будут разные, что заложено в самой схеме. Адаму-1 для того, чтобы купить квартиру, пришлось прождать 1 неделю. Ева должна потратить на охмурение Адама-2 и Адама-3 в два раза больше времени. Следующему человеку в цепочке придется еще труднее. Чем свежее член кооператива, тем дольше ему ждать. Правда, в отличие от "Гербалайфа", новых членов для ЖНК ищут все же не сами вступившие, а руководство кооператива и реклама, но это сути не меняет.

- Вы не все учитываете, - возражает председатель совета некоммерческого партнерства "Правовой дом", управляющий коллегией адвокатов "Гордеева Н. Ф. и партнеры" Наталья Гордеева. - Кроме вновь вступающих пайщиков есть еще два источника накопления. По нашим правилам право на приобретение квартиры в порядке очереди и номер в очереди получает только тот, кто уже внес 50% от стоимости предполагаемой квартиры. Копит он их постепенно, по мере сил, в сроках не ограничен. Это источник No 2. Но есть еще третий и самый существенный - возврат доли за уже купленные квартиры. У нас в кооперативе "Наш дом" каждый третий пайщик живет в квартире, уже купленной для него кооперативом. Таких 60 человек. К тому же вы в своих расчетах исходите из того, что у всех людей равные потребности и равные возможности, а такого в природе не бывает. Если уж вы хотите создать упрощенную модель существования кооператива, давайте попробуем. В то время, когда мы все это организовывали, для создания кооператива было достаточно 3 человек. Итак, Иванов, Петров, Сидоров. Иванов хочет хорошую однокомнатную квартиру (около $50 тыс), внес 10% - $5 тыс, Петров - двухкомнатную, внес 50% ($30 тыс), Сидоров - трехкомнатную, внес 20% ($14 тыс). Таким образом, у нас на счету уже $49 тысяч и почти хватает на квартиру Иванову.

Нельзя не согласиться с г-жой Гордеевой. Иванову действительно хватает. А Петрову и Сидорову - нет. И трехлетний опыт работы даже такого успешного кооператива, как "Наш город", показывает что соотношение 1 получивший квартиру к 2 потратившимся и не получившим - вполне типично. И чем в таком случае ЖНК отличается от классической финансовой пирамиды?

- Пирамида - это всегда финансовая структура, там товар - деньги, человеку обещают начисление процентов, - говорит Наталья Гордеева. - У нас в обращении жилье, и прибыли мы не обещаем, наоборот - жилье, купленное через кооператив, увеличивается в стоимости на 21%.

- ЖНК - это не финансовая, а временная пирамида, - рассказывает Леонид Сандалов, заместитель директора агентства недвижимости "Бекар". - При условии стабильных цен на жилье последний член, вступивший в кооператив (если прекратился приток новых членов), получает квартиру только тогда, когда все остальные члены выплатили все деньги по своим обязательствам. Деньги человек при этом не теряет - теряет только массу времени. Гораздо хуже будет ситуация, если происходит рост цен на недвижимость. Деньги пайщик тоже не потеряет, они просто обесценятся - на них он сможет купить худшее жилье, чем рассчитывал вначале.

Таким образом, понятно, что если рост цен оказывается выше, чем проценты по кредиту, то ипотечный кредит будет выгоднее, чем ЖНК. Да и ждать квартиры не надо.

Однако пока цены на жилье не растут. Поэтому идеи ЖНК продолжают оставаться привлекательными. Насколько же может растянуться ожидание квартиры после преодоления 50%-ного барьера? Примеры бывают разные. В кооперативе "Наш город" до резкого повышения цен на квартиры срок ожидания составлял 3 - 4 месяца, сейчас - 2 года. Цифру 2 года специалисты называют типичной для стабильных и успешных кооперативов. В самом худшем варианте для последнего из вступивших в кооператив, при отсутствии новичков, ожидание продлится 10 лет. В этом случае этот последний расплатится за себя сам и даже медленнее, чем если бы он просто копил деньги на квартиру в одиночку. Мало того, он не получит от кооператива никакого ускорения, так еще и отдаст ему ни за что ни про что 21% от стоимости жилища.

Хорошие и плохие

Сегодня в городе 29 жилищно-накопительных кооперативов. По оценкам Натальи Гордеевой, из этих 29 только 4 - 5 настоящие. Это "Строй и живи", "Невский терем", "Альтернатива", "Ваш выбор", конечно же, ее собственный "Наш город".

Петроградский суд завален исковыми заявлениями на жилищно-накопительные кооперативы "Строй и живи", "Гарант-Инвест", "Невский простор", однако вина ни одного из них пока не доказана. Более того, они продолжают работать и покупают квартиры для своих членов. Другой вопрос - с какой скоростью и сколько это еще продлится?

Вот несколько признаков лжекооператива, которые присоветовали нам специалисты (основаны на практике, законах и довольно сложных расчетах экономической устойчивости):

1. Обещает сроки покупки квартиры (закон о ЖНК напрямую запрещает гарантировать сроки приобретения квартир).

2. Покупает квартиры только на первичном рынке (он все еще считается рисковым).

3. Обещает платить проценты с внесенных паев (прямая аналогия с финансовыми пирамидами).

4. Говорит, что половина членов уже получили квартиры (нормальная ситуация - каждый третий).

5. Обещает право собственности, сразу после того как вы получили квартиру (в ЖНК квартиры могут передаваться в собственность только после того, как вы полностью выплатили ее стоимость. И еще - если член кооператива нарушил график выплат, его запросто могут исключить из кооператива, а квартиру передать другому члену по решению общего собрания).

6. Предлагают подписать дополнительное соглашение, в котором указано, что те, кто больше заплатил, получат квартиру быстрее (закон запрещает переставлять людей в очереди, после того как они в нее уже встали).

7. Кооператив предлагает условия, которые вам нравятся (или лучше рыночных). Это, конечно, субъективно, но если что-то очень нравится в первый момент - скорее всего ничего не получится. В общем, все как с женщинами.

Для тренировки привожу реальный рассказ одного из желающих вступить в кооператив, но сомневающихся: "Только что был в ипотечной компании "Гарант-Инвест". Сказали, что если внесу 15% от стоимости желаемой квартиры, то в течение года-полутора они купят мне ее. Кредит на 20 лет под 4% годовых". Как вам такие условия?

Свежее сито

Как ни странно, жилищно-накопительные кооперативы, создававшиеся три года назад (в то время, когда жилье стремительно дорожало), все-таки выжили, а в прошлом году, когда рост цен замедлился, наоборот, стали испытывать трудности. Сказался общий застой на рынке жилья. В неплохо раскрученный "Наш город" в 2004 году вступило всего 4 новых члена, при этом квартир куплено в два раза больше - 8, но только за счет того, что в прежние годы кооператив разрастался членами очень интенсивно. "Строй и живи" за первые полгода набрал 450 пайщиков (и купил 150 квартир), а за последующие три - всего 150.

Лишь 3 - 4% членов нынешних ЖНК - пенсионеры. Так же мало в их рядах банкиров. Типичный кооперативщик - человек с высшим экономическим или юридическим образованием 35 - 40 лет. Средний заработок - 10 - 12 тысяч рублей. Довольно много приезжих - больше из Нарьян-Мара, чем из Ачхой-Мартана.

Теперь законодательно установлен административный барьер, который должен обеспечить кооперативам-новичкам минимальную устойчивость.

По закону ЖНК не может быть зарегистрирован, если число членов меньше 50 или больше 5000. Если член такого кооператива по уставу может въехать квартиру, уплатив меньше 30% от ее стоимости, то кооператив должен добавить к этому еще не более 30%, а остальное обязан взять у какого-нибудь банка в кредит (в кооперативах, решивших жить исключительно за счет своих членов, пай вообще не может быть меньше 30%).

В ЖНК, существующих больше года, даже накопив 30 - 50% и получив место в очереди, член не может получить квартиру раньше, чем прождав еще 2 года. Даже если у кооператива есть такая возможность! Все это делается для того, чтобы стоящие ближе к голове очереди не слишком эксплуатировали стоящих в хвосте.

- Закон возродит кооперативное движение, - говорит зам. председателя Жилищного комитета Смольного Олег Вихтюк. - Механизм работы кооперативов станет куда прозрачнее, чем сейчас, и риск вступающих, соответственно, понизится.

Самое забавное, что ничего плохого о новом законе я не услышал не только от чиновников, но и ни от одного специалиста, как их ни пытал. Это первый такой случай в моей практике.

ЖСК: разрешается выжить

Первые жилищно-строительные кооперативы появились в СССР еще до Великой Отечественной войны. В 80-е, в эпоху развитого социализма, ЖСК являли собой альтернативу государственной очереди - для вступления в кооператив достаточно было оплатить 25 - 30% стоимости будущей квартиры, остальное доплачивало государство. В 80-х в Ленинграде кооперативы строили до 25% вводимого жилья (около 3 тысяч квартир в год).

ЖСК в классической форме сохранились до нынешних времен, как объединения собственников квартир. По новому Жилищному кодексу все ЖСК, в которых собственники выплатили свои паи, до 1 января 2007 должны быть преобразованы в ТСЖ. Только так они смогут сохранить за собой прежние функции - управление домами.

Жилищный кодекс оставляет право на существование и ЖСК в их классической форме - для строительства домов. То есть можно сколачивать группы из людей, желающих построить дом в складчину. Но для того чтоб не было соблазнов, закон вводит ограничение - число членов ЖСК не должно превышать число квартир в доме: 100 квартир - значит, 100 членов кооператива. Это исключит создание пирамид, однако сильно ограничивает финансовые возможности такого объединения.

- ЖСК - это мертвый вариант, - говорит Наталья Гордеева, председатель совета некоммерческого партнерства "Правовой дом". - Слишком много единовременных затрат. Надо выкупить земельный участок, заказать проект, нанять строителей-подрядчиков. ЖНК - совсем другое дело, мы копим деньги постепенно и покупаем квартиры по одной. Не тратимся на земельный участок, не нанимаем строителей...

- ЖСК с количеством дольщиков, равным количеству квартир, дом построить не сможет, за исключением случаев, когда каждый член заранее вносит полную стоимость своей квартиры, - говорит Леонид Сандалов, заместитель директора АН "Бекар". - Но в этом случае такой механизм ничем не отличается от механизма долевого участия. Только технических возможностей у него будет меньше. А возможностей для злоупотреблений больше. Кроме того, в настоящее время такой ЖСК просто невозможен, потому что по закону пятно застройки продается на тендере при условии выплат обязательств перед городом. В настоящих условиях ЖСК не может получить статус застройщика.

Как выжить после падения пирамиды

Несмотря на то что большинство специалистов пророчат умирание классическим ЖСК, выступающим в роли застройщиков, сами кооперативщики с таким приговором не согласны. Члены кооператива "Орбита", потерявшие все деньги вместе со сбежавшим за границу председателем, сумели перерегистрировать кооператив на себя и собираются платить за квартиры по второму разу.

Что потрясает в этой истории, так это несгибаемая вера в порядочность совершенно незнакомых людей. В августе 2000-го два друга Юрий Мисостов и Александр Никандров зарегистрировали во Всеволожском районе ассоциацию "Вега-комплекс-96", объединившую 12 ЖСК (каждый брался построить по одному дому). Было собрано энное количество денег с населения, но ни один дом так и не появился. В марте 2001-го уже в Петербурге появилась ассоциация "Вега-комплекс" - в основу которой легли кооператив с милым названием "Пирамида" (его возглавил Андрей Никандров), "Парус" (председатель Наталья Каспирович), "Орбита" (учрежденный Натальей Лазаревой, Натальей Каспирович и Андреем Никандровым) и другие. Большая часть этих кооперативов бралась реконструировать под жилье здания общежитий, и только "Орбита" предлагала строительство 3 новых домов на 132 квартиры в общей сложности, получив под это дело 0,4 га земли на ул. Черняховского, 25, недалеко от метро "Лиговский Проспект".

К маю 2003-го в "Орбиту" вступили 122 человека. Условия предлагались очень выгодные - для вступления в кооператив на первых этапах достаточно было внести 10% стоимости квартиры, в 2002 - 2003 гг. требовали уже 100%-ную оплату в течение недели. При выходе из кооператива человек брал на себя обязательство оставить кооперативу 10% от внесенного пая. Срок строительства в договоре не значился.

13 работников из областной ассоциации "Вега" стали штатными сотрудниками кооператива "Орбита". Получалось, что они собираются работать бесплатно, потому что членских взносов не было, вступительных тоже, только паевые, которые должны идти исключительно на покупку квартиры. Тем не менее пайщики в них верили.

Строительство одного из домов на Черняховского все же началось, но к 1 июня 2003 года прекратилось совсем, потому что в этом отпала необходимость - не нужно было привлекать новых членов, показывая реально строящийся дом. Во дворе на Черняховского остался фундамент и полтора этажа.

В общей сложности со 122 членов кооператива к маю 2003-го учредители собрали 83 миллиона рублей. Сейчас 73 миллиона из этой сумму исчезли, а 10 были отданы тем, кто успел вовремя из кооператива выйти.

В июле 2003-го ассоциацию "Вега-комплекс" и кооператив "Орбита" покинул учредитель Андрей Никандров, в августе уволилась второй учредитель Наталья Каспирович. Членам кооператива разослали письма с уведомлением, что жилой комплекс строиться не будет, потому что собрано всего 50% необходимых денег.

Тут и обнаружились другие интересные вещи - никаких денег на счету "Орбиты" нет вообще, что они почти сразу же в момент внесения переводились на счет ассоциации "Вега-комплекс", но и там их нет.

Обманутые принялись писать жалобы во все инстанции. И написали таких 700 штук - президенту, губернатору, в Госдуму, МВД, Генпрокуратуру. Только после этого было возбуждено уголовное дело в отношении Никандрова и Каспирович (сейчас им уже предъявлено обвинение). Г-н Мисостов, возглавявший всю ассоциацию "Вега-комплекс", успел ретироваться в Англию. В ходе расследования по другому делу, о кооперативе "Парус", была дана предварительная оценка суммы, которую ему удалось вывести из всех кооперативов ассоциации, - около $25 миллионов. Искать с помощью Интерпола Мисостова не стали.

С Никандрова и Каспирович тоже нечего взять, хотя они и стали обвиняемыми. У Никандрова за душой только подержанный автомобиль и 1/4 приватизированной квартиры на Белы Куна, а у Каспирович и того нет - она недавно развелась с мужем и вообще несчастная женщина.

Поняв все это, инвесторы кооператива "Орбита" не отчаялись, а добились восстановления своих прав в кооперативе через суд. Им теперь принадлежит земельный участок на улице Черняховского, фундамент и полтора недостроенных этажа. Дом взялась достроить компания "СтройПитер", которой передали функции застройщика-заказчика, и продать членам кооператива квартиры по $1000/кв. м, но приняв потраченную ранее (и исчезнувшую) сумму в зачет.

Наверное, это один такой уникальный возродившийся кооператив из тех, что оказались опрокинутыми пирамидами. Но его пример показывает, что в России возможно все.

Алексей Орешкин

Право как иллюзия возможности  »
Юридические статьи »
Читайте также