Не рой другому яму Эту народную мудрость не мешало бы помнить «партии власти», форсирующей принятие нового выборного законодательства

В четвертый раз за последние двенадцать лет в стране проводится серьезное изменение избирательной системы — «правил игры», по которым граждане выбирают себе власть того или иного уровня. Но, пожалуй, нынешняя «коррекция» является наиболее масштабной. Правда, есть большие сомнения в том, что она увеличит возможности граждан влиять на власть.

Сильными не рождаются

Наиболее широко обсуждаемое положение — выборы Государственной Думы исключительно по партийным спискам и запрет на образование избирательных блоков. Идеологи нового избирательного законодательства объясняют это необходимостью становления партийной системы и создания сильных политических партий. Но, как представляется, они сильно лукавят.

Сильные партии, как известно, таковыми не рождаются: они появляются на свет слабыми и лишь со временем становятся сильными. Для того чтобы они стали сильными — иначе говоря, чтобы их начали поддерживать достаточное количество избирателей, — они должны иметь возможность достучаться до этих избирателей. А это возможно только при соблюдении двух простых условий.

Первое: партии должны иметь возможность доступа к СМИ, чтобы об их деятельности и об их позиции было известно.

Второе: партии должны иметь возможность послать своих представителей в парламент, чтобы получить трибуну для выступлений и излагать с нее свои взгляды на решение проблем граждан.

Что же, о том, насколько «равным» является в России доступ к общенациональным СМИ, говорить излишне. Не надо проводить никаких исследований, чтобы в этом убедиться: достаточно просто включить телевизор. Как во время избирательных кампаний, так и в период между ними. Если учесть, что все федеральные телеканалы, имеющие значительную аудиторию, в той или иной форме контролируются государством, понятно, что «партия власти» всегда будет иметь преимущественный доступ к этим СМИ, а оппозиция всегда будет дискриминироваться под любым предлогом. Конечно, она может устраивать уличные акции, но их можно не показывать по телевизору. И большинство граждан останутся в полном неведении относительно происшедшего...

Что касается попадания в парламент, то и на этом пути перед оппозицией воздвигнуты почти непреодолимые препятствия. И воздвигнуты они именно последними изменениями в избирательном законодательстве.

Раньше оппозиция, даже и не пробившаяся в Госдуму по партийным спискам, могла быть представлена депутатами, избранными по одномандатным округам. Это все же давало хоть какую-то возможность для публичного изложения своих взглядов. Больше «одномандатников» не будет — что, как отмечается большинством независимых экспертов, ведет к серьезному отрыву депутатов от избирателей.

До сих пор каждый «одномандатник» твердо знал: если не работать с избирателями, если не заниматься их проблемами, на следующих выборах, скорее всего, «пролетишь». Теперь никакого стимула решать проблемы конкретных граждан нет. Да и «своего» депутата Госдумы у граждан больше не будет. Это во-первых.

А во-вторых, на выборах по спискам теперь, как известно, установлен 7-процентный барьер. Преодолеть его, мягко говоря, нелегко. И если раньше на выборах партии могли образовывать избирательные блоки и таким путем сообща преодолевать барьер (который, к тому же, был меньше — всего 5 процентов), то теперь и блоки запрещены.

Указанный запрет трудно не расценить как введенный исключительно в интересах «Единой России». Понятно, что оппозиционные коалиции, оформленные перед выборами как избирательные блоки, могли бы представлять для «медведей» серьезную опасность — особенно после «монетизации», принятия нового Жилищного кодекса и предстоящего введения 100-процентной оплаты жилищно-коммунальных услуг. Ведь ответственность за все эти малоприятные для граждан нововведения избиратели вполне справедливо возлагают именно на «Единую Россию». Собственно, этот эффект уже проявился на региональных выборах: практически везде «медведи» набрали меньше голосов, чем во время думских выборов, а в ряде регионов и вовсе проиграли, причем их соперниками были именно оппозиционные блоки.

Конечно, среди существующих оппозиционных партий есть те, которые могут самостоятельно рассчитывать на преодоление барьера. Но, для того чтобы попытаться его преодолеть, надо еще получить право участвовать в «соревновании». А это теперь для оппозиции будет очень и очень непросто.

Бревно и соломинка

Партия, желающая попасть в Госдуму, должна зарегистрировать свой избирательный список. Для этого нужно либо представить в ЦИК не менее 200 тысяч подписей избирателей, либо внести избирательный залог.

Между тем одно из новшеств в избирательном законодательстве — снижение с 25% до 5% предельно допустимого процента недостоверных подписей, при превышении которого можно отказать в регистрации. По заявлениям представителей ЦИК, это должно «обеспечить реальный, а не фиктивный сбор подписей».

Результат этого нововведения будет прост: можно будет не допустить к выборам любую «ненужную» партию. Если учесть, что проверкой подписей занимаются органы внутренних дел и избирательные комиссии (и те и другие полностью подконтрольны властям), можно не сомневаться: нужный процент «брака» будет легко найден у любой «ненужной» партии.

Для этого даже не надо будет особенно стараться: 5 процентов «брака» может оказаться даже у тех, кто собирал свои подписи, не прибегая к услугам профессиональных сборщиков, и делал это совершенно честно. Мало ли какие мелкие ошибки могут сделать граждане? Придраться между тем можно даже к тому, что в адресе вместо «Санкт-Петербург» будут писать «СПб». Или к тому, что вместо «пр. Ю. Гагарина» писать просто «пр. Гагарина», как это делают абсолютное большинство граждан, проживающих на указанном проспекте...

Конечно, «забракованные» партии смогут опротестовать результаты проверки. И, вполне возможно, они докажут, что их не допустили до выборов неправильно. Вот только судебное решение по этому вопросу, скорее всего, будет принято тогда, когда срок сдачи подписей закончится.

Что остается для оппозиции? Избирательный залог? Но и на этом пути воздвигнуты почти непроходимые барьеры.

Во-первых, сумма залога повышена с 37,5 до 60 миллионов рублей — больше 2 миллионов долларов. Не каждая партия наскребет такую сумму. И не каждый спонсор согласится их пожертвовать — если учесть, что партиям, набравшим на выборах менее 4% (раньше было 3%), залог не вернут.

А во-вторых, одновременно собирать подписи и вносить залог (чем пользовались многие) теперь будет запрещено: или — или.

Заявили, что будете собирать подписи, — значит, получив отказ в регистрации, внести залог уже не сможете. И наоборот: получили отказ в регистрации по залогу — уже не сможете попытаться собрать подписи.

«Но разве можно отказать в регистрации тем, кто внес залог?» — может поинтересоваться политически грамотный читатель. Еще как можно! И на сей счет уже накоплена богатая практика, в том числе в Петербурге.

Залог, как известно, можно внести только из средств, официально поступивших в избирательный фонд. При этом избирательной комиссии ничего не стоит, якобы найдя какие-то неточности в банковской проводке, возвратить части жертвователей внесенные деньги. Пока будешь судиться, доказывая, что деньги поступили законно, или пытаться получить деньги от других спонсоров — истечет срок, когда можно вносить залог...

Понятно, что все эти проблемы возникнут не у всех — с ними могут столкнуться исключительно оппозиционные партии. У них в глазу, по известной поговорке, будут видеть соломинку, при этом в глазу «Единой России» старательно не будут замечать и бревно.

Практически все прочие изменения также превращают закон о выборах Госдумы в закон о недобросовестной политической конкуренции.

Именно для этого будут сохраняться соответствующие мандаты за партиями (точнее, за одной партией, и вы ее знаете), в предвыборных списках которых значились «паровозики» — министры, артисты или губернаторы, вытягивающие дополнительные проценты за свой список, а потом отказывающиеся становиться депутатами. Это уже не только недобросовестная конкуренция, но и недобросовестная реклама.

Именно для этого запрещают даже в тех СМИ, которые учреждены политическими партиями, сообщать избирателям о деятельности этих партий в последний месяц перед выборами — при том что о «Единой России» будут безнаказанно рассказывать политические сказки на всех телеканалах с утра до вечера и в любые сроки. Естественно, не оформляя это как политическую рекламу и не требуя никакой оплаты.

Именно для этого вводят ограничения на работу наблюдателей: сегодня их может направить любая общественная организация, а завтра — только партии, зарегистрировавшие свои списки на выборах.

Наконец, именно для этого планируется ввести единый день голосования на региональных и местных выборах, который, скорее всего, будут совмещать с выборами Госдумы. Кстати, уже высказываются предположения, что именно эта новация и есть одна из самых главных для Кремля. Действительно, нетрудно себе представить, сколь мощная «промывка мозгов» будет организована в преддверии этого «единого дня», который будут изо всех сил превращать в день «Единой России».

В общем, суть всех нововведений одна: устранение конкурентов «партии власти» со всех этапов избирательного процесса, начиная с самого первого.

Гибрид ужа и ежа

Существенные изменения избирательной системы ждут и Петербург. Федеральное законодательство, как известно, предписывает избирать не менее половины региональных депутатов по партийным спискам. Однако питерские законодатели решили ввести полностью пропорциональную систему: все 50 депутатов будут избираться по партийным спискам.

Что предлагается? Каждая партия (или избирательный блок) выдвигает свой список и получает депутатские мандаты пропорционально числу голосов, поданных за этот список. Те, кто набрал менее 7% голосов, мандатов не получают. Все очень похоже на думские выборы. Но не совсем.

Принятый в минувшую среду в третьем чтении закон о выборах, который внесен спикером Законодательного собрания (и одновременно главой питерских «медведей») Вадимом Тюльпановым, предполагает, что список каждой партии или блока делится на пятьдесят «территориальных групп» по числу нынешних избирательных округов. Каждая группа состоит из одного кандидата представляющего соответствующую партию в данном округе. Таким образом, для избирателя каждая из партий в его округе персонифицируется в лице конкретного кандидата, и он голосует не столько за партию, сколько за одного из этих кандидатов. Вроде бы получается похоже на выборы по одномандатным округам? Но нет, не получается.

Методика распределения мандатов внутри каждого партийного списка проста. Вначале мандаты получает «центральная часть» списка, которая может состоять не более чем из трех человек. После этого подсчитывают, сколько процентов проголосовали за партию в каждом округе. И все остальные мандаты, которые полагаются партии, распределяются между ее кандидатами в соответствии с этими процентами. Естественно, первым получит мандат тот из кандидатов, в округе которого партия получила наибольший процент голосов по сравнению с другими округами, и так далее.

Эффект от применения такой «гибридной» системы между тем может стать для избирателей полнейшей неожиданностью! Примеры привести нетрудно.

Например, в каком-то округе убедительно победила партия «синих»: ее кандидат, давно и хорошо известный на этой территории, получил большинство голосов. Избиратели, которые за него голосовали, уверены, что он и стал их депутатом. Но если «синие» в целом по городу получили менее 7% голосов, то никто из них мандата не получит. В том числе и указанный кандидат. Более того, в этом случае в данном округе просто не будет депутата. Почему? Да потому, что кандидат «синих» получил гораздо больший процент голосов, чем соперники, а, соответственно, кандидаты от других партий, представлявшие их в этом округе, получили маленькие проценты. И при распределении мандатов внутри своих партийных списков они окажутся в «хвосте»: на них мандатов не хватит.

Возможно, такая ситуация покажется кому-то гипотетической. Но подробные расчеты (с использованием рейтингов, полученных ведущими партиями на думских выборах 2003 года) показывают поразительный результат: применение «системы Тюльпанова» может привести к тому, что половина округов останется без депутатов. Зато в других округах будет по два, а то и по три депутата. Иначе говоря, в одних округах избирателям будет не к кому обращаться, а в других у них будет богатый выбор...

Устранить этот недостаток принципиально невозможно. И понятно почему: мажоритарная и пропорциональная системы в принципе несовместимы, как несовместимы уж с ежом. Либо вы выбираете между партиями — либо вы выбираете между кандидатами по округу. Хотите обеспечить всех избирателей «своими» депутатами — используйте смешанную (мажоритарно-пропорциональную) систему. То есть систему, при которой половина депутатов избираются по округам, а часть по спискам.

Между тем, как указывал автор в своей недавней статье «Городской парламент вчера, сегодня, завтра» («СПб ведомости», 19 марта), если использовать систему «25 + 25», то депутат станет практически недоступным для избирателей (у него будет около 150 тысяч избирателей). А против системы «50 + 50» категорически выступает городская администрация, стремящаяся не допустить увеличения числа депутатов и, соответственно, усиления контроля за своей деятельностью.

И последнее. Первоначально предполагалось использовать барьер в 5%, а не в 7%. Но «Единая Россия» добилась увеличения его «высоты», полагая, что таким образом, как и на федеральном уровне, затрудняет путь в городской парламент своим конкурентам.

Есть, однако, старая русская поговорка: «Не рой другому яму — сам в нее попадешь». Кто знает, какой у «медведей» будет рейтинг в апреле 2007 года, когда пройдут выборы? Вполне возможно, что тогда-то они захотят снижения «барьера», но будет поздно.

Борис Вишневский, политолог, эксперт Конституционного суда РФ

"А где вы были, когда разрушали город?" Писатели обсудили стратегию сохранения нашего наследия  »
Юридические статьи »
Читайте также