Двухпартийная система по-российски Сколько в России партий?

В Думе сейчас четыре. В последних выборах участвовало что-то около двадцати. Сколько не прорвалось в список, знают только в Избиркоме — если знают. Например, в непосредственной близости от избирательных списков болтались почти близнецы — «Русь», «Святая Русь» и «Русь святая». Все вместе эти святые и грешные не набрали и одного процента, но главной задачи достигли: нимб засветили. Короче, претенденты на власть в нашей благословенной державе никогда не были дефицитом.

Но, по моим скромным наблюдениям, в сегодняшней России реально существуют только две партии. То есть на практике сложилась та самая двухпартийная система, о которой так мечтают отцы отечества, которые устали тасовать колоду, на три четверти состоящую из шестерок. Правда, эти две политические силы очень далеко отходят от эскизного проекта...

Два десятка или две сотни названий дробят картину, но не меняют ее суть. По идее, каждая партия защищает чьи-то интересы. Так принято во всем мире. Так вот, если смотреть на вещи с такой точки зрения, у нас есть только две партии: партия чиновников и партия депутатов. У каждой из этих партий абсолютно четкие интересы, ясные цели и продуманные пути их достижения.

Какие только речи не произносятся в Думе! Какие баталии идут! Ведь до драки доходит — не случайно наиболее дальновидные лидеры включают в список кандидатов на ведущие места собственных охранников. Но все противоречия мгновенно забываются, как только встает вопрос о материальных интересах партии депутатов. Не случайно одним из первых законов народные избранники установили себе министерские зарплаты и пенсии, а также неприкосновенность во всех делах, включая уголовные. Помните случай, когда слуга народа застрелил двух человек? И что — под суд пошел? Куда там — так и заседал в парламенте, пока доведенные до крайности избиратели не пристрелили его за полной невозможностью восстановить справедливость иными методами...

Нынче у думских работяг все льготы высших чиновников, но при этом никакой ответственности. На депутата не только дело завести нельзя, но даже начать следственные действия. О такой судьбе можно только мечтать! Единственная головная боль депутата — попасть в следующую Думу. Потому и кричат с трибун, и спорят на всяких ток-шоу, и даже дерутся. Все, что угодно, лишь бы запомнили, оценили и на выборах не вычеркнули. Кстати, крайне любопытно смотреть на депутатов в перерывах телевизионных дискуссий, пока камера выключена. Только что собачились так, что слюна летела на оппонента. Но стоит операторам выключить камеры, и все меняется: лютые политические враги обнимаются, делятся сплетнями, хохочут над корпоративными байками. Одна партия, одна тусовка, все общее — от зарплат до анекдотов. Ведь не случайно законодатели, провалившись на выборах, идут в помощники ко вчерашним непримиримым врагам...

У чиновника своя цель, тоже одна на всю компанию, — усилить контроль. Над чем? А это не важно, лишь бы усилить. Лишь бы как можно больше согласований. Ведь что это такое — согласовать? Это значит согласиться совать в карман чиновнику что-нибудь хрустящее. Но не чипсы. И желательно не рубли. Говорят, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Так вот, бесплатных виз нет даже в мышеловке, каждая виза непременно вызывает хруст в кармане у чиновника. Поэтому постоянная задача чиновника — создание новых и новых виз.

Недавно мои знакомые въехали в новую квартиру — как нынче принято, без отделки и даже без внутренних, не капитальных, перегородок. Что ж, разумно, каждый хозяин лучше знает, на что тратить квадратные метры, на спальню или кухню, где ставить холодильник, а где торшер. Но едва мои знакомые получили ключи от собственного жилья, к ним в дверь постучалась очень милая женщина и сказала, что, по новым правилам, не только на каждую гипсокартонную стенку, но и на каждую розетку нужен проект, который потом утвердят — или не утвердят — в инстанциях. Процесс утверждения займет года полтора. Но все не так уж страшно, потому что гостья представляет фирму, которая как раз и берет на себя полностью процесс согласования. Две с половиной тысячи наиболее условных единиц — и через полторы недели проект со всеми визами будет у вас. Все жильцы уже подписали типовые договоры, одни вы остались. Мои знакомые поинтересовались, где, по правилам, можно ставить стенки и розетки. Оказалось, за две с половиной тысячи безусловных единиц — где угодно. Так зачем тогда согласовывать, удивились хозяева. А чтобы потом все не ломать, объяснила гостья. А самим согласовать нельзя? Попробуйте, едко усмехнулась женщина из фирмы.

Знакомые, к счастью, оказались журналистами и сумели доискаться, кто стоит во главе фирмы-благодетельницы. Выяснилось — вчерашний чиновник, лишь недавно ушедший из районной конторы на вольные хлеба. А визы ставит кто? Другие чиновники из той же конторы. Так что контора и фирма вместе как раз и составляют вольное общество с неограниченной безответственностью, но очень емкими карманами...

В принципе даже две партии все же лучше, чем одна. Может, партия депутатов хоть как-то придержит партию чиновников?

Не придержит. Зарплаты и льготы чиновников растут и будут расти дальше: ведь обе партии связаны общей хрустящей веревкой. Господа депутаты с самого начала установили себе министерские зарплаты, льготы и пенсии. А что это значит? Это значит, что депутатам выгоден любой рост чиновничьих дивидендов. Каждый из 14 министров получает сегодня 60 тысяч рублей в месяц — и каждый из 450 депутатов ровно столько же. И пенсии те же — три четверти от должностного оклада. И льготы те же. Так что беззаветное служение народу занятие не только благородное, но и необычайно выгодное...

Как же нужна России хоть одна партия, не вляпавшаяся в этот альянс! Но откуда она возьмется? Ведь даже беспробудные алкаши халявную бутылку предпочитают половинить, а не делить на троих.

Определенная надежда все-таки есть.

Дело в том, что и чиновники, и депутаты при всех своих несомненных достоинствах не способны что-либо производить. Их специализация — отнимать, делить и прежде всего потреблять. Поэтому во всех, даже минимально цивилизованных, странах обязательно существует третья политическая сила — предприниматели. Именно люди дела составляют фундамент любой успешной экономики. Именно на них держится процветание развитых стран. Именно двадцать миллионов предпринимателей США обеспечивают этой сверхдержаве нынешнее мировое лидерство во всех сферах жизни, от армии до спорта.

К сожалению, в нашей стране под предлогом борьбы с пресловутыми «олигархами» по предпринимательству был нанесен мощный удар — в очередной раз в России политика победила экономику. И получилось, что интересы бизнеса в нашей стране сегодня не защищает практически никто. Но долго так длиться не будет. При всем своем социальном эгоизме и чиновникам, и депутатам придется вспомнить, что без развитого, свободного и уверенного в собственном будущем бизнеса им уже в близком будущем придется не сладко. Ибо в стране с затхлой экономикой и задавленным предпринимательством кто же будет платить зарплату парламентариям и давать взятки чиновникам?

От редакции

Поднятая в публикуемой статье тема была затронута и в недавнем президентском послании российскому парламенту, где Владимир Путин достаточно резко высказался в адрес чиновничества, осуществляющего своеобразный рэкет в отношении бизнеса, и партийной бюрократии, читай: думцев. Будем надеяться, что из этой критики будут сделаны должные выводы. Кстати, не в связи ли с вышеназванными высказываниями главы государства в Мещанском суде Москвы было перенесено на 16 мая оглашение приговора Михаилу Ходорковскому и другим лицам, привлеченным к уголовной ответственности по «делу «ЮКОСа»?

Власти встали на защиту религии  »
Юридические статьи »
Читайте также