Стратегия усмотрения

Скандальная история со строительством в Петербурге "великого китайского квартала", о которой газета "Дело" рассказала в прошлом номере, на минувшей неделе получила стремительное и едва ли не еще более скандальное развитие.

Городская администрация, наконец-таки, "внесла ясность" в определение "стратегический инвестор". Отныне это любой инвестор любой страны и, что самое волнующее, на любых условиях. Точнее, на таких условиях, которые возжелают признать "стратегически важными" наши тотально неподкупные чиновники.

Независимые юристы уже обнаружили в этом, даже на беглый взгляд, беспрецедентном смольнинском решении противоречия многим законодательным нормам.

Но как же случилось, что из-под пера высокопоставленных государевых людей в очередной раз выпорхнуло что-то "не вполне государственное"?..

Поросячьи хвостики чиновничьих положений

Итак, "Положение о стратегических инвестиционных проектах Санкт-Петербурга и стратегических инвесторах Санкт-Петербурга" принято окончательно и, как надеются в Смольном, обжалованию не подлежит. Хотя уже сама процедура его принятия (не говоря даже о содержании) выглядела довольно авантюрной: по ходу обсуждения у членов правительства спонтанно возникали все новые инициативные предложения, они тут же вносились в текст документа, который на глазах изумленной общественности окончательно терял здравый градообразующий смысл.

К примеру, в число стратегических направлений поначалу были включены: развитие инвестиционного рынка, промышленности, туризма, науки, культуры, образования, информационных технологий и инноваций, транспортно-транзитной и логистической отраслей. Вероятно, сочтя этот перечень излишне стеснительным для принятия в будущем разного рода "стратегических решений", чиновники предложили приделать к нему милый поросячий хвостик: "и другие отрасли", чтобы, так сказать, соответствующая по отношению к городу картина Положения была вполне законченной.

Но главным "подарком" для инвесторов было даже не это пружинистое окончание. По личной просьбе губернатора СПб Валентины Матвиенко едва ли не единственная ограничительная норма Положения, согласно которой стоимость "стратегического проекта" должна быть не менее 3 млрд. рублей, фактически пала. "Такая форма просто неприемлема!" — сказала, как отрезала, городская начальница. И вынесла соломонов вердикт: "Давайте напишем: "как правило, не менее 3 млрд.", а уже каждый конкретный проект будем рассматривать индивидуально".

На выходе получился весьма занятный документ, фактически не фиксирующий никаких конкретных обязательств инвесторов (да, впрочем, и чиновников) перед городом.

Но этим дело не ограничилось. Председатель комитета по инвестициям и стратегическим проектам Максим Соколов, которому и было поручено разработать и представить проект Положения, честно и простодушно пояснил, что у членов правительства есть буквально-таки святая прерогатива — лоббировать "своих" инвесторов: "Если член правительства лично предлагает инвестора как стратегического, то наш комитет обязан провести экспертизу представленных компанией документов, даже если окажутся формальные признаки, чтобы отказать в рассмотрении этих документов. В тексте постановления существует норма — "принять во внимание либо все квалифицирующие признаки, либо только часть или даже один из них", и уже на этом основании мы имеем право присвоить проекту статус стратегического. Поэтому "правительственный" инвестор имеет все шансы стать стратегическим, даже если он и не отвечает всем квалифицирующим признакам".

Вот так! Лучшее оружие против врагов и злопыхателей — это честность и открытость. Вы говорите, мы лоббируем кого ни попадя. Да, лоббируем! И будем лоббировать!

Но давайте дослушаем чиновника Соколова до конца, ибо поток его административных парадоксов еще не иссяк: "Однако если подобные инвесторы будут обращаться в инвестиционный комитет самостоятельно, то, поскольку они не обладают всей совокупностью признаков, мы им посоветуем либо обращаться в правительство, и тогда сверху к нам пойдут определенные указания (умри, лучше не скажешь! — О.П.), либо приносить дополнительные документы и пытаться самим доказывать свою "стратегическую состоятельность"".

Ей-богу, впору сделать паузу, чтобы преклонить колени перед поистине шахидским административным бесстрашием, с которым правят нашим городом его нынешние отцы…

Однако к делу! Через два месяца правительство утвердит перечень стратегических инвесторов, которые, в принципе, уже и так де-факто пользуются всеми благами, установленными в Положении. Среди официально лоббируемых проектов (и стоящих за ними компаний), по оценкам экспертов, наверняка окажутся: Западный скоростной диаметр, "Балтийская жемчужина", западная часть Васильевского острова со строительством морского пассажирского терминала, реконструкция Московской товарной станции со строительством соответствующих развязок, завершение строительства многофункционального комплекса на месте так и не построенного вокзала РАО "ВСМ", вторая сцена Мариинского театра, новый футбольный стадион, объекты гостиничной инфраструктуры.

Как хорошо быть стратегичным!

Но что конкретно ожидает инвесторов-"счастливчиков" (многие из которых по факту уже осчастливлены досрочно)? Во-первых, их ждет политическая поддержка и ускоренная процедура прохождения необходимых инстанций. Во-вторых, правительство по собственному усмотрению будет понижать арендную плату за право заключения договора аренды. В-третьих, если правительством города рассматривается новый проект постановления, ухудшающий экономические условия реализации "стратегического проекта" (который уже был объявлен таковым), то это постановление на него не распространяется.

Наконец, самая спорная, с юридической точки зрения, преференция — возможность предоставления земли инвестору целевым назначением. Новая редакция Земельного кодекса разрешает "предоставлять землю для комплексного освоения в целях жилищного строительства, находящуюся в государственной или муниципальной собственности, только на аукционе" (ст. 30, ч. 2). Поскольку жилищный инвестор, благодаря стараниям строительного вице-губернатора Александра Вахмистрова, тоже может быть признан "стратегическим", то целевое предоставление земли таким компаниям вступает в противоречие с федеральным законодательством.

Максим Соколов прокомментировал эту коллизию дельфийски туманно: "В данном документе мы хоть и говорим о возможности целевого предоставления, но понимаем, что наше положение должно соответствовать действующему законодательству и изменения применяются только в той части, которая ему не противоречит". И, вероятно, эзотерические чары этого успокоительного комментария могли бы и вправду погрузить чей-то разум в волшебный сон, если бы… Если бы в тот же день Валентина Матвиенко не подписала договор с шанхайскими инвесторами.

Семерка "с мигалкой" кроет любой туз!

"Разрешить проведение изыскательских работ Шанхайской Заграничной Объединенной Инвестиционной Компании на земельном участке площадью 1 628 363 кв.м, расположенном по адресу: Красносельский район, Петергофское шоссе, участок 1…" и "заключить в месячный срок с компанией договор аренды земельного участка для проведения изыскательских работ до 01.10.2005" — это опубликовано на официальном сайте Смольного 1 марта 2005 года.

"Существует ст. 15 Федерального закона от 9 июля 1999 г. "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации", в которой предусмотрено, что право аренды земельного участка может быть приобретено коммерческой организацией с иностранными инвестициями на торгах (аукционе, конкурсе), если иное не установлено законом", — отмечает, со своей стороны, юрист Родион Юрьев и тем самым ставит под сомнение законность заключенного соглашения.

У главы инвестиционного комитета, впрочем, уже заготовлен на этот случай ответ: "Мы предоставили китайцам землю в аренду только для изыскательских работ, а не под строительство. Кроме того, теперь, после принятия постановления, у нас есть полные основания, чтобы выделить землю шанхайской компании целевым назначением как стратегическому инвестору". Одним словом, в административно-хозяйственном покере, который так популярен в Смольном, "семерка пик" чиновничьего постановления старше "козырного туза" федерального закона. "Кстати, я абсолютно уверен, — успокаивает самых нервных Максим Соколов, — что, если бы мы провели конкурс, ни одна из российских компаний не подала бы заявку — с учетом большой суммы залога, которая необходима для участия в конкурсе". Уверенность г-на Соколова посильнее "Фауста" Гёте. Что тут возразишь!

Однако, как поясняет неугомонный юрист Юрьев, в федеральном законе не конкретизируется, для каких именно целей можно или, наоборот, нельзя предоставлять землю в аренду без конкурсов. И выходит, что, раз китайскому инвестору земля все же была предоставлена без конкурса, налицо нарушение закона.

Доказывать сие "злопыхатели и маловеры" будут вынуждены, разумеется, в суде. И ясно, что сделать им это будет непросто, учитывая жгучую заинтересованность Смольного в "шанхайском проекте".

"Думаю, при утверждении такого размытого постановления был разрешен некий интерес правительства. На заре "дикого рынка" в России, напомню, ходили коммерческие агенты и предлагали заключить договор по следующей схеме: вместо полутора тысяч просили заключить на тысячу, а еще двести давали сверху. Так сказать, и нашим, и вашим. Сегодняшние действия правительства очень напоминают те старые времена", — так оценивает стратегические инициативы Смольного депутат ЗакСа Андрей Черных (фракция "Демократическая").

А вот контраргументы противоположной стороны в лице руководителя канцелярии губернатора Виктора Лобко: "Деньги не пахнут, и цвет у них одинаковый (не желтый и не черный). Город имеет возможность получить инвестициями порядка 1,5 млрд. долларов. Этот квартал не для проживания китайцев — они просто не смогут себе позволить это дорогое удовольствие. Жилье будет для петербуржцев".

Вот такая "инвестиционная стратегия без затей". Вас убеждает?

Оксана Попова

Прокитайская стратегия Как Смольный опередил китаефобов  »
Юридические статьи »
Читайте также