Кто пишет оперу

Похоже, что для улучшения показателей некоторые сотрудники правоохранительных органов не гнушаются провокациями.

Вор должен сидеть?!

Кто помнит, в почти уже легендарном фильме "Место встречи изменить нельзя" именно эта фраза очень четко обозначила конфликт между матерым муровским опером Жегловым и наивным в своем понимании борьбы с преступностью бывшим фронтовиком Шараповым. Для юного же поколения, чурающегося отечественной классики кинематографа, напомним, что суть проблемы заключалась в кошельке, который герой Высоцкого подкинул карманнику, дабы зафиксировать взятие с поличным. После чего шепелявые вопли "Какой кофелек?!" уже никакого значения для дальнейшей судьбы задержанного не имели - вор должен сидеть, и для этого любые средства хороши!

Если читать многочисленные современные детективные романы, то можно прийти к выводу о том, что и современные милиционеры не гнушаются в случае чего подбросить подозреваемому несколько патронов от ТТ или пакетик героина, которые потом ложатся в основу обвинительного заключения. И если верна истина, что в любой шутке есть доля шутки, резонно предположить, что и перекочевавшие на страницы детективов методы работы правоохранительных органов имеют под собой реальную основу.

Однако подкидывание пакетика "белого вещества", похоже, удел мелких милицейских чинов. Судя по документу, на днях попавшему в редакцию, другие экземпляры которого поступили в Администрацию президента, прокуратуру и ФСБ, более высокие чины в своей работе оперируют величинами солидными, через свою агентуру провоцируя занимающих солидный пост людей на взятки в десятки тысяч долларов.

Всяк экспериментирует по-своему

Есть в федеральном "Законе об оперативно-розыскной деятельности" такое понятие, как "оперативный эксперимент". Суть его, если вкратце, сводится к следующему. Пришел, например, к оперативному работнику человек и сообщил, что в органах социального обеспечения, куда он направился оформлять положенную ему по закону пенсию, ответственный за это дело чиновник начал вместо оформления необходимых документов искать несостыковки в предоставленных справках, в процессе чего активно намекал, что вместо "хождения по мукам" проблему можно быстренько уладить. Более того, он, сердешный, из искреннего "сочувствия" к просителю готов за определенное вознаграждение взять на себя эту непосильную ношу. Что делает нормальный сотрудник милиции в такой ситуации? Просит написать заявление о вымогательстве, снабжает страдальца требуемой суммой, предварительно либо пометив купюры, либо переписав их номера, выдает аппаратуру для записи разговора и отправляет жалобщика к взяточнику. Тот вручает требуемую сумму, преступника хватают и правосудие торжествует. Это один из возможных вариантов "оперативного эксперимента". На наш взгляд, самый жизненный.

Всех случаев не описать. Возможно, именно по этой причине в законе отсутствует раскрытое понятие "оперативный эксперимент". Этим, похоже, и пользуются не очень добросовестные сотрудники правоохранительных органов. Чем кропотливо работать и, по крупицам собирая доказательства, вершить правосудие, они попросту организуют преступление, подводя к намеченной жертве своего агента - человека, по каким-то причинам согласившегося сотрудничать с опером. А чтобы улучшить отчетность и заработать лишние баллы для продвижения по служебной лестнице, в качестве объекта выбирается фигура покрупнее, желательно из какой-нибудь администрации или структуры, связанной с материальными ценностями, будь то грузы, проходящие через таможню, недвижимость или что-то еще...

Шило в мешке

Первые сведения о некоторых "странностях" в работе 5-го (антикоррупционного) отела РУБОПа просочились в прессу в 2000 году. Тогда наши коллеги обратили внимание на то, что в двух самых громких делах, связанных с вымогательством взятки, в качестве "потерпевшего" и одновременно заявителя фигурировал один и тот же человек - некто Евгений Орбов.

В феврале последнего года тысячелетия при попытке пронести через зону предполетного досмотра 198 тысяч долларов был задержан начальник оперативно-розыскного отдела Пулковской таможни Владимир Самсонов. По версии следствия, деньги он должен был передать некой представительнице фирмы "Третий Рим", вылетавшей в Финляндию.

Начиналась эта грустная для кого-то история, по данным СМИ, с того, что Орбов долго у упорно добивался встречи с неким Сергеем Гераськиным. Легенда была проста: якобы Евгению, представлявшемуся менеджером той самой компании "Третий Рим", необходимо было переправить через границу партию трехлетних автомобилей "Фольксваген". Как впоследствии показал Гераськин, Орбов уже при первой встрече обозначил сумму вознаграждения, после чего и был познакомлен с Самсоновым. Понятно, что самому "автоторговцу", если, конечно, он действительно собирался переправлять через кордон машины по заниженным тарифам, эта сделка сулила огромные выгоды. Но, видимо, испугавшись возможных барышей и не веря собственному счастью, Орбов, как выяснилось впоследствии, уже после первой встречи накатал заяву в РУБОП, после чего помогал борцам с коррупцией составлять доказательную базу в виде аудио- и видеозаписей. В результате Самсонов с Гераськиным получили условные сроки, а первому из них, к тому же, на протяжении двухлет запретили занимать какие-либо должности в силовых структурах.

А ровно через девять месяцев господин Орбов разродился еще одной взяткой. На сей раз в поле его зрения попал начальник отдела театрально-зрелищных учреждений комитета по культуре администрации Петербурга Павел Романов. Ему, представляясь руководителем некой фирмы "Специнженер" (кстати, никаких следов этой компании в имеющихся в сети Интернет базах данных нам найти не удалось) профессиональный взяткодатель вручил 15 тысяч баксов за подписание некоего договора об оказании спонсорских услуг. Что характерно, если верить имеющимся в распоряжении редакции сведениям, в качестве спонсора должна была выступать некая немецкая фирма "Косби Инкорпорейтед". То есть получается, что Романову вручили взятку за то, что он позволил немцам, интересы которых представлял Орбов, ЗАПЛАТИТЬ ДЕНЬГИ ГОРОДУ! То есть давай я тебе заплачу за то, что ты примешь от меня подарок! Согласитесь, полный абсурд. Как и сам размер взятки, никоим образом не соответствовавший устоявшейся на тот момент "табели о рангах".

Кстати, опять же по данным наших коллег, вскоре после этого "взяточного дуплета" господин Орбов сам был объявлен во всероссийский розыск по обвинению в мошенничестве.

Диагноз - взяткодатель

Если верить уже упоминавшемуся в начале нашей статьи заявлению, не один Орбов страдает хроническим желанием дать кому-либо на лапу.

Так, опять же согласно этому документу, еще в 1997 году некто Дмитрий Сенин сначала вручил взятку депутату местного органа самоуправления Ленинградской области Ореховой, а чуть позже - главе администрации Маловишерского района Новгородской области Дяконову.

В 1999 году Дмитрий Гузин помог поймать на взятке за устройство на работу заместителя начальника Пулковской таможни Евгения Федорова, а буквально через месяц с его подачи посадили главу администрации Всеволожского района Ленинградской области Геннадия Доброва.

В "черном" для мздоимцев 2000-м наступил черед Орбова. Ему на смену пришли Капралов, Зельгер, Кукушкин, Решетников, Исаев и Филиппов. При их активном участии в поле зрения 7-го отдела ОРБ (бывший РУБОП) оказались глава администрации Заневской волости Студеникин, заместитель начальника многострадальной Пулковской таможни Азовцев, гендиректор Молодежной биржи труда Контонистов, начальник отделения по экономическим преступлениям 12-го отдела УВД МВД Режимных объектов Селин и даже директор союза промышленников и предпринимателей Петербурга Дугенец. Причем в отношении трех последних, по имеющимся данным, отличился господин Филиппов.

Косвенные данные позволяют сделать вывод о том, что многие из этих людей хорошо знакомы по роду своей коммерческой деятельности. Так, господин Гузин является учредителем фирм "Докарес" и "Берма". Исаев, по имеющимся у нас документам, также являлся гендиректором некоего ООО "Докарес" ("Docares Ltd"), схожесть в названиях которого невольно наводит на мысли о существующем родстве. Ко всему прочему учредителем этого "Докареса" числится Решетников, а Кукушкин, судя по визитным карточкам, служит там коммерческим директором. Что же касается господина Филиппова, то он числится гендиректором "Бермы".

Просто какая-то дружба семьями с РУБОП - ОРБ, как выразился герой другого известного советского фильма. Возникает вопрос: откуда столь теплые отношения? Исходя из имеющихся в распоряжении редакции документов, можно выдвинуть версию, что поймать на крючок "Докарес" правоохранительные органы могли еще в 2000 году, когда УВД проводилась проверка по факту представления одним из соучредителей фирмы - Валерием Бутенко, по совместительству представлявшим интересы литовской компании "Deivra", - документов с поддельным оттиском печатей Санкт-Петербургской таможни. В возбуждении уголовного дела тогда было отказано в связи с истечением срока давности. А может, не только по этой причине?

Один на всех

Но есть еще один фактор, позволяющий нам свести все эти дела под одну крышу. Корреспонденту "Версии в Питере" удалось получить ксерокопию рапорта на имя начальника ГУСБ МВД России генерал-лейтенанта Ромадановского, подписанного заместителем начальника 7-го отдела ОРБ по СЗФО подполковником милиции Михаилом Смирновым. В нем все эти задержанные и осужденные взяточники перечислены в списке заслуг офицера перед Отечеством.

Вот только повод, по которому написан данный документ, для подполковника совсем не радостный. Речь идет о пропаже в неизвестном направлении с автобазы РУБОПа "Мерседеса-300", принадлежавшего осужденному за получение взятки Евгению Федорову. Когда арест с машины был снят, супруга бывшего таможенника, отбывавшего срок в местах не столь отдаленных, получить автомобиль не смогла - срок действия ее доверенности закончился. Зато некоему Озерову, предъявившему Смирнову поддельный паспорт и липовую генеральную доверенность от некой госпожи Кириллиной, автомобиль выдали легко. При этом для столь высокопоставленного милиционера стало откровением, когда выяснилось, что доверительница скончалась за семь лет до того (это при максимальном сроке действия доверенности в три года!). Дальше - больше. Когда Федорова забила тревогу и началась проверка, в распоряжении следствия оказались факты, позволявшие предположить, что реальный продавец "Мерседеса", представлявшийся Борисом, и Михаил Смирнов - одно ито же лицо. Дело по подозрению подполковника в мошенничестве тянется до сих пор, хотя в ноябре 2003 года заместитель генерального прокурора РФ Зубрин вынес постановление о его прекращении. Однако уже дважды на протяжении этого года районными судами Петербурга это постановление было признанно незаконным и необоснованным.

Честно говоря, факты "исчезновения" дорогих иномарок с автостоянки РУБОПа - ни для кого в Питере не новость. Несколько лет назад попытка завладеть джипом "Мицубиси-Паджеро" поставила крест на карьере заместителя начальника этой структуры Дмитрия Милина. Автору этих строк приходилось слышать и другие истории об исчезновении автотранспорта, правда, сходившие якобы сотрудникам милиции с рук.

Понятное дело, подполковник Смирнов представляет все происходящее как попытку мести со стороны отправленного им за колючую проволоку человека. Пусть с этим разбираются прокуратура и суд, если, конечно, до него дойдет дело.

Мы ни в коем случае не пытаемся оправдать людей, поддавшихся корыстным порывам. Они получили по заслугам. Нас больше волнует тот факт, что, судя по изложенным выше данным и тому самому заявлению, некоторыми сотрудниками ОРБ поставлены на поток провокации взятки в отношении заметных фигур. Понятно, подобная статистика позволяет им и их подразделениям не просто держаться на плаву, но и иметь неплохие показатели для отчетности. Вот только снижает ли подобная деятельность уровень преступности в регионе - еще вопрос. Ведь те, кто действительно "берет", используя свое служебное положение, достаточно осторожны, и на подобной мякине их не проведешь. А значит, коррупция как жила, так и продолжает жить, хотя борьба с ней названа президентом одной из основных целей в политике государства. Похоже, как и прежде все будет сделано для галочки.

К тому же провокация взятки подпадает под статью Уголовного кодекса, предусматривающую до пяти лет лишения свободы. Хотя, как показывает практика, прецедентов осуждения по данному разделу в стране нет. Может, на то и уповают "профессиональные" взяткодатели?

P.S. По имеющимся у нас данным, темой провокационных "подстав" со стороны правоохранительных органов перед своим бесследным исчезновением занимался корреспондент журнала "Город" Максим Максимов. Одну статью он успел опубликовать, а со второй якобы возникли проблемы. Но почему-то среди версий пропажи журналиста эта не фигурировала.

Версия Сергея Иванова

Вице-губернатор брал кредиты не у тех За это он может пойти под суд  »
Юридические статьи »
Читайте также