"Абитуриент, к сожалению, не думает - куда он пойдет работать через пять лет"

Проректор Санкт-Петербургского государственного политехнического университета Владимир Глухов:

В петербургском Политехническом университете не пытаются противодействовать образовательным реформам и считают, что студента нужно сегодня учить по-новому. Но, опираясь на лучший опыт прошлого, здесь предлагают собственные схемы реализации идеи непрерывного образования. О том, как вылепить из студента талантливого специалиста и зачем человеку нужно учиться всю жизнь, корреспонденту "Известий" ИРИНЕ РАДОВОЙ рассказал проректор по учебной работе Политехнического университета Владимир Глухов.

"Человек должен выходить из вуза с желанием сразу осваивать что-то новое"

ИЗВЕСТИЯ: Зачем нужно менять организацию учебного процесса?

ВЛАДИМИР ГЛУХОВ: Причин для этого несколько. Во-первых, организация учебы во многих развитых странах сложилась по-другому. И основана она на аксиоме: не студента учат, а студент учится. С ранних лет образование должно учить трудиться вместе, радоваться общим победам, уважению чужого труда. В соединении с навыками познания эти факторы становятся залогом процветания общества. "В каждом результате - 1% природных способностей и 99% настойчивого труда". Это в полной мере относится к системе образования. Задача преподавателей-не учить, а создать условия для того, чтобы студент плодотворно и эффективно овладевал знаниями. В этом случае разные студенты получают возможность осваивать знания с учетом своих способностей. И не потому, что один плохой, а другой - хороший. А потому, что один это делает быстрее, другой-медленнее. И каждый должен изучить ровно столько, сколько смогут вместить его ум, голова. Во-вторых, информационное пространство сегодня не такое, как, скажем, тридцать или тем болеепятьдесят лет назад. Студенты имеют возможность получить новейшие знания (Интернет, книги на разных языках), которые, может быть, преподаватель еще и не изучил. И наконец, третье - знания стали очень быстро устаревать. Раньше считалось, что человек должен переучиваться раз в пять лет. Сегодня человек должен учиться каждый год.

ИЗВЕСТИЯ: Может быть, ничего не менять?

ГЛУХОВ: "Развитие российского государства заключается в том числе и в поднятии и расширении образования и знаний. Только этим путем возможно достижение правильного государственного управления, только поднятием культуры возможно сохранить сильно пошатнувшееся мировое значение нашей родины". В начале XX века высказал эти мысли Владимир Вернадский, но сегодня их актуальность только увеличилась. Принцип академической свободы является ключевым принципом современных реформ высшей школы во всех странах. Излишняя детализация специальностей подготовки, замедленное их обновление тормозят развитие системы знаний, сдерживают темпы научно-технического развития в стране. Экономическая, промышленная, оборонная мощь страны определяются прежде всего уровнем развития промышленности, составом и квалификацией инженерного корпуса. Закономерно, что в обществе сейчас все больше утверждается мнение о необходимости и ценности инженерного труда. В США 70% новых рабочих мест создается в сфере "новой экономики",а затраты страны на образование превышают другие важные государственные расходы. В последние годы многие государства пересматривают принципы управления образованием, стремясь повысить его эффективность.

ИЗВЕСТИЯ: Крупные зарубежные фирмы постоянно учат своих сотрудников?

ГЛУХОВ: У ведущих мировых фирм есть специальная статья расходов - затраты на образование. Каждый сотрудник раз в год проходит курс обучения. И многие фирмы, вышедшие на российский рынок, наглядно это демонстрируют. Так что человек должен выйти из вуза со способностью учиться, желанием сразу осваивать что-то новое в области, близкой к его специальности, или - новейшие тенденции современных технологий. В противном случае он не сможет ни врасти в современное производство, ни придумать ничего нового.

ИЗВЕСТИЯ: А готовы ли преподаватели к новым технологиям? Легче ведь прийти, прочитать лекцию и уйти.

ГЛУХОВ: Люди все разные, и преподаватели - тоже. Есть те, кто берет конспект лекций и его излагает в течение 10-15 лет. Но есть и другие-кто создает новые курсы, дисциплины, издает по ним книги. Хочу сказать одно: преподавательский труд в последнее время стал тяжелее. Это и огромный поток информации, за которым преподавателю стыдно не успевать, и высокий уровень знаний выпускников школ. Кроме того, увеличился разрыв между условно слабыми и условно сильными студентами, в последнее время увеличивается поляризация знаний. Нам и другое тяжело: для того чтобы высококвалифицированный преподаватель пришел и остался работать в вузе, необходимы вполне конкретные условия труда, обеспечение современной техникой, заработная плата, размерами которой в высшей школе мы похвастаться не можем. Хотя квалифицированный человек, может быть, на какой-то период пожертвует даже зарплатой ради доступа к самым современным научным технологиям и разработкам.

ИЗВЕСТИЯ: Какие, на ваш взгляд, могут быть нетрадиционные и неформальные способы образования?

ГЛУХОВ: Появление выдающихся учеников в условиях жесточайшей регламентации является исключением. Для целенаправленной ориентации на поиск и поддержку выдающихся способностей необходимы неформальные способы образования. Это - семинары с обсуждением актуальных научных и технических проблем, разработка нестандартных курсовых проектов, обучение в ходе совместной исследовательской деятельности с преподавателями, встречи с ведущими специалистами промышленности. Кстати, выделение группы "сильных" студентов усложняет процесс обучения, но, как показывает практика, в составе такой группы происходит резкий рост индивидуальных способностей, объемов осваиваемых знаний. После энного числа учебных часов студент переходит в другое качество - освоение нового материала происходит уже по другим принципам, новые знания надстраиваются над прочным фундаментом. Научить человека можно, "наполнив сосуд", - и это будет средний специалист. А можно "поджечь факел", и это будет талантливый специалист.

ИЗВЕСТИЯ: Вы считаете, что талантливые студенты должны осваивать больше знаний, чем предлагает типовой учебный план?

ГЛУХОВ: Это с одной стороны. А с другой, для людей с активной жизненной позицией, работающих на высоких общественных и производственных должностях, недостаточно образования в одной инженерной области. Речь идет о сочетании подготовки по разным направлениям. Практика работы Политеха в последние десять лет показала, что сильные студенты способны осваивать гораздо больше, чем дает стандартный план подготовки. Для технических специальностей подходящими параллельными направлениями подготовки может быть экономическое, юридическое, педагогическое или языковое образование. Для экономических-правовое, компьютерное, математическое или языковое. После окончания вуза студент имеет сертифицированные, дипломированные знания инженера по двум направлениям. Формально -двойной диплом, две профессии. Не все это способны осваивать. Мы даже в вузе ввели ограничения: если по базовой специальности студент не показывает хорошего уровня, то на вторую ему не разрешается поступать. Система дополнительных курсов-краткосрочных, среднесрочных, полного дипломного образования- у нас поставлена достаточно серьезно и охватывает разные возрастные группы.

ИЗВЕСТИЯ: Профессиональное образование не сдерживает общее развитие людей?

ГЛУХОВ: Становление инженера-это не только овладение суммой профессиональных знаний. Будущий член общества должен получить комфортные условия для жизни в обществе, для чего необходимы нравственные основы, общественный мотивационный настрой. Получает студент это через гуманитарное, экономическое и экологическое образование, личное общение с коллективом преподавателей, общую нравственную обстановку в вузе. Воспитательная функция была потеряна в 90-е годы. Настало время понять, что это не прихоть преподавателей и администрации, а реальное становление черт будущего общества. Самодисциплина, уважение старших и коллег, восприятие общественных ценностей и патриотизм закладываются только в молодом возрасте.

"Образование через всю жизнь"

ИЗВЕСТИЯ: А зачем человеку учиться всю жизнь?

ГЛУХОВ: Сегодня существует устойчивая формулировка: "образование через всю жизнь". Причем имеется в виду не только начальное, среднее, высшее образование, повышение квалификации, но и образование даже в тот период, когда человек уже не работает. Допустим, пенсионера нужно учить и для того, чтобы он был вовлечен в процесс общения. Это означает для него социальную поддержку, овладение принципиально новыми правилами жизни общества. В отличие от многих развитых стран эта сфера образования в России пока не развита. Людей надо учить работать с компьютерами, Интернетом, новой системой налогов, новой законодательной системой социального обеспечения-чтобы они не чувствовали себя отторгнутыми современным обществом. В создании такой системы огромную роль играет государственное управление социальной стабильностью и государственная финансовая поддержка. И если мы говорим о непрерывном образовании, мы должны от колыбели и до последнего мгновения учиться. Постоянно давать человеку возможность осваивать что-то новое.

ИЗВЕСТИЯ: Возможно ли создать в Петербурге эффективную систему непрерывного образования?

ГЛУХОВ: На мой взгляд, для того чтобы решать многие социальные проблемы, Петербург мог бы использовать путь создания специализированных центров при ведущих вузах. Взрослое население, неработающие, пенсионеры с удовольствием бы получали знания в области социальных проблем, иностранных языков, основ живописи, овладевали бы элементарными правилами работы с компьютером, навыками фотографирования или занимались бы физкультурой. Только пока у вузов нет соответствующей практики и опыта.

ИЗВЕСТИЯ: Это напоминает кружки, действовавшие раньше при домах и дворцах культуры...

ГЛУХОВ: Фактически это прежняя схема культурной работы, скажем, при Доме ученых в Петербурге. Но мы это потеряли. Для того чтобы возродить, думаю, нужно опереться на ведущие вузы и поручить, допустим, Мухинке - живопись, Лесгафта-физкультурное направление, ведущим техническим вузам-компьютерное обучение. Тут и психологи нужны, без сомнения. В Финляндии, например, пожилые студенты вообще ничего не платят за свое обучение, но активно в нем участвуют. Для пенсионеров - участников образовательной программы доступ в Интернет стоит 5 евро за полгода. Я познакомился с программой, где учат составлению выкроек. Сидят бабушки и спокойно рисуют на компьютере выкройки, учатся делать фотографии, осваивают базовые правила живописи. Раньше они этого не знали, а теперь им просто интересно. "Мы должны учиться строить рынок непрерывного образования, рынок высокой оплаты за знания"

ИЗВЕСТИЯ: Наверное, для эффективного непрерывного образования нужен и некий психологический перелом руководителей предприятий.

ГЛУХОВ: Я как раз считаю, что в головах руководителей ведущих предприятий такой перелом уже произошел. Мы работаем с "Электросилой", "АвтоВАЗом", "Северсталью" и многими другими базовыми предприятиями российской экономики и знаем, что там вопросам образования уделяют огромное внимание. Но ресурсов для того, чтобы выучить всех сотрудников, все-таки у современных российских предприятий сегодня не хватает. Настало время вернуться к целевой подготовке специалистов для крупных предприятий и организаций с гарантией трудоустройства после окончания вуза. В Петербурге уже принят соответствующий закон, Политех активно работал с администрацией города при его разработке. Аналогичная ситуация и с правительством Ленобласти. Идея такова: мы принимаем студентов, которые уже на первом курсе знают, на какое предприятие они хотят пойти работать. А предприятие знает, что этот студент придет работать через 5-6 лет, и готово поддерживать его в период обучения. Самый простейший вариант-добавка к стипендии или предоставление мест практики, материалов для курсовых и дипломных проектов. На первоначальном этапе необходимы, конечно, некоторые законодательные условия и работа в треугольнике "предприятие - государственная власть - вуз".

ИЗВЕСТИЯ: Похоже, непрерывное образование у нас пока не пользуется спросом?

ГЛУХОВ: В основном российские предприятия и фирмы все-таки не привыкли заниматься этим. Многие из них работают по устаревшим технологиям. У них просто нет необходимости использовать высококвалифицированную рабочую силу и нет средств для перехода в новую высокотехнологичную область. Малые предприятия еще не доросли до "критических технологий", суперсовременных разработок. Поэтому получается двойственная ситуация. С одной стороны, нужны образованные люди, которые совершали бы технический прорыв. С другой стороны, этих людей нет, и поэтому высокотехнологичные предприятия не появляются. Но кто-то должен стать локомотивом. И мне кажется, это могут делать только ведущие технические вузы. Они должны выпустить людей, которые захотят завтра учиться и осваивать новые области знаний. ИЗВЕСТИЯ: Хорошо бы, чтобы при этом еще размер зарплаты был прямо пропорционален уровню знаний...

ГЛУХОВ: Если люди будут понимать, что вложенные в образование средства завтра дадут возможность увеличить материальный достаток, - они пойдут учиться. К примеру, во Франции, Германии, Америке достаточно четкая зависимость количества лет обучения, уровня освоенных знаний и заработной платы. Во многих зарубежных фирмах потенциальному сотруднику говорят примерно так: "Мы вас не можем взять на работу потому, что ваш уровень образования выше того, что мы вам можем предоставить. Для нас вы слишком хорошо выучены". Такой формулировки в наших отделах кадров не услышишь. И мы в общем должны учиться строить рынок непрерывного образования, рынок высокой оплаты за знания. Пока мы сделали рынок труда свободным, но люди не научились оценивать возможные последствия того, что они делают сегодня. Человек, поступающий в вуз, к сожалению, в нашей стране зачастую не думает, куда он пойдет работать. А, казалось бы, любой абитуриент прежде всего должен себе задать вопрос - что будет востребовано через пять-шесть лет. Мы должны понимать, чему и где будем учиться потом, если захотим изменить свою специальность. Легко, например, изменить профиль, если ты обучился по машиностроению, а надо уйти в энергомашиностроение. Но гораздо труднее, если ты выучился на физика, а захотел стать экономистом, или наоборот.

ИЗВЕСТИЯ: То есть в идеале надо продумать свою профессиональную жизнь на несколько десятилетий вперед?

ГЛУХОВ: Мы же составляем пятилетний план для страны. Или, покупая станок, рассчитываем на десять лет вперед-что будем выпускать. А тут-человек, у которого жизнь в общем не такая длинная, даже не задумывается - что он будет делать в течение 20-30 лет профессиональной деятельности. Он запросто отдает пять лет вузу, потом говорит, что все было напрасно, и занимается совершенно другим делом.

Частные - несчастные? Оказывается, и у платных школ хватает проблем  »
Юридические статьи »
Читайте также