Тетки с авоськами угрожают Интернету

В последние пять лет мне регулярно приходится отвечать на один и тот же вопрос иностранных коллег, в сознании которых слово Russia все реже ассоциируется с медведями на городских улицах и все чаще - с пресловутым зажимом свободы слова. Коллеги интересуются, как может верховная российская власть, столь ревностно подошедшая к зачистке федерального эфира, закрывать глаза на интернетовскую медийную вольницу. И нет ли у меня чувства, что власти нечто затевают.

Отвечать за весь Кремль для меня затруднительно - кто там и что затевает, видней сидящим по ту сторону Спасских ворот. Субъективное мое ощущение как участника рынка интернет-СМИ сводится к тому, что власть российская, в 1999 году анонсировавшая серьезные планы по регулированию киберпространства (включая передел доменной собственности и принудительное лицензирование всех сайтов в Минпечати), впоследствии охладела к этой проблематике и все тогдашние проекты постановлений правительства оказались на неопределенный срок под сукном. Возможно, это случилось оттого, что какие-то люди в высоких кабинетах сочли Интернет недостаточно денежным рынком или недостаточно влиятельным каналом вещания, чтобы всерьез им заняться, отвлекшись от передела ТВ и рынка мобильной связи. А может быть, причина была иной - например, Владимир Путин, в декабре 1999 года собственноручно зарубивший два министерских прожекта по госрегулированию Сети, кому-нибудь дал установку: Интернет не трогать, чтобы можно было всегда предъявить его Западу как наглядный пример беспредельной свободы слова в России... Как бы то ни было, никаких аналогов историй с НТВ, ТВ-6, "Общей газетой" или "Новыми Известиями" в русском Интернете на моей памяти не наблюдалось.

Это, однако же, не значит, что Интернету в России не угрожает власть. Угрожает, и очень серьезно. Просто это не Кремль, и не Краснопресненская набережная, а совсем другая ветвь, и угрожает она нам по совершенно другой причине, никак не связанной с политикой или свободой слова. Речь идет о российских судах. Всякий, кто имел сомнительное удовольствие соприкасаться с этим институтом, может подтвердить мое впечатление, что суды ниже Верховного в России и по форме своей, и по содержанию, и по глубине рассмотрения специальных вопросов больше похожи на ЖЭК, ДЕЗ или РЭУ, чем на храм Фемиды в правовом цивилизованном государстве.

Заседают в российских судах преимущественно тетки, коих много легче представить себе с авоськой в каждой руке, чем с мечом и весами богини правосудия. Тетки эти последний раз в жизни чему-то учились много лет назад, в юридическом вузе, где много больше внимания уделялось преподаванию марксизма-ленинизма, нежели римского права или гражданских свобод. С тех пор многое поменялось и в нашей жизни, и в тех самых вузах, но не в сознании, прическах и повадках типической российской судьи. Поэтому совершенно неудивительно, что почти при всяком обращении российских судов нижней инстанции к теме Интернета и высоких технологий результатом долгой и муторной судебной тяжбы становится вердикт, от которого у людей, сумевших, в отличие от судьи, разобраться в предмете иска, волосы дыбом встают и глаза вылезают далеко из орбит от недоумения.

Практика привлечения судами экспертов в области Интернета (та самая практика, которая позволяет в США рассматривать подобные иски по существу дела) в России работать не может, потому что какого бы авторитетного эксперта ни привлекла одна из сторон, вопрос о степени доверия к его мнению решает все та же тетка с авоськами, не знающая (и не желающая знать), чем "Рамблер" отличается от раутера, а "Яндекс" от "Комдекса". Читателя, интересующегося примерами нелепейших судебных вердиктов, адресую к сайту питерского юриста Виктора Наумова "Право и Интернет" (www.vic.spb.ru). Там можно прочитать дивные решения - о том, например, что практика присвоения объектов авторской собственности с целью их последующей продажи защищена в РФ законами "О культуре" и "О библиотечном деле". Или о том, что компания "Рамблер" не находится в России, а потому на нее не распространяются действующие в РФ правовые отношения (справка: компания "Рамблер" находится возле станции метро "Автозаводская" в Москве). Но одного вердикта на тамошнем сайте пока не выложили, так как он вынесен лишь позавчера. Речь идет о решении кассационной инстанции Федерального арбитражного суда (ФАС) по иску ЗАО "Тройка сталь" к ООО "Мегасофт". Решении, которое любому человеку, знакомому с предметом иска, трудно оценивать, оставаясь в рамках нормативной лексики.

Суть постановления кассационной инстанции ФАС (как и самого ФАС, слушавшего дело 17 сентября 2003 года) состоит в том, что владелец любого сайта в Интернете, где присутствуют форумы и посетителям дана возможность высказываться, несет гражданскую и материальную ответственность за правдивость любых записей, которые там появляются. Первым пострадавшим от такой впечатляющей юридической новации стало ООО "Мегасофт", которое ФАС сурово покарал за нелестные записи в гостевой книге в адрес металлургической компании "Тройка сталь". Никаких попыток выявить автора записи и разбираться с ним истец ("Тройка сталь") не предпринимал. В духе анекдота про поиск пропажи под фонарем "Тройка" выбрала в качестве ответчика ООО "Мегасофт" и в результате годичной тяжбы (прошедшей за это время от Арбитража Московской области до кассационной коллегии ФАС) добилась утверждения самого немыслимого и нелепого вердикта. Который, если относиться к нему серьезно, требует от всех российских сайтов немедленно и навсегда закрыть все форумы, где посетителям до сих пор дозволялось свободно высказываться.

С грустью приходится констатировать, что невежество и некомпетентность российских судей наносит интернет-рынку много больше вреда, чем любой политический заказ или компьютерный вирус.

Антон Носик

Провайдера привлекли за рекламу алкоголя в интернете  »
Юридические статьи »
Читайте также