Про рубли под вьюгу Мало кто знает, что от происков зимы мы защищены законом

Нынешняя зима еще раз напомнила, что значительная часть России расположена в зоне лютых стуж и ветров и об отоплении жилищ надо заботиться не от случая к случаю. А также о том, что если авария произойдет всего только на одной котельной, пострадают от этого тысячи, а то и десятки тысяч людей, которые, между прочим, вправе потребовать компенсации за причиненные страдания. По большому счету, власти тех субъектов Федерации, где отключение тепла в январские морозы приобрело серьезные масштабы, спасает только то, что люди у нас не приучены бороться за свои права посредством закона. Протест против жизни в обледеневших квартирах обычно приобретает формы "гражданского неповиновения", как в Карелии, когда граждане начинают массово вычеркивать в своих жилищных квитанциях графу "отопление". Или власти, как это было в Ленинградской области, гасят недовольство, назначив каждому пострадавшему по паре тысяч рублей компенсации из областного бюджета.

Но есть, оказывается, закон, прописывающий необходимость страховать гражданскую ответственность эксплуатации опасных объектов. В том числе котельных и теплосетей. Называется он - Закон "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" и принят был еще в 1997 году. Согласно тексту этого документа организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана страховать ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц и окружающей природной среде в случае аварии на опасном производственном объекте. Эти-то страховые суммы и должны идти на компенсации пострадавшим. Но... не идут.

- Вообще-то появление закона о промышленной безопасности было большим шагом вперед, поскольку до того даже понятия такого не было, - говорит Алексей Исаков, зам. директора Городского центра экспертиз. - Но у нас все по-нашенски, российски. В соответствии с этим законом котельные и теплосети относятся к опасным объектам третьего типа опасности. На них не используются опасные вещества (если, конечно, котельная не газовая), а есть только оборудование, работающее под высоким давлением или при температуре теплоносителя выше 115 градусов. Для такого типа опасности законодатели предусмотрели минимальный размер страховой суммы сперва в 1000 МРОТ, а потом (в редакции 2000 года) - 100 тысяч рублей. Получается такая парадоксальная ситуация: какой-нибудь химический завод, расположенный в стороне от жилья, с налаженной службой контроля и постоянными проверками Горгостехнадзора, на котором аварии не случаются по крайней мере несколько десятков лет, платит страховой компании ежегодно по нескольку миллионов рублей, а теплосети, износ которых зачастую уже сто процентов и аварии на которых происходят ежегодно - 100 тысяч. Хотя в первом случае деньги эти просто оседают на счетах страховых фирм, а во втором - могли бы идти на покрытие ущерба, нанесенного авариями людям. То есть размеры страховки никак не соотносятся с реальными размерами ущерба и степенью риска при эксплуатации промышленных объектов.

Выделяет эксперт и еще одну особенность закона, делающую вероятность применения его призрачной. Страховые компании должны выплачивать страховку в случае аварии не автоматически, а только по решению суда. То есть сперва должно быть проведено расследование причин аварии. И если в результате расследования будет доказано, что в аварии виновато само предприятие, эксплуатирующее опасный объект, то никакой страховки выплачено не будет.

- Это вроде бы правильно, - говорит Алексей Николаевич, - но я берусь утверждать, что в любой аварии вину эксплуатирующего предприятия найти можно. Если, конечно, ставить перед комиссией, созданной для расследования случая, подобную задачу.

Практика, похоже, подтверждает мнение эксперта. По крайней мере в серьезно пострадавших от январских аварий регионах Северо-Запада (Карелия, Ленинградская, Новгородская области) в официальных заявлениях властей упор делается на то, что виновниками размораживания котельных и полопавшихся труб стали... пьяные или отсутствовавшие на местах операторы котельных, нерешительные начальники теплосетей и т.д. Понятно, что при такой постановке вопроса ни о каких страховых выплатах и речи идти не может.

Да и в принципе дело это пока безнадежное. Все равно за пять с лишним лет действия Закона "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" никто не удосужился даже приступить к страхованию котельных. "Эта работа еще только начинается. Застрахованных теплосетей в Ленинградской области нет", - ответил на вопрос корреспондента газеты вице-губернатор области Иван Григорьев, находившийся как раз в Тихвине, где в результате аварии без тепла остались 17 тысяч человек. Вполне понятно, что местные власти (вернее, муниципалитеты, в ведении которых находится коммунальное хозяйство) не торопились вводить бюджет в дополнительные расходы. И так ЖКХ у нас повсеместно недофинансируется...

Да и что там говорить о коммунальном хозяйстве, если, к примеру, такая далеко не бедная компания, как "Ленэнерго" (тоже, кстати, имеющая котельные), затратила на проведение обследования своих объектов на предмет установления размеров минимальных страховых сумм два года и закончила его только на днях. А ведь в ее структуре 14 объектов, признанных особо опасными (страховая сумма - не менее 7 миллионов рублей). Однако все они до сих пор даже не внесены в Государственный реестр.

Чтобы дело пошло живее, считает А. Исаков, надо отойти от принципа установления страховых сумм исходя из типа опасности и начать определять их, сообразуясь с размерами того ущерба, который реально может быть нанесен населению и окружающей среде в результате аварии. Очередным шагом вперед может стать принятие Думой находящегося в ней на апробации закона об обязательном страховании гражданской ответственности за эксплуатацию опасных объектов, в котором как раз и предусмотрено приближение страховых сумм к реальности. Между прочим, опыт проведенных экспертиз показывает: такой принцип выгоден не только населению как возможному получателю компенсаций за нанесенный авариями ущерб, но и самим предприятиям. Поскольку, оказывается, сейчас компании, застраховавшие свои объекты первого и второго типа опасности, платят страховщикам на 30 - 50 процентов больше, чем могли бы, если исходить из реальных размеров возможного ущерба.

Но пока законы обсуждаются, гражданам, мерзнущим в своих квартирах, остается надеяться только на добрую волю местных властей. А добрая воля - понятие не правовое.

Юрий Звягин Санкт-Петербург

В Госстрое считают, что подготовке к зиме поможет закон о жилищно-коммунальной реформе  »
Юридические статьи »
Читайте также