Без паники, это амнистия

Идея налоговой амнистии для беглых капиталов вчера воскресла, как птица Феникс. Неожиданно о ней заговорил заместитель министра экономического развития и торговли Юрий Жданов.

Как бы между прочим он сообщил, что в Бельгии с 16 января вступил в силу закон, по которому владельцы незаконно вывезенных из страны денег в течение года могут покаяться, заплатить с укрытых сумм налоги и получить освобождение от уголовного преследования, даже не возвращая средства в страну. Жданов сказал, что его эксперты активно читают текст бельгийского закона, через несколько дней подключат к этому увлекательному занятию работников Минфина и уже через полгода создадут проект такого же, российского. Заявление сенсационно и внезапностью, и содержанием. Хотя, если присмотреться, в этом деле экспромтов не бывает.

Когда на прошлой неделе мы "допрашивали" у себя в редакции о вывозе капитала вице-премьера Виктора Христенко (беседу с ним читайте в прошлом номере), этот осведомленный человек без трагизма и присущего такой теме социального пафоса сообщил: бизнес голосует за ту страну, где ему приятнее, и если капиталы бегут из России, значит, надо менять наши законы. Вероятно, он уже знал об "экспромте" Минэкономразвития.

Тема налоговой амнистии возникает в России перманентно и как бы в двух ипостасях: как предмет для конструктивного разговора или как пиар из стана олигархов. Имея в виду рациональное зерно вопроса, по осени сам Президент Владимир Путин поставил перед министрами-экономистами вопрос: а не амнистировать ли беглых? На что из того же Минэкономразвития раздалось не слишком уверенное: 13 процентов налога на доходы - чем не амнистия? Редкий случай, когда Президент оказался либеральнее экономистов. Теперь, как видим, в Минэкономразвитии "одумались".

Бельгия - не первая страна, которая пытается то ли капиталы вернуть, то ли просто получить в казну побольше налогов. Перед ней этим же занималась Италия, но осталась недовольна результатами. Бельгийцы говорят, что обетованные берега этой европейской страны покинуло 150 миллиардов евро, из которых 850 миллионов евро могут облегалиться уже в этом году.

Уже сегодня совершенно очевидно, что просто списать российский закон с бельгийского не получится. Наш закон будет, скорее всего, написан "под олигархов". Жданов подчеркнул, что освобождать от уголовной ответственности у нас будут в три этапа: сначала крупный бизнес, потом уже средний и мелкий. Между тем именно лицам, совершившим огромный хапок с точки зрения их родного Урюпинска, и махнувшим со страху в ту же Бельгию торговать в собственном магазине сосисками, закон пришелся бы очень кстати. И тоска по родине замучила, и заплатить надо с их жалких капиталов всего ничего. Но, видимо, сверхзадача иная: дать последний шанс крупным экспортерам капитала показать, что они не олигархи (по терминологии г-на Примакова, это очень плохое слово), а честные в душе люди, временно ошалевшие от сверхдоходов и непредсказуемости российского режима 90-х. Выявление таких заблудших душ даст возможность с чистым сердцем применить к прочим все законы военного времени. Впрочем, к лету будет видно, получится ли что-нибудь у Бельгии. Если нет, критики идеи получат дополнительный аргумент своей правоты.

Евгений Арсюхин

Вернут по-бельгийски  »
Юридические статьи »
Читайте также