Адвокат может развалить любое дело

Принятие новых Уголовно- процессуального кодекса (УПК), Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) и Административно-правового кодекса (АПК) ознаменовало новую стадию формирования единого правового пространства в России. О том, какое место в этой системе координат отводится прокуратуре, и о своих достижениях за последние 12 лет рассказал "ДП" перед уходом на пенсию заместитель начальника, начальник отдела по надзору за исполнением законов Управления Генеральной прокуратуры по Северо-Западному федеральному округу Николай Фатнев.

– Как изменились функции органов прокуратуры в связи с принятием новых УПК, КоАП и АПК?

– В рамках УПК часть функций прокурора (санкционирование ареста, обыска, продление срока содержания под стражей и др.) отводится суду, но при этом каждое уголовное дело возбуждается только с согласия прокурора. Если раньше суд сам участвовал в исследовании доказательств, то согласно новому УПК суд – сторонний наблюдатель, который лишь дает оценку. Хотя в целом у меня сложилось положительное отношение к принятию нового УПК, некоторые его позиции, на мой взгляд, нужно пересмотреть. Меня не устраивает то, что новый кодекс из-за его несовершенства дает любому адвокату превосходную возможность развалить практически любое дело. В частности, адвокат имеет право не предоставлять следствию некоторые улики, также имеет право на свидание с подследственным без ограничения во времени в течение срока, который законодатель отводит следователю для проведения допроса. Что касается нового КоАП, то этот кодекс никак не повлиял на полномочия прокурора. Новый же АПК, с одной стороны, несколько сузил полномочия прокурора, ограничив их защитой государственных интересов, а с другой стороны, предоставил ему право вступать в дела данной категории на любой стадии, чего нет в действующем АПК.

– Фактически на ваших глазах формировался институт прокуратуры последние 10 лет. Какие громкие дела вы считаете в том числе своей победой?

– Моя работа заключалась в том, чтобы местные власти принимали законы, соответствующие Конституции РФ, также я занимался защитой гражданских прав. В этой сфере достаточно сложно назвать громкие дела, но одним из главных достижений подведомственного мне отдела я считаю тот факт, что мы добились вступления в силу на территории Петербурга ФЗ "О ветеранах" в части предоставления льгот. Также можно отметить приведение в соответствие с федеральным законодательством некоторых законов о предпринимательской деятельности и налогообложении. Одной из самых сложных материй, с которой приходилось сталкиваться прокуратуре, было формирование и исполнение городского бюджета.

– По-прежнему ли Петербург удерживает статус города, в котором принимается наименьшее количество законов, не соответствующих федеральному законодательству?

– К сожалению, нет, сейчас нам чрезвычайно часто приходится вмешиваться в действия местной власти. Уже за первое полугодие 2002 года нами было оспорено 14 нормативных актов органов законодательной и исполнительной власти Петербурга, причем в большинстве своем это довольно старые документы, принятые еще в середине 90-х годов. Это связано с тем, что в начале 90-х советское законодательство практически не применялось, а российское законодательство еще не было создано. Тогда главенствовал принцип: все, что не запрещено, разрешено. Поэтому создавались многочисленные оффшорные зоны для ухода от налогов. Сейчас же постепенно начало формироваться единое правовое поле, не позволяющее субъектам РФ по-разному регулировать сферу хозяйственных правоотношений, и мы оспариваем законы о создании свободных экономических зон. Их появление связано с тем, что власти очень часто превышают свои полномочия, вмешиваясь в сферу предпринимательства и налогообложения, и предоставляют индивидуальные льготы, что противоречит Налоговому кодексу. В частности, Законодательным собранием был принят закон о Царскосельской экономической зоне, признания которого недействительным мы добились в судебном порядке. Но, несмотря на это, через некоторое время появился аналогичный закон о Пулковской экономической зоне. В других же регионах, как, например, в Новгородской и Архангельской областях, власти больше прислушиваются к прокуратуре, и число законов, противоречащих федеральному законодательству, соответственно, меньше.

– А как обстояли дела с административными правонарушениями у советской власти?

– В советские времена города и области не издавали законов, были основы законодательства СССР, а в республиках принимались различные кодексы. На заседаниях же городских исполкомов всегда присутствовал прокурор, к мнению которого прислушивались, во многом существовавшая тогда система была проще.

– Насколько сейчас часты случаи продажи памятников архитектуры и истории без ведома собственника – Минимущества РФ?

– Такие случаи сейчас по-прежнему встречаются, но Минимущества не всегда поддерживает наши иски. В частности, мы установили факт незаконной приватизации здания по адресу: Английская набережная, 8, и Минимущества должно было дать согласие на выступление истцом в Арбитражном суде по иску прокурора, однако отказалось сделать это.

– На ваш взгляд, нужны ли окружные прокуратуры и мировые судьи?

– Что касается окружных прокуратур, то я считаю, что данный институт необходим для того, чтобы надзирать за деятельностью других федеральных окружных структур, создаваемых в округе. Институт мировых судей также необходим, так как будет способствовать разгрузке районных судов. Пока же его формирование происходит медленно, к мировым судьям очень редко кто обращается, как правило, из-за отсутствия информации. Их часто обвиняют в том, что они плохо работают, но я считаю, что все впереди, пока этот институт только раскачивается.

– По вашему мнению, где в деятельности прокуратуры заканчивается буква закона и начинается чистая политика?

– Я не могу вспомнить случаев, в которых прокуратура забывала бы о законе и начинала заниматься политикой. На мой взгляд, мы должны быть вне политики.

– Чем планируете заниматься после ухода на пенсию?

– Скорее всего, после ухода на пенсию я не оставлю государственную службу. Пока не хотел бы уточнять, какая это будет должность.

Алексей Коломенцев

ВСК стала победителем тендера Генпрокуратуры РФ на право обязательного личного страхования работников прокуратуры в 2003 году  »
Юридические статьи »
Читайте также