Олег Коломийченко Мы еще не сказали своего последнего слова... Как взять чиновников в антимонопольные клещи, если руки коротковаты?

На минувшей неделе с молотка ушли 30 лучших участков под АЗС. Как и ожидалось, победителем в этом "конкурсе" стала стратегически близкая Смольному компания "Лукойл"...

История с "раздачей автозаправочных слонов" стала еще одним размашистым мазком в картине тотального "подгребания" бизнеса под власть, которую увлеченно рисует правительство Валентины Матвиенко на протяжении уже почти года.

Как бороться с монополистической булимией чиновников и есть ли шанс в этой борьбе победить? Об этом рассказывает руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы РФ по СПб и ЛО Олег Коломийченко.

- Прежних градоначальников и их министров часто упрекали в административном "крышевании" отдельных коммерческих структур. Однако с приходом Валентины Матвиенко, похоже, процесс чиновной монополизации городского хозяйства выходит на качественно новый уровень: лоббизм фактически узаконивается (вспомним положение о "стратегических инвесторах"), проводится бесконкурсная раздача городской собственности и т.п. Как Вы, в частности, оцениваете недавний конкурсный триумф "Лукойла"?

- Условия конкурса на приобретение участков под АЗС были для всех участников равные... Относительно рынка розничной продажи автомобильного топлива я всегда говорил: в городе необходимы 5-6 крупных брендовых компаний. Поэтому приход в наш город "Лукойла" я считаю положительным явлением. Думаю, такие крупные компании, как Shell или Neste, имели возможность заменить "Лукойл", найти 10 миллионов долларов. Но они не захотели по-серьезному вливаться на рынок Петербурга.

Что же касается вопроса по существу, то любая страна или город борются за инвестора, и для этого допустимы некие отступления от общих правил - хотя это и звучит, как кощунство, со стороны такого чиновника, как я, который обязан бороться за конкуренцию. Но иногда национальные интересы требуют индивидуального подхода. Если в наш город пришла, к примеру, компания-гигант "Тойота" и сказала, что будет строить у нас завод полного цикла, то, может, и не стоило бы ее на конкурс посылать, а следовало бы, наоборот, как можно быстрее предоставить ей желаемый участок, провести коммуникации и не потерять ее.

- На Западе понятие "стратегического инвестора" четко прописано в законах. В Петербурге же администрация сделала все возможное, чтобы это понятие в городском законе было максимально размыто...

- Закон о выделении инвесторам земельных участков целевым назначением мы уже опротестовали. Правда, ни арбитражный суд, ни депутаты, к которым мы обращались, нас не поддержали. Прокурор также нам отказал, ссылаясь на то, что мы уже проиграли это дело в арбитражном суде. Тогда мы обратились к генпрокурору, который через городского прокурора передал нам ответ, в котором все сводится к тому, что перечень земель в Земельном кодексе не конечный, поэтому город имеет право его расширять. Хотя, конечно же, этот список никто не вправе расширять... Поэтому, если мы заметим, что под видом "поддержки стратегического инвестора" возникает коррупционная лазейка для чиновников, стремящихся выделять землю "своим" бизнесменам без конкурсов, будем протестовать.

- Но председатель инвестиционного комитета Максим Соколов уже открыто сказал, что чиновники должны поддерживать конкретных бизнесменов по собственному усмотрению и что для таких инвесторов земля будет выделяться целевым назначением.

- Это нарушение федерального закона, поэтому будем бороться за отмену этого положения.

- А где гарантии, что вам снова не откажут?

- У нас были прецеденты выигранных дел в Высшем арбитражном суде в Москве, поэтому будем надеяться на него.

- Не кажется ли Вам, что в условиях тотальной бюрократической вертикализации всей государственной системы ваша служба оказывается неэффективной?

- Если есть факт нарушения антимонопольного законодательства, то возбуждается дело, создается комиссия и дело рассматривает с привлечением всех сторон. В случае выявления нарушения комиссия дает предписание его устранить. Если предписание не выполняется, то устанавливается санкция, но нарушитель вправе обжаловать решение комиссии в суде. И начинается долгая волокита судебных процессов...

- Сразу конкретный вопрос: почему после того, как ваше управление выявило факты нарушения антимонопольного законодательства в предконкурсной документации для конкурсов на маршрутные перевозки, сам конкурс не был приостановлен?

- Дело пока не возбуждено. Комитет по транспорту администрации СПб очень долго не присылал нам предконкурсную документацию. Обращаться в суд, не имея на руках официальных документов, бессмысленно. Но как только мы получили из администрации все бумаги, сразу подали в суд. Совсем скоро будет подписано определение о возбуждении дела, и тогда конкурс отменят.

Вообще, в данном случае надо иметь в виду, что любой, у кого есть лицензия, имеет право заниматься перевозками, и город никому не вправе запретить это делать. Тезис администрации о том, что маршрутная сеть - это собственность города, не очень соответствует законам. Кроме того, администрация обязана проводить конкурсы только при размещении бюджетных денег, о чем в случае с решением вопроса о маршрутках речь не идет. Так что, по идее, данный конкурс изначально вообще незаконен...

- Насколько, по-вашему, законно решение Смольного ликвидировать остановочные павильоны?

- Здесь необходимо учитывать несколько вещей. Во-первых, люди вложили немалые деньги в обустройство этих павильонов и прилегающих территорий. Во-вторых, тысячи людей останутся без работы. В-третьих, эти ларьки удобны людям, живущим в районах, где они установлены. Но, с другой стороны, на Невском проспекте ларьков нет и никому вроде бы они там и не нужны. Поэтому городу нужно было бы, в первую очередь, определиться, где должны быть павильоны, а где - нет. Что касается разговора о том, что предпринимателям предоставят "альтернативные места", то, думаю, даже в этом случае бизнес все равно серьезно пострадает, поскольку покупатель, привыкший приобретать товары в конкретном ларьке на остановке, не пойдет его искать где-то в другом месте, а вынужден будет отправиться в универсам или мегамаркет и покупать товары скопом и потом, надрываясь, тащить авоськи до дома. Я говорил Валентине Ивановне, что ее решение будет выгодно только большим сетевым магазинам. И тогда, помимо всего прочего, город становится заложником экономической ситуации в стране. Ведь никто не исключает возможности повторения дефолта, и тогда сетевики могут быстро переключиться на западных производителей. Поддержать своего производителя, в отсутствие малого бизнеса в сфере торговли, городу будет сложно. На что Валентина Ивановна сказала: "Тогда Вы, Олег Васильевич, как антимонопольщик, и будете заставлять сетевиков работать в интересах города". Но зачем создавать такие ситуации, чтобы потом с ними же бороться?

- Выходит, ваше управление все же не обладает достаточными полномочиями и возможностями, чтобы предохранять город и горожан от чиновничьего произвола...

- Не могу с Вами согласиться. Что касается, в частности, ларьков, мы пока еще не сказали своего последнего слова и, думаю, сможем помочь предпринимателям. Если в постановлении правительства сказано о том, что до 1 апреля будет разработана адресная программа альтернативных мест, которые, по идее, должны устраивать предпринимателей, то нужно ждать этого момента. Если решения не последует, а ларьки начнут демонтировать, то факт нарушения закона окажется налицо.

- И когда можно будет в реальности добиться отмены "ликвидационного" постановления?

- Если мы вынесем предписание администрации Петербурга и потом будем доказывать свою правоту в Высшем арбитражном суде, то исполнение антимонопольного закона наступит только через год-два. Все ведь зависит от того, как быстро и квалифицированно суды следят за исполнением законов. Сегодня чиновники и крупные предприятия-монополисты позволяют себе нарушать законы, ибо знают, что найдут поддержку в судах.

- Получается, что все зависит от решения суда, который, в свою очередь, может либо вынести "кривое" решение, либо затянуть с вердиктом до тех пор, пока утопающий благополучно "утопнет" и перестанет звать на помощь?

- Помимо обращений в суд, важно добиться того, чтобы чиновник, который нарушает закон, отвечал бы за это. Могу обрадовать, что в новой редакции Закона о конкуренции, который, я надеюсь, примут уже к лету, есть такое понятие, как "дисквалификация" чиновника или топ-менеджера, который нарушает антимонопольное законодательство. Если антимонопольный орган принимает решение и оно вступает в законную силу, то вышестоящий руководитель должен поставить вопрос о дисквалификации того чиновника или менеджера, который нарушил закон.

- Почему такое беспрецедентное усиление чиновной атаки на свободный бизнес и конкуренцию происходит в Санкт-Петербурге именно сейчас?

- Думаю, местная власть поступает так по отношению к малому бизнесу только потому, что в целом по стране к нему относятся несерьезно. Хотя в наш переходный период именно этот сектор экономики должен быть приоритетным. Условно говоря, раз в месяц на заседании правительства г-жа Матвиенко обязана заслушивать доклад о положении малого бизнеса в городе (сколько появилось новых предприятий, сколько они платят городу и т.д.), помогать им решать наболевшие проблемы, о которых должен рассказывать представитель общественного совета по малому бизнесу (ставят ли палки в колеса пожарники, СЭС, налоговики и т.д). До тех пор, пока этого не происходит, ни о каком развитии малого бизнеса не может быть и речи.

Оксана Попова

Экономическая политика Смольного: Благая весть или черная метка?  »
Юридические статьи »
Читайте также