Новые реформы могут подорвать стабильность

Монетизационный шок, похоже, почти миновал. Но на очереди новая серия леденящих сюрпризов. С 1 марта вступил в силу новый Жилищный кодекс. Кроме того, начались реформы здравоохранения и образования. "Легких и популярных реформ не осталось, они будут болезненными и будут нарушать привычный образ жизни", - без околичностей и обиняков пообещал на прошлой неделе министр экономического развития Герман Греф.

"Люди устали от реформ, - поспешил смикшировать негативный эффект от этого заявления вице-премьер Александр Жуков и предложил свой вариант "утешения". - Может быть, нужно использовать другое слово: не "реформы", а "изменения к лучшему"".

Что же это за "нелегкие и непопулярные изменения к лучшему"? Эту министерскую шараду взялся разгадать наш постоянный эксперт - заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН.

- В первый срок президенства Путина, кроме ОСАГО - "автогражданки", все остальные шаги власти были в целом позитивно восприняты обществом. А вот начиная с монетизации, в России проводится - и сейчас в самом разгаре - ряд очень непопулярных реформ. Возьмем, к примеру, новый Жилищный кодекс. В нем очень много проблемных позиций. Например, сомнительное облегчение процедуры выселения из неприватизированных квартир. Если раньше семья, которая проживает в неприватизированной квартире, могла при своем переселении, скажем, из пятиэтажки рассчитывать на серьезное улучшение своего жилищного положения (иногда даже с какой-то символической доплатой), то сейчас этой семье будет выделяться ровно столько, сколько она имела, причем по количеству метров. А если учесть, что сейчас в новостройках однокомнатные квартиры примерно адекватны двухкомнатным в домах, скажем, 60-х годов, можно сделать печальные выводы.

- Но ведь такая "процедура выселения" может привести в итоге к возникновению "социальных гетто"...

- Да, может. Это называется "общежития". Туда будут выселять людей по социальной норме - 6 метров на человека, если я не ошибаюсь.

- Логика реформ здравоохранения и образования та же?

- Начнем с реформы здравоохранения. В бесплатных поликлиниках ставка делается на так называемого "врача общей практики". А это означает очень серьезное сокращение количества врачей-специалистов в этих учреждениях. Врач-специалист в большей степени станет действительно врачом платным. В больницах центр тяжести, скорее всего, будет перенесен на процесс так называемого "долечивания". Раньше человек мог находиться не под постоянным наблюдением врача (скажем, после операции) в больнице. Теперь ему придется "долечиваться" дома. Эта схема более западная, но у нас все-таки привыкли к иной схеме - когда больной и этот период проводит в лечебном учреждении.

- Выходит, население вряд ли воспримет эти нововведения как "изменения к лучшему".

- Ну, да. Люди все же привыкли, что за ними ухаживают, а теперь врач будет лишь иногда заходить. У пациентов возникнет ощущение, что их забыли, оставили. Это достаточно важная психологическая проблема. И ее не учли так же, как не учли и психологический фактор при монетизации. А он будет играть важную роль и в дальнейшем. И пусть уровень медицинского обслуживания останется примерно сегодняшним, но все равно психологически могут быть очень большие проблемы.

- Но реформа образования явно чревата не одними лишь "психологическими проблемами"...

- Да, реформа образования - это, прежде всего, увеличение платности и объема платного образования. А кроме того, это, возможно, и сокращение количества учебных заведений. Но здесь есть и свое рациональное зерно: некоторые учебные заведения у нас действительно служат для уклонения от воинской обязанности, в связи с чем в них весьма велика коррупция. Есть высшие заведения с очень слабым преподавательским составом. Есть и другие проблемы. С этой точки зрения, реформу проводить нужно. С другой стороны, психологически эта реформа, конечно, будет очень сложной для родителей и студентов, чьи возможности в получении образования объективно сократятся. А кроме того, реформа нанесет вполне ощутимый удар по конкретным интересам преподавательской корпорации.

- Одним словом, реформы повышают платежное бремя населения, притом что качество услуг остается примерно тем же?

- Да, примерно так.

- Как мы хорошо знаем, проблемы, "узкие места", заложенные в реформах изначально, дополняются еще "более узкими местами" при реализации. Герман Греф признал, что в правительстве есть "управленческий кризис". Правда, заверил, что нет кризиса идей и подходов. Так ли это?

- Не совсем. В правительстве существует кризис отношений, когда у премьера одни идеи, у министра финансов - другие, когда одни хотели бы серьезно запустить руку в Стабилизационный фонд для реализации каких-то проектов, а другие настаивают на сохранении его в сегодняшнем виде и т.д. В общем, очень большое количество разногласий и серьезная аппаратная конкуренция.

Что же касается реформ, то их проблемы для большинства населения двояки: это будут и определенные жертвы, на которые придется пойти, и серьезные психологические проблемы. В итоге возможно ухудшение общего социального климата, связанного с тем, что население ожидало улучшения своего положения, новых выгод. А вместо этого идут непопулярные реформы. Все это может уменьшить стабильность в стране.

Екатерина СЕМЫКИНА

Жилищный кодекс: Население шлет запросы. Чиновники хранят молчание  »
Юридические статьи »
Читайте также