Нет мира под крышами "золотого треугольника"

Свое право сушить белье на чердаке петербургская пенсионерка собирается отстаивать в Европейском суде.

Лидия Алексеевна Тумасова - бывшая блокадница, в прошлом - учитель физкультуры. Живет она в самом центре города, в так называемом "золотом треугольнике". Живет уже не один десяток лет среди мировых красот, наслаждаясь к тому же вполне счастливой семейной жизнью. Однако 28 февраля 1997 года ее спокойствие закончилось.

Стройплощадка над головами

В этот день, как явствует из ее с соседями искового заявления в Куйбышевский федеральный суд, четверо жильцов дома "самовольно захватили чердачное помещение... и начали его переоборудование для личных целей". Реконструкция, судя по всему, намечалась капитальная - на чердаке целый день грохотало, а строительным мусором был завален весь подъезд.

Исковое заявление, впрочем, возникло через год с лишним после "захвата". Поначалу жильцы дома обратились в городскую и районную администрации. Выяснилось, что реконструкция ведется без всяких согласований и разрешительной документации. Но последовавшие вслед за этим предписания о немедленном прекращении работ из администрации района, лично от губернатора Яковлева и из районной прокуратуры были проигнорированы.

На момент подачи иска юридическая позиция истцов была безупречна. Ибо они опирались на распоряжение мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака от 19 февраля 1996 года N 128-р "О реконструкции чердаков и мансард на инвестиционных условиях". В соответствии с ним заключение договора между городом и инвестором сопровождалось рядом условий. В частности, "согласованием с собственниками общих помещений, несущих конструкций дома и внеквартирного оборудования". То есть "захватчики" вышеуказанного чердака, прежде чем начать работать, должны были спросить разрешение у КАЖДОГО владельца приватизированной квартиры в этом доме. И если хоть один будет против, уйти восвояси. Надо ли говорить, что они не спросили НИ ОДНОГО.

Однако вне закона они пребывали недолго. 11 декабря 1998 года губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев, видимо, в целях скорейшего освоения мансард издал распоряжение "О внесении изменений в распоряжение мэра Санкт-Петербурга от 19.02.1996 N 128-р". Самым существенным изменением была отмена того самого пункта, который требовал согласовывать инвестиционный договор с жильцами дома. Теперь, по сути, достаточно было только договориться с чиновниками. Что, судя по всему, "захватчики" и сделали, благополучно заключив договоры с КУГИ и таким образом узаконив "захват".

Губернатор был не прав

Их оппоненты тоже не сидели сложа руки. Не дожидаясь, пока судейская улита придет к долгожданному финишу по решению вопроса об отдельно взятом чердаке, Лидия Алексеевна с несколькими единомышленниками (жителями других домов, столкнувшихся с той же проблемой) подали новый иск - уже в городской суд о признании недействительным вышеуказанного изменения. На этот раз процессуальным противником пенсионерки стали уже не нахрапистые "новые русские", а респектабельные представители городской администрации.

В суде разгорелся теоретический спор. Что есть чердак? Представители истцов заявили, что это такое же помещение, как квартиры, лестничные клетки, лифтовые шахты, подвалы и прочее. В соответствии с Гражданским кодексом все это относится к общему имуществу владельцев квартир и распоряжаться им без их ведома никто не может. Юристы Смольного, ссылаясь на Строительные нормы и правила (СНиПы), заявили, что чердак не помещение, а лишь "пространство между поверхностью покрытия (крыши), наружными стенами и перекрытием верхнего этажа". И поэтому предусмотренное Гражданским кодексом право долевой собственности на него не распространяется. А в законе о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации, дескать, и вовсе не сказано, что, приобретая квартиру, человек приобретает и долю инфраструктуры дома.

Суд, однако, принял сторону истцов. Заметив при этом, что в "Законе о приватизации" - явная дыра и в связи с этим руководствоваться надо самим Гражданским кодексом, где все ясно и понятно. Ссылка же на СНиПы есть чистое лукавство, потому что это документы, предназначенные для проектирования, а не для определения правового режима здания.

Принятое 13 сентября 2000 года решение суда было однозначным: в оспариваемой части указанное распоряжение губернатора подлежит "признанию недействительным и непорождающим правовых последствий". Удовлетворил суд и рассматривавшийся в этом же процессе иск двух других граждан: они требовали подкорректировать вышеуказанное распоряжение мэра Собчака, которое давало право инвесторам, реконструировавшим мансарды, забрать их потом в собственность. (Допускалась также аренда и безвозмездное пользование, но они, конечно, не были столь привлекательны.) Самовольно отрезать себе кусочек от общего имущества никто не может, а кто уже отрезал, тот должен отдать назад, - таков был смысл решения суда.

Свершилось, таким образом, то, что еще недавно даже представить было невозможно: городская администрация ПРОИГРАЛА иск простым петербуржцам. Разумеется, обиженные хозяева Смольного обжаловали указанное решение в Верховном суде. И проиграли снова. Решение, таким образом, приняло силу закона. Теперь, казалось бы, владельцы мансард всего Петербурга (явно не имевшие на руках согласия всех собственников квартир своего дома) должны дружно посыпать голову пеплом и идти отдавать государству вожделенные приватизированные метры.

Но победители радовались рано.

Вас уплотнили по закону

Судебное заседание по иску о "захвате" откладывалось 26 (!) раз, главным образом в связи с неявкой ответчиков. До вынесения решения прошло почти четыре года. 19 февраля 2002 года с 27-го захода наконец заседание состоялось. К тому времени работы по реконструкции были уже закончены и один из ответчиков даже новое жилье приватизировал. Решение, принятое Куйбышевским судом под председательством судьи Донецкой, однако, эту идиллию грозило нарушить. На полутора страницах (результат четырехлетнего ожидания!) коротко и ясно Донецкая доказала, что инвестиционные договоры с КУГИ заключены незаконно и должны быть признаны недействительными.

Цена вопроса была немаленькой - квартира, в которую превратилась мансарда, имеет площадь более 60 квадратных метров, а таковой метр в "золотом треугольнике" стоит от 2 до 4 тысяч долларов. И потому один из владельцев этого богатства перешел в контратаку.

В кассационной жалобе он ссылался на то, что, во-первых, заседание прошло в его отсутствие и он не был надлежащим образом извещен. А во-вторых, указанный чердак с самого начала (!), на момент заключения им инвестиционного договора, был самостоятельным объектом недвижимости, имел собственный регистрационный номер в ПИБе и, таким образом, никак не мог относиться к общему имуществу собственников жилья. Последний вывод изумлял более всего - за что такая невиданная честь обыкновенному чердаку, где десятилетиями сушили белье и никто, кроме голубей, не жил, понять было совершенно невозможно.

Тем не менее кассационная инстанция городского суда на основании этих аргументов решение отменила и направила дело на новое рассмотрение в ином составе судей. Дело приняла к производству судья Белисова. На этот раз оно было рассмотрено "всего" с 7-го захода.

Увы, теперь фортуна от Лидии Алексеевны отвернулась. Суду была представлена справка ПИБа - да, действительно, чердак с 1971 года числился жилым помещением с собственным регистрационным номером. Правда, истцы заявили, что это номер всего дома, но аргумент действия не возымел.

Но самое удивительное: оппонент представил суду СОБСТВЕННОРУЧНО НАПИСАННЫЕ Тумасовой и ее соистицей согласия на реконструкцию чердака, датированные 1997 годом - всего за несколько месяцев до того, как они стали бомбить инстанции жалобами на эту реконструкцию. Впрямую там, правда, не говорится, что они согласны на переоборудование чердака в квартиры, но даже и эти бумаги Лидия Алексеевна возмущенно объявила подделкой. Заявление ее об этом в судебном заседании, как она уверяет, записано ею на диктофон, но по непонятным причинам положенного в таком случае официального ходатайства о проведении графологической экспертизы она не заявила. Документы были признаны подлинными. Инвестиционные договоры, пришел к выводу суд, заключались с соблюдением всех необходимых процедур и потому иск удовлетворению не подлежит.

Кассационная инстанция городского суда оставила это решение в силе. Надзорная жалоба также осталась без удовлетворения. Подтвердил решение первой инстанции и Верховный суд. Лидия Алексеевна, однако, успокаиваться не намерена. Она обратилась за справедливостью в Европейский суд. И 15 апреля получила оттуда подтверждение: ее дело принято к рассмотрению.

Из-за чего, собственно, сыр-бор? Строительные работы в подъезде прекратились, мусор убрали, шума нет. К тому же новые хозяева отремонтировали крышу, в которой теперь лично и кровно заинтересованы.

Но зато, кипятится Лидия Алексеевна, негде стало сушить белье. Остался кусочек чердака, но он низкий, чуть больше полутора метров. Но дело, разумеется, не только в этом. И она предъявляет целый перечень питерских адресов, где после аналогичного переоборудования шли трещины по стенам, перекашивало окна и двери. Старый фонд - он и есть старый. Деревянные перекрытия, хлипкие стены, осыпающаяся штукатурка. А хозяева мансард люди небедные, норовят то джакузи поставить, то устроить полы с подогревом. Маловероятно, что при этом просчитывается, как поведет себя конструкция дома. Такое исследование хлопотно, дорого, и результат его непредсказуем.

Можно, конечно, по-разному относиться к "взбалмошной" пенсионерке. Но то, что она вышла на проблему серьезнейшую, выходящую за пределы одного отдельно взятого дома, сомнению не подлежит. По сути, речь идет о той же уплотнительной застройке, только не вширь, а вверх. Понятно, что, имея деньги, можно купить любые документы, получить любые разрешения, проигнорировать любой закон. Но дальше-то что? Хапнуть - и в сторону? А там пусть город рушится, сыплется штукатурка, валятся на головы лепнина и кирпичи? Постоянно растущая в цене собственность на квадратные метры в "золотом треугольнике" позволяет счастливому владельцу мансарды закрыть глаза на все. Но городской власти лучше все же держать их открытыми.

Михаил Рутман

Кондоминиумы будут оформлять в "едином окне" Власти Петербурга упрощают процедуру регистрации ТСЖ  »
Юридические статьи »
Читайте также