Город, в котором нам не жить Петербург могут исключить из списка ЮНЕСКО

"В Петербурге больше никого не осталось", - сказал однажды в интервью "Тайному советнику" гениальный фотограф Валерий Плотников, имея в виду то, что в великом городе не живут больше выдающиеся личности уровня Дмитрия Сергеевича Лихачева. Но Петербург изменился не только в своем содержании. Он меняется внешне. Последние годы - очень сильно. Из Петербурга делают современный город. Самодовольный, буржуазный, безвкусный. Ведь Петербург-музей - для инвесторов с московскими деньгами не более чем бренд, который диктует цены на застройку в историческом центре. Итог - город богатеет, теряя свое лицо. В прямом и переносном смысле.

Проект позорит Россию!

В случае принятия закона об охраняемых зонах северная столица России будет мало чем отличаться от других европейских городов. Это уже можно сказать определенно. Законопроект уже принят в первом чтении в Законодательном собрании Санкт-Петербурга и до конца года должен быть утвержден окончательно. В каком виде - еще непонятно. Но уже сейчас в "сыром варианте" он заставляет тревожиться за будущий облик города многих специалистов. Проект коррекции зон охраны исторических районов Петербурга был вынесен впервые в начале лета на экспертный совет и многих поверг в самый настоящий шок. Архитектор Николащенко, член Совета по сохранению культурного наследия Санкт-Петербурга, так прямо и заявил, что проект позорит Россию перед мировой общественностью. Проект удивляет не только тем, что охранная зона, где будет разрешено заниматься только регенерацией исторической среды, сокращается в 4,5 (!) раза. Уникальный генотип многолучевого, полицентричного Петербурга, по мнению специалистов, подменяется концентрической схемой города, в котором ценность квартала падает по мере удаления от центра. Такое в Петербурге до сего дня вообще было непредставимым! Впрочем, ославившая Петербург на всю страну уплотнительная застройка диктует новые, совершенно варварские правила игры. Хотя все намерения по развитию города, как это у нас и водится, были самыми благими.

Впервые о том, что нужно сократить территорию, на которой новое строительство было запрещено, заговорил Никита Явейн, экс-председатель ГИОПа. Мысль о том, что город - это живой организм, который должен развиваться, подхватили другие чиновники и немедленно стали воплощать ее в жизнь. Плоды этой реализации можно увидеть сегодня в самом центре Петербурга - на Сенной площади построен современный торговый комплекс "Пик", на Казанской улице - стеклянный бизнесцентр, за Этнографическим музеем вскоре вырастет многоэтажный жилой дом... А комплексная застройка Крестовского острова и Приморского парка Победы - это, пожалуй, вершина чаяний строителей и чиновников.

"Золотой треугольник" под охраной.

Охранная зона пока остается в границах, охватывающих главные ансамбли центра города (так называемый "золотой треугольник"), вошедшие в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Таким образом, под охраной остаются набережные Невы, включая Университетскую набережную и Петропавловскую крепость, частично - территорию от Адмиралтейства до Мойки, а также отдельно расположенные ансамбли Смольного монастыря, Таврического дворца, Александро-Невской лавры, Елагина острова. Границы зоны регулируемой застройки, которая теперь будет называться "буферной" зоной, значительно расширяются. На территории зоны регулируемой застройки будет установлен поквартальный режим регулирования градостроительной деятельности - чтобы строителям было изначально ясно, в каком квартале возможны преобразования, а в каком - нет. Неясностей в новом законопроекте много. Например, в охранную зону входит только часть Невского проспекта - от Невы до Фонтанки. Территория Васильевского острова, интенсивно застраивающаяся все последниегоды, входит в "охранный список" лишь частично - набережная и Стрелка. То же самое произойдет и с Петроградской стороной, где трогать нельзя будет только территорию Петропавловской крепости. А все остальное, значит, можно?

Дело в том, что охранная зона существует только для памятников. Здесь нужно четко понимать, что такое объект всемирного наследия (как историческое поселение - город Санкт-Петербург), а что такое охранная зона (территория вокруг памятника Александру Невскому). Но эти два абсолютно разных понятия у нас смешивают, порождая юридическую неразбериху, так как согласно российскому законодательству Санкт-Петербург как объект всемирного наследия сегодня вообще не охраняется. Помощь в его сохранении невольно оказывают охранные зоны. Но не более того.

- Я считаю, что этот проект очень опасен: он влечет за собой практически неконтролируемую застройку охранных зон и широчайшие возможности для коррупции, - говорит председатель профильной комиссии Законодательного собрания по культуре и охране культурного наследия Алексей Ковалев. - Вызывает подозрения и срочность принятия проекта зон охраны. Так, договор на разработку проекта был заключен в ноябре 2004 года, а в начале февраля 2005 года работа была готова. За столь небольшое время теоретически невозможно определить границы памятников, ведь это большая архивная работа, порой требующая проведения даже архитектурно-археологических изысканий. Непонятно также, почему такой серьезный для города заказ был размещен у единственного заказчика - ООО "Архитектурная мастерская Никитина". При этом в рамках проекта не было создано своего историко-архитектурного опорного плана. В его качестве авторы использовали действующий сегодня проект зон охраны, разработанный в 1980-е годы коллективом ЛенНИПИГенплана, что в принципе недопустимо. При этом сотрудники института (ныне - НИПИГрад) не имели даже возможности предложить городу свои услуги, поскольку конкурс не проводился в принципе.

"Организующая роль канала Грибоедова"

Новый, активно пропагандируемый КГИОПом (Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории культуры) проект зон охраны памятников истории и культуры исторического центра Петербурга основан на том, что возможность любого строительства в центре города определяется экспертизой. А в настоящее время действует система, когда экспертизу оплачивает заинтересованное лицо в размере, определяемом по договоренности между заказчиком и исполнителем экспертизы. В данном порядке сегодня определяется историко-культурная ценность любого объекта культурного наследия.

- Как член совета по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга я не знаю, в каком состоянии находится работа над режимами, которые, грубо говоря, определяют, где можно строить, а где нельзя! - восклицает Алексей Ковалев. - Говорят, в рамках зоны регулируемой застройки сохраняется внешний облик таких-то улиц, сохраняются лицевые фасады таких-то домов... А я прошу: нарисуйте карту, из которой бы следовало, где заканчивается лицевой фасад конкретного дома. Чтобы было понятно любому, что вот этот дом обязательно сохранится. Но для того, чтобы нарисовать такую карту по каждой улице, требуются время и деньги. Необходима большая работа, связанная, прежде всего, с историко-культурными исследованиями.

Петербург ждет неминуемое исключение из списка ЮНЕСКО, считают эксперты. Говорят даже, что исключить Петербург из списка ЮНЕСКО необходимо хотя бы для того, чтобы никто у нас в стране не мог изображать охрану памятников, которой на самом деле не существует. Российская комиссия по делам ЮНЕСКО, Российское отделение ИКОМОСа (Международный совет по охране памятников и исторических мест) - пока только сторонние наблюдатели за процессами, происходящими в Петербурге. Но громкое заявление по поводу застройки в центре Питера уже сделал посол ЮНЕСКО в России. Новострой из стекла и бетона, вторгшийся в центр Питера, был совершенно немыслим в 1989 году, когда Ленинград и его окрестности были включены в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Объединенной охранной зоной стали четыре центральных района общей площадью 3060 гектаров. Правда, на территории охраняемой зоны было около 150 участков-исключений, которые в Питере называют лакунами. Их выделяли там, где были утрачены исторические здания или ничего не было построено. В лакунах разрешали строительство, но с ограничениями по облику фасада и высоте. Сейчас таких лакун в городе около 500. И может быть еще больше.

Депутат Ковалев сегодня единственный человек, кто озвучивает все претензии (а они многочисленны) к данному проекту (ГУЮП, защищая деловую репутацию, даже подала судебный иск на депутата). Народный трибун громко и убедительно доказывает горожанам вою абсурдность и нелепицу проекта. Поразительно, но в Петербурге мало кто способен гласно и открыто выразить свое мнение по поводу новых правил застройки в исторических местах Петербурга. Архитекторы, ученые, реставраторы - люди подневольные. Подавляющее большинство из них работает либо на строительный комплекс, либо "сидит" на городском заказе. Сказать слово "против" - это значит лишить себя заработка. Кто же будет давать заказ тому, кто выступает против политики городских властей? Порой здесь не важна даже репутация. Например, проект торгового центра на Казанской улице когда-то рассматривался на совете по культурному наследию, еще старого состава. Неспециалистам сказали: "Не лезьте в это дело! Здесь все хорошо".

Юрий Курбатов, членкор Академии архитектуры и строительных наук, являвшийся рецензентом этого проекта, написал, что колоннада стеклянного корпуса гармонирует с колоннами Казанского собора! Как эта "гармония" смотрится с Невского проспекта, сейчас может лицезреть любой гражданин.

Поэтому так важны общественные слушания проекта и его обсуждение. Как вспоминает Сергей Семенцов, директор Института исследования Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона, в конце 80-х годов на Невском проспекте проходил сбор подписей под проектом реконструкции исторического центра Петербурга. В Москву увезли триста тысяч автографов петербуржцев, которым была небезразлична судьба родного города - пока еще уникального градостроительного ансамбля мирового масштаба.

Ирина Обрезаненко

Имперский синдром Даниил Гранин Во власти нет людей, болеющих за Россию  »
Юридические статьи »
Читайте также