Пиратский гамбит

Еще не так давно телереклама обещала порадовать российский народ премьерой фильма "Турецкий гамбит".

И в очередной раз выяснилось: в том, что касается подобных творческих продуктов, реклама у нас, как всегда, "позади планеты всей". Во всяком случае, Россия получила возможность оценить отечественный шедевр загодя. Спасибо видеопиратам. И пока с голубых экранов на нас лился массированный поток анонсов, дескать, с такого-то числа в кинотеатрах таких-то... неприхотливые россияне заряжали свои видики и дивидиплейеры тем добром, которое уже вовсю наштамповали неуловимые видеоворишки. Собственно, такая же горькая судьбина постигла, если вспомнить, многие другие российские и зарубежные фильмы. Так, в свое время россияне сообща взирали на пиратского "Шрека-2", "Ван Хельсинга" и т.д. Страна смотрела "Властелина колец" за месяц до премьеры в Англии.

Собственно, проблема не нова. Однако ни показательные акции типа "звезды против пиратов", ни прилюдные "покорения" бульдозерами наваленных гор такой продукции, ни систематические рейды милиции ситуацию в корне не решают. Закон паршив, коррупция вечна. Да и небогатый российский обыватель в массе своей пока не способен пожертвовать лишним рублем в пользу качества. Тем более цены на лицензионные копии нередко столь высоки, что не оставляют выбора. Но тем не менее попробуем поискать ответа на сей вечно злободневный вопрос у тех, по карману кого бьет пиратская деятельность, и у представителей власти, которые должны вроде как рубить пиратские головы...

Виктор Бычков, актер

Первый раз с проблемой пиратства на рынке видеопродукции мне пришлось столкнуться в 1995 году, когда на фестивале "Кинотавр" в Сочи мы представляли "Особенности национальной охоты". Я точно знал, что на тот момент существовала лишь одна копия фильма. И на фестивале она у нас пропала. Два часа ее не могли найти. Когда же вернулись в Петербург, водитель, который вез меня от аэропорта, сказал, что видел фильм и узнал меня. Представляете, каково было мое удивление, ведь я точно знал, что официально никаких кассет еще не выпускали. Получается, что за то время, пока фильма не было, его успели скопировать, а потом размножить.

Пиратство - это, конечно, плохо, но в этой сфере крутятся огромные деньги, и пока государство всерьез не возьмется за защиту авторских прав, победить его будет невозможно. Пока же все усилия заканчиваются тем, что ловят кустарей, которые делают копии плохого качества и малыми тиражами. Главных пиратов, которые получают от своей деятельности миллионные прибыли, никто поймать не может. А возможно, и не очень хотят это делать.

Есть и еще один момент, который, на мой взгляд, не позволяет одержать победу в этой войне. Дело в том, что на сегодняшний день актер не является соавтором фильма - он получает свой гонорар, и дальнейшая судьба картины его мало волнует. Я сам часто бываю на рынке и вижу явно пиратские копии картин с моим участием. Если бы я был соавтором, если бы получал часть средств от проката и реализованного тиража кассет и дисков, то, возможно, меня бы это и возмутило, и я бы предпринял какие-то действия, чтобы помешать распространению такой продукции. Атак...

Более того, я сам иногда приобретаю пиратские версии нравящихся мне картин. Потому что качество у них мало чем отличается от оригинала, а цена заметно ниже. Если бы производители и правообладатели не гнались за сверхприбылями и стоимость легальной и нелегальной продукции была близка, тогда я бы, наверное, сделал выбор в пользу официально изданных носителей.

Еще раз повторю: проблему можно решить только в комплексе, отдельными наскоками ее не преодолеть.

Андрей Толубеев, актер

Отношение к видеопиратству, конечно, отрицательное. Как цивилизованная страна мы должны соблюдать все нормы международного и российского права. Как преодолеть? Первое, что приходит в голову, - платить людям, работающим в сфере производства кино- и телефильмов, нормальную зарплату, чтобы пират не мог за небольшие деньги подкупить сотрудника фирмы-правообладателя, дабы тот сделал ему копию.

Конечно, государство не должно вести себя так, как оно это делает сейчас. На мой взгляд, официальные структуры, которые должны бороться с пиратством, фактически самоустранились.

И поскольку никто не отменял старую истину, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, то создание в Петербурге структуры, которая бы профессионально отслеживала пиратскую продукцию и боролась с ее распространением, я могу только приветствовать. Главное - чтобы это не легло дополнительным бременем на плечи налогоплательщиков. Пусть телеканалы и киностудии, которые получают от проката своих фильмов прибыль, а порой и пользуются финансовой поддержкой государства, выделят на это часть средств. Это как раз те вложения, которые потом окупятся сторицей.

Владимир Шиманский, генеральный директор Торгово-промышленной палаты Кронштадта

Чтобы бороться с видеопиратством, необходимо иметь не формальную, а реальную государственную волю. Но этого не наблюдается в течение последних лет. Да и сейчас у меня стойкое впечатление, что это никому не нужно. Но поскольку молчать о проблеме нельзя, создается некая видимость борьбы с контрафактной продукцией.

Причем, по моему, никто толком не понимает, в чьих интересах нужно действовать. Здесь существуют два варианта: либо в интересах производителя, заинтересованного в том, чтобы его продукцию никто не подделывал, либо в интересах потребителя, покупающего фальсифицированный и зачастую недоброкачественный товар. Представители власти и правоохранительных органов жалуются, что у них нет прав, - они изымают партии поддельного товара, а продавцы просто утверждают, что были введены в заблуждение. Потом ищи фирму-поставщика, которая существует только на бумаге.

На мой взгляд, чтобы выйти из этой тупиковой ситуации, следует ввести единые правила игры. Достаточно определить независимую экспертную организацию или даже несколько, которые будут удостоверять подлинность документов, сопровождающих ту или иную продукцию. Таким образом, те, кто производит и торгует контрафактом, вынуждены будут уйти с рынка. Ведь в этом случае продавец будет получать удостоверение на подлинность товара. Тот же, кто будет торговать левой продукций без таких удостоверений или по липовым бумагам, уже не смогут отвертеться. Они в таком случае виноваты однозначно. Кроме того, подобная система исключит и коррупцию, и необходимость правоохранительных органов разбираться с каждым отдельно взятым ларечником. Все вопросы будут адресоваться одному ответчику - такой экспертной организации.

Сергей Магдалюк, генеральный директор Ассоциации управления авторскими и смежными правами

На данный момент в плане реализации лицензионной продукции и борьбы с пиратами ситуация складывается неблагополучная. Не секрет, что восемьдесят процентов товара на рынках Петербурга относятся к контрафакту. С одной стороны, нужно вести и разъяснительную работу с пользователями, и пресекать сбыт. Но с другой - проблему можно решать не только силовыми методами, но и экономическими. Сегодня лицензионная аудиовизуальная продукция стоит зачастую в два раза дороже, чем контрафактная. И понятно, что последняя будет находить свой спрос. Если же уравнять цены, то проблема во многом будет решена. Но когда это произойдет, сказать сложно. Впрочем, существуют такие органы коллективного управления, как наша Ассоциация, лицензирование продукции в которых не обходится в какие-то большие суммы для распространителей. Зато это позволяет защищать интересы правообладателей, выплачивая им авторское вознаграждение, и в то же время привлекать средних и мелких пользователей.

Билли Новик, лидер группы "Billy´s Band"

Прежде всего надо понимать, если ты продаешь права на издание своих произведений какому-то крупному лейблу, то примерно на 99 процентов подписываешься на то, что разрешаешь видеопиратство. Поскольку, как правило, пиратами являются сами звукозаписывающие компании, во всяком случае многие из них. Единственный способ - это внимательно изучать тот договор, который они предлагают, и в дальнейшем строго следить за тем, что появляется на прилавках, - делать контрольные закупки. Бывает, что контракт на выпуск альбома подписывается на один год, в то время как через два появляется еще один тираж. Наверное, нужно покупать образец, брать чек и на этом основании обращаться в суд. Мы до недавнего времени не заключали никаких контрактов, и тем не менее появился пиратский диск, который выпустила какая-то "Балалайка рекорде". Вряд ли подобная контора на самом деле существует. Нам пришлось ходить по всем питерским магазинам, договариваться, чтобы такого сорта диски там не продавались. В итоге пиратскаяпродукция исчезла.

Аркадий Крамарев, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга

У нас это явление запущено до самой последней степени. 15-20 лет тому назад у нас появились первые видеофильмы. Тогда они все были пиратскими. И в то время, когда я говорил об этом, люди делали большие глаза: какое еще пиратство? В итоге мы привыкли к такому положению вещей и воспринимаем его как должное. И теперь, чтобы искоренить торговлю контрафактом, потребуется очень много усилий от нас всех. И это надо сделать обязательно.

А то, что у нас много других безобразий, пусть даже более серьезных, вовсе не оправдывает ни власти, ни органы правопорядка. В ближайшем будущем следует принять самые жесткие меры, изымать контра-факт, штрафовать, удовлетворять иски организаций, которые терпят от подобной деятельности убытки. Пусть общественные организации отстаивают интересы правообладателей, они сами могут обращаться и в правоохранительные органы, и в суды. Пусть действуют смело и не боятся бандитов, в том, что этот бизнес бандитский, нет никаких сомнений.

Александр Казаданов, оперативный сотрудник ГУВД

Сегодня мы заключили соглашения с общественными организациями, в частности с Ассоциацией управления авторскими и смежными правами. Они нам поставляют информацию о том, где сбывается контрафактная продукция, проводят, если нужно, исследования. Такие ассоциации организуют поиск правообладателей и платят им авторские вознаграждения. Это очень удобно.

С другой стороны, конечно, сегодняшнее законодательство не в полной мере регламентирует механизмы борьбы с пиратами. Так, нам необходимо выяснять, пиратская продукция или нет, в течение суток. Словом, мы сильно ограничены во времени. Раньше предусматривалось, что сотрудники правоохранительных органов вправе осуществлять контрольные закупки в рамках закона об ОРД. А сейчас мы не можем этого делать, а значит, теряем часть доказательной базы.

"Музей" петербургских мумий  »
Юридические статьи »
Читайте также