Нынче не время на Кремль пенять

Закон о монетизации вскрыл немало запущенных городскими чиновниками проблем.

Только решают они их почему-то за счет льготников

Почти шесть месяцев страна живет в условиях 122-го закона. Вполне достаточный срок для того, чтобы увериться наконец в преимуществах монетизации, в которых нас так упорно убеждали и убеждают с экранов телевизоров отдельные министры и отдельные тележурналисты, штампующие по заказу сюжеты о том, «как хорошо теперь живется бабе Мане фронтовичке»...

Смиренной бабе Мане, обитательнице какого-нибудь глубинного села, которая льготами никогда не пользовалась, а теперь вот деньги какие-то стала получать от государства, может, оно, конечно, и лучше жить стало. И, вероятно, таких вот льготников имеет в виду министр Зурабов, когда говорит, что «от монетизации все только выиграют». Осталось только уточнить, когда именно. И главное — доживут ли пожилые и больные люди до обещанного правительством рая.

А пока так: ни во что уже не веря и ни на что не надеясь, граждане тысячами потянулись в Пенсионный фонд с заявлениями на отказ от социального пакета в пользу наличных выплат. И именно это, а не лубочный сюжет про бабу Маню — объективная оценка того, как у нас обстоит дело с реализацией 122-го закона.

Не умаляя ответственности федерального правительства за проблемы, с которыми по-прежнему сталкиваются льготники, пришло время поговорить и о вопросах, решение которых находится исключительно в компетенции местных структур.

В первые месяцы монетизации им пришлось особенно трудно. Спущенный «сверху» закон, заставил изрядно попотеть всех, от кого зависит его реализация на местах. Многие насущные на тот момент проблемы решались, и, к чести города, были решены, хотя и в авральном порядке. Но нынче уже не время только на Кремль кивать...

Месяц за месяцем подавляющее большинство петербургских льготников по-прежнему вынуждено проводить в очередях — либо в районных отделениях Пенсионного фонда, либо в отделениях социальной защиты. Или жить с томящим ощущением необходимости посетить эти учреждения. Сначала разбирались с разного рода невыплатами и недоплатами. Но к сему дню вызванная этим обстоятельством волна спала, и если нынче кто-то чего-то и недополучает — это уже, скорее, частные случаи, а совсем не массовое явление, которое наблюдалось в начале года. Тем не менее многие вновь стоят в очередях, на сей раз добиваясь положенных по закону льгот.

Любовь к созданию очередей — наша национальная черта. Так случилось, что мы в одночасье избавились от них в магазинах, зато теперь бережно сохраняем их на почтах, в поликлиниках, в сберкассах и в прочих жизненно важных пунктах. Что же до собесов и районных отделений Пенсионного фонда, то там у нас никогда недостатка в посетителях не наблюдалось. Причем особых посетителей — тех самых, о любви, заботе и внимании к которым с трибун изо дня в день слагают песни.

Самим льготникам не до песен. Им плакать хочется от бессилия и унижения. Полгода город гоняет их по инстанциям с одной лишь целью — убедиться, что люди имеют права на льготы. И разобраться — кто, сколько и на какие. С осени прошлого года льготников убеждали: «Монетизация произойдет автоматически, никуда ходить с подтверждением льгот не придется». И что?

В середине января на подъездах домов жилищники вывесили объявления, что льготникам надлежит в ближайшее же время явиться в бухгалтерии жилищно-эксплуатационных управлений с документами, подтверждающих права на льготы. Плюс с ксерокопиями этих документов. Граждане возмущались и недоумевали: зачем? Куда подевались данные, на основании которых многие уже не один год пользуются льготой на оплату жилья и коммунальных услуг?

Особенно возмущал людей факт предоставления ксерокопий. Ходить, искать ксерокс, платить за копии деньги... Для многих, особенно больных людей, это превратилось в проблему. Но законопослушные граждане ксерокопии все-таки снимали, выстояв очередь, сдавали все это в бухгалтерию и полагали, что все проблемы с льготой на жилье тем самым решили.

Не тут-то было. Прошло два месяца — и вот опять для многих возникла необходимость подтверждать свои права повторно. Потому как январские объявления были, оказывается, инициативой исключительно жилищно-эксплуатационных управлений, а теперь это официальное распоряжение жилищного комитета администрации Санкт-Петербурга.

В марте почти тридцать тысяч горожан получили квитанции на оплату жилья и коммунальных услуг с приглашением посетить районный отдел социального обеспечения для подтверждения права на льготы. Председатель комитета Юнис Лукманов объяснил эту необходимость требованием комитета по финансам, который теперь жаждет знать всех льготников чуть не поименно, чтобы реально представлять себе суммы, которые требуются из бюджета на покрытие этой льготы, сохраненной, как известно в натуральном виде. Интересно, а что, раньше финансовый комитет суммами на покрытие льгот не интересовался?

К чести жилищников, поступили они нынче хоть и рискованно, но гуманно: до подтверждения, горожанам-льготникам дали пока возможность оплачивать жилье и коммунальные услуги на прежних основаниях. Это, правда, тоже бесконечно продолжаться не будет, но по крайней мере хоть как-то нивелирует моральный ущерб гражданам и не наносит материальный. Кстати, и предоставления ксерокопий не требуется — достаточно оригиналов документов.

В «Петроэлектросбыте» пошли другим путем. Там в сомнительных случаях сначала блокировали льготу, а потом отправляли людей за справками в собес. Причем в самих собесах к концу четвертого месяца монетизации ни сном ни духом не ведали, по какой, собственно, форме эту справку выписывать. Недоумение работников социальных отделов понять можно: у человека на руках официальные документы, дающие право на льготы. Спрашивается, зачем справка о том, что данный гражданин действительно является льготником?

22 апреля мы опубликовали письмо одного из наших читателей, который подробно рассказал о своих мытарствах и в «Петроэлектросбыте», и в районном отделении социального обеспечения, чтобы восстановить свою льготу по оплате электроэнергии. Материал назывался «Справка о справке». Через несколько дней мы получили официальный ответ из «Петроэлектросбыта». Приводим его полностью.

«В районных отделах социальной защиты населения выросли многочасовые очереди. Люди, имеющие по закону право на предоставление льгот по оплате жилья, коммунальных услуг, электроэнергии, вынуждены ходить по инстанциям, доказывая свои права. В чем же дело? На чем в очередной раз поскользнулась монетизация?

Проще всего сейчас обвинять во всех неудобствах жилищные агентства и другие организации, которые якобы не верят документам граждан, которые те предоставляют для подтверждения права на льготы. Однако эти организации не вольны сами решать, предоставлять льготу или же нет, они лишь могут руководствоваться законами, принятыми на федеральном и городском уровне. Ведь расходы на предоставление льгот компенсируются из бюджета.

В частности, в июле 2004 года было принято постановление городского правительства «О порядке возмещения за счет средств бюджета Санкт-Петербурга расходов, связанных с предоставлением льгот гражданам при оплате электроэнергии». Это постановление предусматривает сверку данных энергоснабжающей организации и комитета по труду и социальной защите населения о количестве петербуржцев, которым предоставлены льготы при оплате электроэнергии. Если данные расходятся, их следует уточнять. Вот от этого-то и возникают ситуации в центрах приема платежей «Петроэлектросбыта», когда люди, ранее пользовавшиеся льготами, вдруг узнают, что льгота заблокирована. Это означает, что при сверке данных комитет не подтвердил их право на льготу. Соответственно, работник центра вынужден направить человека в органы социальной защиты для регистрации права на льготу и получения подтверждающего документа.

К сожалению, такие случаи сейчас достаточно многочисленны. Причины могут крыться и в компьютерных ошибках, и в неточностях в работе сотрудников собесов, не внесших своевременно сведения в базу данных. Нельзя не сказать и о том, что эти сверки выявляют и определенный процент граждан, действительно не имеющих прав на льготы. Это и категории, исключенные из списков льготников по новым законам, и те, кто пытается воспользоваться чужими или поддельными документами.

Как это ни печально, единственное, что можно рекомендовать ветеранам, инвалидам, пенсионерам и другим людям, заслужившим право на льготу, — запастись терпением, а заодно и документом из органов социальной защиты, подтверждающим регистрацию их льгот на уровне исполнительной власти города».

Вот так, дорогие граждане, пожилые и больные, исчисляемые тысячами, — наберитесь терпения. Исключительно ради того, чтобы успокоить несколько десятков людей, которые ну никак не могут разобраться в положенных вам по закону льготах. И все вроде бы гладко в этом ответе «Петроэлектросбыта», кроме некоторых «но».

Парадокс в том, что в льготах по оплате электроэнергии отказывают людям, которые уже получают ежемесячные денежные выплаты (ЕДВ), а значит — ну никак не могут относиться к категории потерянных в списках комитета по труду и социальной защите населения льготников. Что касается невозможности самовольного принятия решения предоставлять льготу или нет, то возникает вопрос: а раньше-то на каких основаниях ее предоставляли? И если человек не первый год числится в льготниках, на каких основаниях его вдруг этой льготы лишают?

Постановление о сверке данных было принято в июле 2004-го. А сейчас — без пяти минут июль 2005-го. Сколько еще понадобится времени, чтобы список льготных категорий граждан, проживающих в Санкт-Петербурге, стал, наконец, единым для всех организаций и структур, так или иначе связанных с предоставлением либо льгот в натуральном виде, либо денежных компенсаций за них?

Это модное нынче оправдание — «компьютерная ошибка». При передаче данных из Городского центра по выплате пенсий и пособий в Пенсионный фонд все тоже ссылались на компьютерный сбой. Кто-нибудь пытался разобраться, почему он произошел? Кто-нибудь понес наказание за этот «сбой»? Я не являюсь сторонником возмездия, но жертвами стали десятки тысяч совершенно невинных людей, в одночасье лишенных даже того немногого, что имели.

И можно сколь угодно долго кивать на Кремль, но надо признать: пресловутый 122-й закон в полном объеме продемонстрировал и плачевное состояние учета граждан в Петербурге, и несоответствие социального регистра населения с базами данных государственных и коммерческих организаций, предоставляющих населению различные услуги, и несогласованность в работе многих городских структур, которые как бревно катают монетизационные проблемы, перекладывая ответственность за возникающие проблемы друг на друга, а решение этих проблем на плечи граждан.

Дескать, вам нужны выплаты и льготы — вот и побегайте, вот и постойте в очередях! Гуманно, не правда ли? За невыплаченными ЕДВ и пенсиями, за справочкой для «Петроэлектросбыта», потом за подтверждением льгот на оплату жилья и коммунальных услуг. А еще — в поликлинике, в аптеке, где нет льготных лекарств, в сберкассе, на почте... А в остальном — живите и радуйтесь! «Льготы никому подтверждать не надо, монетизация их пройдет автоматически».

Нельзя не согласиться с Евгением Цивирко, начальником Городского центра по выплате пенсий и пособий, что только специалисты, работающие в социальной сфере, обладают необходимыми знаниями, чтобы разобраться и с подлинностью документов, и с установлением права конкретного человека на те или иные льготы. Поэтому, согласно принятым в России законам, органам социальной защиты населения и делегированы полномочия эксперта. Но чем объяснить тот факт, что разбираться со всем этим мы стали только сейчас? Почему хотя бы не с сентября прошлого года, когда был принят закон о монетизации? Воистину: пока гром не грянет...

И последняя, на мой взгляд, весьма выразительная иллюстрация к решению монетизационных вопросов на городском уровне.

Примерно месяц назад к нам стали обращаться читатели с вопросом, почему пенсию выдают по доверенности, а льготный билет на проезд в городском транспорте нет? За разъяснениями я тогда обратилась к заместителю председателя комитета по транспорту администрации Санкт-Петербурга Олегу Матвееву. И получила следующий ответ:

— По существующему положению о льготных проездных документах, приобретать их человек должен только лично. Такое положение было принято, исходя из соображений, что неходячие инвалиды и совсем пожилые люди о карточках, как правило, не беспокоятся и общественным транспортом не пользуются. А все остальные льготники имеют возможность приобрести проездные карточки самостоятельно.

И все бы нас устроило в этом ответе, кроме одного: двумя месяцами раньше под рубрикой «Официально» на сей раз за подписью председателя комитета по транспорту Александра Дацюка была опубликована информация, разъясняющая гражданам порядок приобретения льготных билетов для проезда на городском транспорте. И в ней — цитирую: «В случае отсутствия возможности приобрести месячный единый именной льготный билет самостоятельно, гражданин вправе приобрести данный билет по доверенности. Оформить доверенность можно в жилищно-эксплуатационном управлении по месту жительства, или поликлинике по месту регистрации, или в нотариальной конторе». И когда я задала Олегу Анатольевичу, который считается в своем ведомстве специалистом по монетизации, резонный вопрос, как это понимать, он ничуть не смутился:

— Вы знаете, какое количество документов нам пришлось принять за эти четыре месяца? Не счесть! То ж февральский документ. Может, он на следующий же день был отменен...

Комментарии излишни.

Виктория Морозова

Сколько стоит Ельцин? Ежегодное содержание Бориса Николаевича равняется 70 миллионам рублей  »
Юридические статьи »
Читайте также