Ходы троянского коня

В этом году одним из самых громких "споров хозяйствующих субъектов" стал конфликт между учредителями крупнейшего горнолыжного курорта Ленинградской области "Красное озеро". В августе на курорте появились судебные приставы и предъявили исполнительные листы, согласно которым управление "ТВЭЛ-курорта" переходило к компании "ТВЭЛ". Впрочем, судебные приставы скоро ушли, и другие акционеры "ТВЭЛ-курорта" (группа "Троярд") обвинили руководителей "ТВЭЛа" в рейдерстве. В конце года хотелось бы объяснить, что на самом деле происходило на Красном озере.

Производственное объединение "ТВЭЛ" возводило горнолыжный курорт на Красном озере с 1995 года. В 1998 году, в результате дефолта, корпорация оказалась не в состоянии оплатить поставки импортного .оборудования для горнолыжного курорта и генеральный директор п/о "ТВЭЛ" Олег Султанов решил, ради сохранения темпов строительства курорта, вступить в партнерские отношения с торговым предприятием "Троярд", возглавляемым Александром Гординым. В итоге в 2005 году "ТВЭЛ" остался без курорта. Для этого "Троярду" понадобилось сделать всего 5 ходов.

Ход 1. Переоценка активов "ТВЭЛа" в сторону уменьшения. Вложения, сделанные "ТВЭЛом", равнялись на 1998 год $1,5 млн, но торговые капиталы диктовали тогда свои условия. В итоге "ТВЭЛ" пришлось согласиться с предложением "Троярда" засчитать свои капиталы за $600 тыс. и отдать "Троярду" 50% уставного фонда "ТВЭЛ-курорта".

Ход 2. По настоянию Александра Гордина офис "ТВЭЛ-курорта" переехал из офиса "ТВЭЛа" на Московском проспекте. Свою настойчивость в вопросе переезда Гордин обосновал тем, что неэтично, когда кабинеты, занимаемые совместным предприятием, расположены рядом с офисом одного из равных партнеров. В итоге "ТВЭЛ-курорт" переехал в здание на Фурштатской улице. "Равноудаленное" помещение подобрал и порекомендовал "Троярд". Правда, потом выяснилось, что новый офис администрации курорта принадлежал Гордину. Олег Султанов об этом не знал, но директор "ТВЭЛ-курорта" - Тимаков не знать не мог. Кстати, в здании на Фурштатской улице и до сегодняшнего дня находится офис еще одной компании, принадлежащей Гордину. На Фурштатской и соседней Захарьевской улицах находятся офисы еще, по меньшей мере, двух фирм, фактически принадлежащих г-ну Гордину. Но "главный бриллиант в короне" г-на Гордина - это охранное предприятие "Зенит", расположенное по тому же адресу - Фурштатская ул., д. 33.

Ход 3. Еще через пару месяцев Александр Гордин предложил Олегу Султанову нанять независимую охранную фирму. Потому что неэтично, когда безопасность офиса совместного предприятия обеспечивают бойцы одного из равных партнеров. При этом Гордин не рассказал, что приглашенное им охранное предприятие "Зенит" (впрочем, к футбольному клубу "Зенит" эта фирма не имеет никакого отношения) на 68% принадлежит ему. И опять генеральный директор п/о "ТВЭЛ" Султанов об этом ничего не знает. Но директор "ТВЭЛ-курорта" - Тимаков не знать этого не мог, поскольку именно он подписывает договоры. И ничего не сообщает учредителю с 50%-ным капиталом.

Чем же в это время так занят Олег Султанов, что ему некогда перепроверить предлагаемые нововведения? Султанов отрабатывает технологии теплообеспечения жилых и промышленных объектов, п/о "ТВЭЛ" внедряет инновационные программы энергоэффективного теплоснабжения Тамбова, Сургута, Мурманска, Петрозаводска, Салехарда и др. Вопросы производства и развития тепломагистралей такие сложные, время - настолько ограничено, отвлекающие моменты столь назойливы, умственное напряжение слишком высоко... Когда идешь вперед, меньше всего ожидаешь удара в спину.

Ход 4. "Троярд" начинает подготовку к дополнительной эмиссии акций. Если "стоимость" "ТВЭЛ-курорта" вырастет, 50%-ный пакет акций, принадлежащий корпорации "ТВЭЛ", станет меньше. Правда, по закону в случае эмиссии "ТВЭЛ" может воспользоваться правом сохранения половины доли в компании. "Значит, - говорит Олег Султанов, - надо было сделать так, чтобы "ТВЭЛ" ни о чем не подозревал".

Акционеров "ТВЭЛ-курорта" пригласили на собрание. В повестке дня, выданной на руки Олегу Султанову и его людям, о дополнительной эмиссии акций не было сказано ничего. Им предложили для подписи большое количество малозначащих документов, и "среди сколотых скрепкой бумаг", по словам Султанова, видимо, мог находиться этот документ. О чем Султанов готов поклясться под присягой - так это о том, что на печально известном собрании открыто, в устной форме, вопрос об эмиссии не обсуждался и голосования посредством поднятия рук не было.

Вся логика действий "Троярда" в этой истории дает основание предположить, что была использована "мягкая" схема подсовывания на подпись нужной бумаги в большой кипе малозначимых рутинных документов. В результате "Троярд" получил на руки нужное ему решение о дополнительной эмиссии на сумму 10 миллионов рублей, с одной стороны, и ничего подозревающего партнера - с другой.

Итак, акции выпущены и пришло время их выкупать. По закону такая форма собственности, которая была в "ТВЭЛ-курорте", подразумевает, что каждый из собственников имеет безусловное преимущественное право на выкуп пропорциональной доли дополнительных акций. То есть "ТВЭЛ" должен был получить свои 50% от дополнительной эмиссии акций.

Опять же по закону эмиссия акций сопровождается письменным уведомлением акционеров о предоставляемой возможности их выкупа. И если акционер отказывается от этой возможности, его потенциальную долю могут приобрести другие акционеры. Закон также допускает такой вариант, когда оповещенный акционер не предпринимает никаких действий по покупке акций. В этом случае считается, что его молчание в ответ на уведомление в течение трех месяцев означает отказ от своей доли.

"Этим, видимо, - говорит Олег Султанов, - и решили воспользоваться Олег Гордин, его жена Лариса Гордина, Виктор Тимаков и К0. Они реализовали операцию, которая, вероятно, теперь попадет в учебники под названием "Троярдовская кукла". Операция выглядит так - партнер по бизнесу получает официальный конверт, в котором лежат ничего не значащие бумаги, реклама и т.п. При этом по документам отправителя данный конверт проходит как извещение о праве на покупку акций дополнительной эмиссии. Получатель, в нашем случае "ТВЭЛ", расписывается в получении, вскрывает конверт, видит ненужные бумаги и выбрасывает их в корзину. А отправитель по своим документам регистрирует факт отправления и получения "ТВЭЛом" уведомления о праве на выкуп. Все. Осталось подождать три месяца и выкупить эмитированные акции. Поэтому, когда наступил установленный законом срок, дезинформированные руководители п/о "ТВЭЛ" не подали заявки на реализацию своего законного права по выкупу 50% акций дополнительной эмиссии. Это сделал "Троярд", де-юре получив контроль над активом".

Приведем цифры: после завершения операции в результате группа "Троярд" заполучила 85,7% акций, партнерам оставили только 14,3%.

Ход 5. Получив контроль над курортом, новые хозяева решили взять кредит на развитие бизнеса - 1,5 млн долларов США. Идея была благая - превратить Красное озеро в курорт мирового класса. В качестве кредитной организации был привлечен авторитетный, к тому же не чуждый силовым структурам, Национальный резервный банк. Привлекая уважаемый банк, Олег Гордин и Виктор Тимаков не стали рассказывать руководителям кредитного управления банка всю вышеописанную историю. Тем более что под решением о заимствовании стояла и подпись генерального директора п/о "ТВЭЛ" Олега Султанова. Ведь речь шла о развитии курорта, о придании ему нового качества, то есть о том, о чем мечтали энтузиасты, "начинавшие Красное озеро" более 10 лет назад. Стоит оценить элегантность использования партнера - консультации о кредите велись тогда, когда одна сторона ("ТВЭЛ") думала, что у нее 50% курорта, а другая знала, что этих 50% у партнеров уже нет. Но "Троярд" и на этом этапе сыграл с Олегом Султановым втемную. Если бы Султанов знал правду, он бы, по его словам, ни за что не проголосовал за решение о кредите. Более того, он бы информировал кредитора о рискованности операции и недобросовестности заемщика. И кредита бы не было. Поэтому Султанову ничего и не сказали.

Начиная с этого момента в истории появляется еще одно действующее лицо - Национальный резервный банк. Серьезная организация поделилась авторитетом и репутацией с "Троярдом", отправив высокопоставленного сотрудника на печально знаменитую пресс-конференцию. И если говорить по "гамбургскому счету", то в этой истории "ТВЭЛ" и Национальный резервный банк по одну сторону баррикад. Их обоих использовали...

Известно, что о неверности любимой, как правило, последним узнает муж. И тогда последствия, как правило, неадекватны. Олег Султанов, считая себя полноправным совладельцем, пытается контролировать дела на курорте, требует отчета от директора Тимакова и возмущается, каждый раз получая отказ. И, видимо, он так надоел новым акционерам, что они, наконец, допускают "утечку информации" о том, кто теперь хозяин.

Узнав реальное положение дел, руководители "ТВЭЛ" не просто огорчены, они возмущены и оскорблены! У них отняли не бизнес - не собственность, не гору с подъемником, - они остались без своего детища. То, что они начинали еще молодыми, во что инвестировали не деньги, а душу и силы. "ТВЭЛ" решил не оставлять дела и начать борьбу.

Сначала по-хорошему обратился к бывшим товарищам. Но это были уже не товарищи, а господа положения. Господин Гордин ответил по телефону: уйдите с дороги, это наш бизнес. А господин Тимаков, старый друг-горнолыжник Виктор Тимаков, рассмеялся в лицо. И стало понятно, просто так они не уйдут.

Тогда акционеры "ТВЭЛ-курорта" обратились в милицию, в прокуратуру, в ОБЭП. Заявления имеются. И эти заявления не о хозяйственном споре. О преступлении. Результата не было. Документальная база, говорят, недостаточна для возбуждения уголовного дела. Теперь Олег Султанов понял, почему на неоднократные требования предоставить ему юридические и финансовые документы Виктор Тимаков отвечал все менее и менее вежливым отказом.

Единственно приемлемый вариант возвращения собственности для Султанова - гласное судебное разбирательство дела о перераспределении собственности в "ТВЭЛ-курорте". Но для этого нужны документы, и чем скорее, тем лучше, поскольку есть риск, что они исчезнут. В поисках оснований для суда Олег Султанов прибегает к крайним мерам. В очередной раз возобладала неумолимая логика бизнеса по-русски: против лома нет приема - если нет другого лома. Таким орудием самозащиты стала схема получения доступа к документации "ТВЭЛ-курорта", предложенная московской юридической фирмой...

В руках Султанова оказались документы и материалы, которые могут помочь ему решить дело законным способом. Московские юристы предлагали Олегу Султанову дальнейшее развитие и усложнение схемы удержания горнолыжного курорта, однако Султанов сказал: "Не нужно. Сейчас мы уйдем с Красного озера и вернемся туда на законных основаниях. Цель - выемка документов - достигнута. А углубление конфликта нам не нужно". И сейчас он говорит: "Если бы мы хотели и дальше удерживать "Красное озеро", мы бы нашли варианты, как это сделать, и нам их предлагали. Для нас главное - законно отстоять свои права. Поэтому мы разрешили Тимакову и стоящему за ним "Троярду" вернуться на курорт. Временно".

Предупреждение: упоминаемые в тексте лица считаются невиновными, пока их вина не будет доказана в суде.

Сергей Михайлов, президент Ассоциации юристов-журналистов

В sale ожидания Чем наши распродажи хуже распродаж в Европе  »
Юридические статьи »
Читайте также