1 января 2006 года ФСБ могут выселить из здания на Литейном

Чем сегодня ограничивается фантазия и притязания рейдера? По сути, исключительно формальными рамками нашего законодательства. Оставаясь в их пределах, он раздвигает их постольку, поскольку это допустимо несовершенством самого закона.

Летят они, как пули у виска, фантазии, фантазии...

Важен и бюджет, которым рейдер оперирует. То есть ресурс на подкуп должностных лиц и прочие оперативные расходы.

В этом смысле закон для него является конструктором, из элементов которого при определенном желании, тратах и навыках может быть создан нужный макет необходимой рейдеру правовой ситуации, обосновывающей его притязания.

Имея все внешние признаки легитимности, такой макет предлагается в качестве предмета рассмотрения суду. Последний, не находя формальных поводов для отказа в требовании (если макет толково собран), удовлетворяет соответствующий рейдерский иск или ходатайство. При этом нет разницы, с умыслом действует суд или без. Важен результат.

Под флагом такого судебного акта рейдер со своей ОПГ и заходит на облюбованный объект.

Пока судебный акт не отменен, даже при очевидной его неправосудности он подлежит обязательному исполнению всеми лицами на территории РФ. Более того, закон предусматривает принудительное исполнение такого акта. В том числе и силовое. И исключение здесь не делается ни для кого.

А не замахнуться ли нам на ФСБ?

Для наглядного восприятия сказанного, следуя реальной рейдерской и судебной практике, можно предположить для примера даже следующую, на вид абсурдную, а на деле вполне жизненную сейчас модель.

Известно, что наиболее привлекательна в деле рейдерского разбоя коммерческая недвижимость. А в ней - квадратные метры. Особенно в центре города. Его набережных с видом на культурные и исторические памятники.

8-этажное здание постройки тридцатых годов, что на углу Шпалерной и Литейного, - кусок лакомый. Центр. Нева. Рядом купола Смольного собора. Чем не бизнес-центр!

В список его и в работу. Процесс. Прокачка. Что там ФСБ - не смущает. Следовательно, все в правовом поле.

Решено.

Захватчики уже доказали свою наглость и безумство

Наше сомнение: "Надо быть безумным, чтобы покушаться на Большой дом".

Ответ рейдеров: "Уверяем вас - мы достаточно безумны".

Приводим возможную правовую схему захвата здания, расположенного по адресу: Санкт-Петербург, Литейный проспект, д. 4 (кадастровые номера ЛИТ.А 78:1109:0:49 и ЛИТ.Б 78:1109:0:56).

Смотрим Положение о Федеральной службе безопасности Российской Федерации: ФСБ России является юридическим лицом, печать с изображением Государственного герба, имеет счета, в том числе валютные, в банках и других кредитных организациях. ФСБ России реализует в соответствии с федеральным законодательством право владения и пользования (оперативного управления, хозяйственного ведения) недвижимым и движимым имуществом органов и войск, находящимся в федеральной собственности; арендует недвижимое и движимое имущество независимо от его принадлежности, обеспечивает его эксплуатационно-техническое обслуживание и охрану в пределах выделенных из федерального бюджета средств.

В основе большинства рейдерских проектов лежит первоначальная подделка документов, печатей и подписей, что в техническом смысле проблемы ныне не образует.

Допустим, рейдерами изготавливается договор аренды здания на Литейном, 4, между Управлением ФСБ и неким юридическим лицом ООО "Три селедки". Договор содержит предусмотренную законом арбитражную оговорку в той части, что все споры его сторон рассматриваются арбитражным судом, скажем, какой-либо кавказской республики или далекого Алтайского края. Договор заключается на срок менее года с возможностью пролонгации, что позволяет избежать его государственной регистрации. Из текста договора следует, что арендатор занимает здание под офис, выставляет свою охрану, вводит свой пропускной режим и допускает арендодателя - ФСБ в помещение по оговоренной ими процедуре - раз в 11 месяцев для проверки санитарного состояния, соблюдения принципа целевого использования, сохранности арендуемого имущества и т. п. Доплата аренды, согласно договору, производится по истечении срока его действия.

Основываясь на этом договоре, к нему может быть приложен и такой же по происхождению акт приема передачи здания. Арендаторы предъявляют иск к УФСБ в вышеозначенный арбитражный суд о нечинении препятствий в пользовании арендованным имуществом. О чем ответчик даже и не подозревает.

Суд рассматривает дела в отсутствие представителя ФСБ, надлежаще уведомленного о времени и месте судебного заседания. Но не явившегося по причинам, суду не заявленным. Достаточным доказательством такого уведомления для суда являются представленные истцом квитки почтовых уведомлений ответчика, которые в узле связи порой две шоколадки стоят.

В подробности договора (пока никто его и не оспаривает!), включая полномочия лица, его подписавшего от ФСБ, суд также не вдается. На что имеет право. Выслушивает позицию истца. Сопереживает ему, что какие-то прапорщики в арендованное здание не пускают без всякой к тому мотивации. Выносит решение о "нечинении истцу препятствий в пользовании арендованным имуществом, обязании УФСБ передать означенное имущество в законное пользование истца-арендатора".

Решение тихо вылеживается месяц до вступлении в законную силу. И даже всеведущее ФСБ пока не подозревает о его существовании. В крайнем случае смуглые коллеги питерских чекистов там на периферии, ненароком что и проведав, лишь зажмурятся : "Чудят..."

Решение, таким образом, остается не обжалованным и обращается к исполнению. Таковое поручается Смольнинской районной службе судебных приставов СПб.

Некий угнетенный безденежьем пристав (хотя таких не бывает), рискуя потерей службы, но получив компенсацию, письменно "уведомляет должника" - УФСБ о необходимости исполнить судебный акт в добровольном порядке. Нет нужды говорить, что и это уведомление ничем не отличается от уже имевшего места в суде. Оно или не доходит, или ФСБ получит пустой конверт. В исполнительном производстве появляется отметка о том, что должник "надлежаще уведомлен", но от исполнения решения суда уклонился. Пристав, зная, что злые прапорщики - люди грубые, просит группу физ-защиты с оружием для принудительного исполнения судебного акта. Его обращение соответственно мотивируется и с попустительства вышестоящего начальства находит удовлетворение.

Холодный январь 2006-го

И вот тут-то ФСБ узнает! Рано утром, не исключено, что и в выходной день, как допускаемое законом исключение из правил (к примеру, 1 января 2006 года), у подъезда здания появляется пристав с группой поддержки, которые тесня и разоружая сонных прапорщиков, через тяжелые дубовые двери заводят в просторный мраморный вестибюль арендатора со своей рейдерской свитой, включая вооруженных по всем правилам, установленным для ЧОПов, охранников. Малочисленный по случаю праздников боевой авангард чекистов не успевает вскрыть конверт на особый период, как его выставляют из оружейной комнаты. Места прапорщиков занимают чоповцы. Чекисты покидают. Вопрос о передаче документации и другого имущества, остающегося в их цитадели и мешающего арендатору, относится на решение в рабочем порядке. Юрий Юрьевич Игнащенков извещен о подобном. Но по закону он такое же лицо, как и все иные субъекты гражданских отношений (см. начало). И именно он обязан был исполнить решение суда. Исполнение состоялось вне его воли и участия в строгом законе. Если что-то не устраивает, генерал-лейтенант ФСБ вправе обратиться в суд.

Агентурные и прочие дела должны быть вынесены чекистами с арендуемых площадей. У ФСБ вправе их истребовать. А если арендатор не отдает, решить этот вопрос в судебном порядке. А вот агентурные сообщения принимать поздно.

Но Игнащенков - не средней руки коммерсант, у десятков которых за последний год поотнимали имущество подобным образом. Тут шутки закончатся быстро, и вся рейдерская камарилья переедет с Литейного, 4, в соседнее здание - внутреннюю тюрьму НКВД. В том числе этапируют в Питер и судебный состав, вынесший решение.

Мораль басни

Мораль. В судах кроме буквенного исполнения закона и мздоимства должно быть еще что-то. Так кто же в городе наконец займется что-то-ведением? Это раз. Практика шепчет о том, что просить помощи у государства можно тогда, когда сам можешь справиться. В этом случае государство поможет. Это два. Хотелось бы, чтобы МВД понимало прокуратуру и наоборот. Так как, чтобы МВД и прокуратура понимали себя, уже не приходится и мечтать. Это три. В Санкт-Петербурге хлопот полон рот, а прикусить нечего. Это четыре. В Санкт-Петербурге майку лидеров нацепили два рейдера и плевали на всех, в том числе и на ФСБ. Два сапога пара, но оба левые. Это пять.

Когда же наступит достаточно?

P. S. Налет в УК РФ квалифицируется минимум как грабеж, то есть статья 161 .

* То raid (англ.) - делать набег, налет.

Егор Иванов

Налог на игровые автоматы вырастет  »
Юридические статьи »
Читайте также