Декорация, ставшая властью Законодательному собранию Санкт-Петербурга 14 декабря исполняется 10 лет

Собрание начало свою работу 14 декабря 1994 года - практически через год после того, как президентским указом был распущен Ленсовет. Разумеется, никто не планировал столь длинного перерыва в работе представительной власти. Выборы Законодательного собрания были назначены на 20 марта 1994 года, но в половине округов они не состоялись из-за низкой явки избирателей, и 25 новоиспеченных депутатов не могли приступить к работе до тех пор, пока не завершилась вторая выборная кампания. А это произошло лишь поздней осенью - 20 ноября.

Кто и для чего шел в депутаты

Возможно, низкая явка была обусловлена и тем, что будущее Собрание заранее поражалось в политических правах. Положение об организации власти в Петербурге, приложенное к упомянутому указу о роспуске Ленсовета, фактически не оставляло ему шансов стать реальным органом власти. Прежде всего все депутаты, за исключением председателя и двух его замов, должны были работать на непостоянной основе - понятно, что в такой ситуации у них не было бы возможности вникнуть в большинство обсуждаемых вопросов.

По сути, "мариинцы" не должны были обладать даже правом законодательной инициативы: статус проекта закона Санкт-Петербурга документ мог получить лишь при наличии подписи мэра. ЗС не имело возможностей влиять на кадровую политику мэрии: даже двукратное выражение недоверия тому или иному чиновнику лишь обязывало мэра "рассмотреть вопрос" о его судьбе. Утверждать структуру мэрии и расходы на ее содержание законодатели тоже не могли - за ними вообще "забыли" закрепить сколько-нибудь существенные контрольные полномочия.

В общем, вероятность того, что Собрание превратится в сугубо декоративный орган, была весьма велика...

Несмотря на это, желающих получить депутатский мандат оказалось более чем достаточно. Туда шли (и в итоге были избраны) самые разные люди. Кто-то хотел заниматься решением тех или иных общественно-значимых проблем, кто-то был озабочен исключительно собственными делами и рассматривал депутатский мандат как своеобразный пропуск в кабинеты первых лиц города. Кто-то еще до избрания начинал готовить законопроекты и был готов буквально дневать и ночевать в Мариинском дворце, кто-то вообще не занимался - и в принципе не хотел заниматься - законотворчеством. Но роль "декорации" не устраивала никого - недаром подавляющее большинство избирательных блоков, участвовавших в выборах, выдвигало в качестве одного из главных тезисов кампании воссоздание нормального "баланса властей".

Конфликт ветвей

Тем не менее начавшее работу Собрание изначально не было настроено на конфликт с исполнительной властью - к тому же принципиальные оппоненты мэра составляли в нем лишь треть, хотя и самую активную. И все же Собрание добилось существенных результатов. Всего за полтора года депутаты не только создали и отладили "законодательный конвейер", но и приучили мэрию считаться со своими решениями. После принятия закона "Об основах бюджетного процесса в Санкт-Петербурге" городской бюджет стал, наверное, самым подробным и "прозрачным" в стране. Депутаты настояли на своем праве утверждать адресную программу объектов капитального строительства, финансируемых из городского бюджета. Они добились того, что налоговые льготы и льготы по арендной плате за нежилые помещения устанавливаются исключительно законами. Поставили под контроль займы и кредиты, выдаваемые из городской казны.

Наконец, нельзя не упомянуть о принятом весной 1996 года законе "О системе органов государственной власти Санкт-Петербурга". Именно он позволил Собранию утверждать структуру городской администрации, влиять (по крайней мере на этапе утверждения кандидатур) на кадровый состав правительства, утверждать планы и программы социально-экономического развития, участвовать в решении вопросов территориального деления города.

Проблема, однако, состояла в том, что большинство горожан так и не поняли, зачем все это нужно, и воспринимали борьбу за восстановление баланса властей как бессмысленное, а то и вредное "перетягивание каната". Причем стоит заметить, что в дискуссиях на эти темы чаще всего "переходили на личности". Сторонники Анатолия Собчака были убеждены, что депутаты, ограничивающие "хорошего" мэра, "плохи". Противники Анатолия Александровича, наоборот, были склонны считать ограничивающих его депутатов "хорошими", но зато впоследствии категорически требовали "развязать руки" "хорошему" губернатору Владимиру Яковлеву. Однако разобраться в сути дела, оперируя такой терминологией, в принципе невозможно.

О пользе оппонентов

Разумно исходить из того, что любой, даже самый лучший глава исполнительной власти - это все-таки человек, а не ангел во плоти. Как всякий человек, он любит, когда с ним соглашаются, и не любит, когда с ним спорят. Но при этом, как всякий человек, он иногда ошибается (не говоря уже о том, что многие проблемы вообще не имеют однозначных решений). И независимый от других ветвей власти представительный орган как раз для того и существует, чтобы указать на ошибку, которая может дорого обойтись гражданам. Если парламент не имеет возможности - или воли - это сделать, он не нужен ни гражданам, ни губернатору. Принцип разделения властей придуман не случайно: опираться можно лишь на то, что сопротивляется. Даже если мэр или губернатор искренне полагает, что никакие "сопротивляющиеся опоры" ему не нужны, настанет момент, когда он, хотя бы в душе, искренне поблагодарит тех, кто с ним не соглашался.

Собственно, повод сделать это был даже у Владимира Яковлева, постоянно "бодавшегося" с законодателями. Именно благодаря оппозиции поручительство по кредиту для РАО "ВСМ" не было "завизировано" Собранием до августа 1998-го: если бы это было сделано, то после дефолта город фактически стал бы банкротом.

Казалось бы, произошедшее должно было стать хорошим уроком для Яковлева, однако, когда дело дошло до дела, то есть до новых выборов депутатов ЗС, здравый смысл отступил перед амбициями. Весьма показательна история с принятием Устава Санкт-Петербурга, фиксировавшего сложившийся баланс властей. Устав, как известно, был принят, во-первых, вопреки воле губернатора, а во-вторых, в самое неподходящее время, когда Владимир Анатольевич впервые принимал выездное заседание Совета Федерации, то есть своих коллег-губернаторов из других регионов, где Собрания были куда как более послушными.

Такая нелегкая работа...

В работе депутатов есть одна особенность. Собрание называется Законодательным - уже из названия следует, что главная функция депутатов заключается в работе над законопроектами. Но парадокс состоит в том, что избиратели оценивают работу "мариинцев" совсем по другим критериям. К народным избранникам приходят с просьбами перекрыть крышу, заменить газовую плиту или унитаз, пересчитать пенсию, выдать направление на зубопротезирование, дать путевку в санаторий... перечислять можно до бесконечности. По сути, нынешний депутат вынужден работать и за ЖЭК, и за собес, и за отдел здравоохранения, и чем успешнее он это делает, тем больше у него шансов переизбраться. Но суть в том, что успешно решать бытовые проблемы жителей округа можно лишь при поддержке исполнительной власти.

Нынешнее Собрание - первое, где исполнительная власть имеет серьезное большинство голосов. С одной стороны, это хорошо: можно уверенно проводить нужные городскому правительству проекты. Но, с другой стороны, "опора, которая сопротивляется", тоже не помешала бы. Иные народные избранники не имеют ни малейшего желания обосновывать и доказывать администрации свою точку зрения. Если, конечно, она у них есть. А потом пишут запросы губернатору, "транслируя" возмущение граждан: почему, мол, тарифы повышены, а качество обслуживания жилья не растет?..

Десять лет назад состоялось первое заседание Законодательного собрания. Это повод не только для подведения итогов, но и для размышлений о будущем. Сегодня у Собрания есть все возможности эффективно влиять на экономическую и политическую ситуацию в городе. Оно может не просто соглашаться с администрацией, но и реально помогать ей проводить те изменения, которые улучшат жизнь петербуржцев. Справится ли оно с подобной задачей? Это зависит уже не только от баланса властей, но и от политической воли тех, кто заседает сегодня в Мариинском дворце...

Мнения

Аркадий Крамарев, депутат ЗС 1-го, 2-го и 3-го созывов:

- Профессиональный уровень депутатов за эти годы заметно повысился, все изучили регламент и процедуры, те решения, которые раньше принимались долго и мучительно, теперь принимаются быстро и просто. Осталось одно - чувство ответственности депутатов за свою работу. А ее как не было, так и нет. Не ходят на заседания, зал чаще всего полупустой, иногда голосуют очень безответственно. И еще очень любят ходить по начальству, чтобы потом похвастаться: вот, я был у вице-губернатора! Какое счастье в жизни! Это не генеральский гнев, это адекватная оценка... Смотря на все три созыва ЗС и думая, где было интереснее, могу сказать, что при моем характере всегда интересно то, что происходит сейчас, а не то, что было. То, что было, - то прошло. То, что будет, - неизвестно. А то, что есть, - это интересно...

Юрий Гладков, депутат Ленсовета 21-го созыва, депутат ЗС 1-го, 2-го и 3-го созывов, заместитель председателя ЗС:

- Десять лет ЗС - это утверждение института независимой представительной власти Санкт-Петербурга. За эти годы у нас (и не только у нас) становился на ноги институт парламентаризма. Плохо ли, хорошо ли работали депутаты - речь не об этом. Важно, что этот институт появился и укрепляется. Конечно, первые годы - 1994-1996-й, - которые были годами "запуска" парламентского механизма, были необычайно важными. Тогда создавался Устав Санкт-Петербурга, решалось, как должен работать городской парламент. Не было нужных федеральных законов, многое приходилось решать самим, одновременно устанавливая правила и работая по ним. Кроме того, нужно ведь было еще и принимать законы, "запускающие" рыночную экономику в городе. Это было сложно, опыта было мало (хотя мы очень активно использовали опыт Ленсовета), но в этом был и определенный интерес этого времени...

Михаил Амосов, депутат Ленсовета 21-го созыва, депутат ЗС 1-го, 2-го и 3-го созывов:

- С каждым созывом Собрание, к сожалению, становится все хуже и хуже. Все меньше тех, кто способен не только иметь самостоятельную позицию, но и готов ее отстаивать. По всей видимости, ЗС четвертого созыва будет еще хуже и будет отличаться от сегодняшнего так же, как ЗС первого созыва отличалось от Ленсовета. Мне вообще романтические времена нравились больше, чем циничные. Ленсовет был прогрессивным - вот его и разогнали, чтобы не мешал чиновникам бесконтрольно править...

Вадим Тюльпанов, депутат ЗС 2-го и 3-го созывов, председатель ЗС:

- За десять лет жизни Собрания были установлены правила игры в нашем городе. Правила для всех - и для государственных служащих, и для жителей, и для приезжих. Потому что десять лет назад этих правил не существовало. То есть они существовали когда-то, но распад Союза и последующие события умножили их на ноль, я бы так сказал. А сегодня законы, которые мы приняли, - а это 1126 законов плюс Устав Санкт-Петербурга - это как раз и есть те правила игры, по которым сегодня играют город и горожане. А жизнь - это игра, а играть надо по правилам.

Игорь Михайлов, депутат ЗС 2-го и 3-го созывов:

- Десять лет Собрания - это более свежие мозги, я просто в этом уверен. Это меньше шума и пыли, меньше скандала. Законодательное собрание сегодня оказалось, может быть, в не совсем привычной для себя ситуации, когда нужно выполнять рутинную работу. Десять лет - это уже определенный опыт. Когда ребенок родился, он еще не говорит. Сегодня мы уже произносим сложные слова и четко их выговариваем, так что нас все понимают.

Сотрудник милиции, дежурящий у входа в зал:

- Десятилетие - это большая суматоха, и скорей бы она кончилась! Мне, честно говоря, больше первые созывы нравились, там люди были интереснее. А сейчас все скучнее и скучнее. Жалко, что пятилетие не отмечали, оно бы веселее нынешнего юбилея прошло.

Виктория Работнова

Депутаты не могут определиться со своим составом Вся надежда на горожан  »
Юридические статьи »
Читайте также