Это кто приходит как хозяин необъятной Родины моей?

Деньги не надо любить — их надо просто иметь, и все у вас будет хорошо. Именно деньги, потому что собственность в России как-то очень нетвердо держится в руках не только у затюканных властью олигархов, но и у россиян поскромнее. А с недавних пор, после принятия парламентом крайне любопытных, но не замеченных общественностью и прессой законов, отобрать у собственника, к примеру, дорогостоящую недвижимость станет не просто, а очень просто. Достаточно будет заручиться поддержкой чиновников на местах. Впрочем, прилагательное «дорогостоящая» следует опустить — любую недвижимость, даже вашу скромную квартирку, которую вы купили на кровные сбережения и где вы самонадеянно разместились всей семьей, отныне может отобрать, строго по закону, всякий заинтересованный в этом гражданин, имеющий деньги и, главное, связи.

Прежде чем мы сообщим об этих последних законодательных веяниях, петербуржцам полезно будет узнать о развитии конфликта между законными владельцами квартиры в доме 43 на Морском проспекте Крестовского острова и неким инвестором, получившим от местной администрации право на застройку на месте этой недвижимости (ранее мы писали об этом конфликте: в «ПЧП» № 50 — «Хождение на три буквы» и в «ПЧП» № 51— «Бульдозер — двигатель торговли»). Под новый 2005 год семья Виноградовых, более полувека проживавшая в ранее захолустном, а теперь элитном районе города, на Крестовском острове, получила повестку в суд от имени администрации Петроградского района. В исковом заявлении, поданном в Петроградский федеральный суд, чиновники потребовали, во-первых, «прекратить право собственности Виноградовых» на квартиру в доме 43 по Морскому проспекту Крестовского острова, а во-вторых, «признать за Виноградовыми право собственности на квартиру по улице Глухарская», на самой окраине города, в районе озера Долгое, где инвестор купил им квартиру. Причем эти фантастические по своей наглости требования предъявляются к собственникам, вся вина которых заключается в проживании, так сказать, «не по статусу», на элитной территории Петербурга, в доме, в котором «ГЭСК от 16.07.2001 установлено аварийное состояние участков перекрытий». Теперь здесь решено строить дома для более обеспеченных собственников, чем простая питерская пенсионерка Тамара Виноградова и ее сын священник Кировского прихода РПЦ Константин Виноградов.

В тексте самого иска чиновники так объясняют свое участие в скандальном процессе: «Так как инвесторы не занимаются непосредственно расселением граждан из аварийных домов и не имеют юридического основания для обращения в суд, администрация Петроградского района вынуждена подать данный иск о принудительном освобождении гражданкой Виноградовой Т. В. занимаемой площади». Таким образом районная администрация обозначает свои приоритеты прямо и недвусмысленно: чиновники за бюджетный счет готовы судиться против интересов местных жителей, защищая коммерческие интересы т. н. «крупных инвесторов».

Как сообщила нам адвокат семьи Виноградовых юрист Любовь Конопатова, суд принял иск к рассмотрению:

— Юрист, выступавший от имени администрации, на первом заседании повел себя очень резко и заявил нам, что отныне никаких переговоров о реальной сумме выкупа за квартиру не будет. Напомню, что мой клиент хотел получить от застройщика рыночную стоимость квартиры на Крестовском острове, которая составляет $180 тысяч, а инвестор на словах соглашался лишь на $100 тысяч. Так вот, теперь юрист Петроградской администрации сказал нам, что они вообще намерены переселить Виноградовых в маневренный фонд, а компенсация за квартиру «в любом случае не будет превышать $20 тысяч». Мне трудно поверить, что суд может вынести подобное решение — ведь только собственник может принимать решение о продаже своей собственности. А в данном случае получается, что собственника не только принуждают к продаже товара, который он не хочет продавать, но и назначают свою цену. Причем в настоящее время дом 43 усилиями строителей почти полностью разрушен, и проживать в квартире Виноградовых невозможно. Получается, в Петербурге в любой момент к любому дому может подъехать бульдозер, разрушить дом до основания, а потом собственникам квартир выплатят по $20 тысяч — и привет?

Аварийность — не порок, а такой вот бизнес

Чем закончится этот показательный для Петербурга процесс, еще неясно — следующее заседание суда по делу «администрация Петроградского ТУ против семьи Виноградовых» назначено на 17 февраля, а до этого времени судья Эльвина Сундстрем настоятельно попросила стороны «поискать компромиссы и договориться мирно». Судью можно понять — право собственности защищено в России Конституцией, поэтому законно лишить собственности законного собственника пока невозможно.

Впрочем, новая редакция Жилищного кодекса Российской Федерации (принят 29 декабря 2004 г.) уже не столь однозначна. В статье 32 этого кодекса, которая так и называется: «Обеспечение жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд», есть весьма противоречивые пассажи. Так, в п. 6 этой статьи содержится требование обязательного согласования цены выкупа изымаемой в пользу государства квартиры с собственником, а п. 7. даже требует компенсации всех убытков собственника, включая не только рыночную цену, но и упущенную выгоду. Увы, согласно пунктам 9—10 этой статьи все предыдущие реверансы к собственнику оказываются блефом, поскольку чиновникам, оказывается, достаточно будет признать многоквартирный дом аварийным, чтобы не только отнять у жильцов квартиры, но и обязать их за свой счет сносить все аварийное здание, расчищая таким образом место для новых, более удачливых собственников. Вот как теперь звучат эти требования нового закона:

«9. Если собственник жилого помещения не согласен с решением об изъятии жилого помещения либо с ним не достигнуто соглашение о выкупной цене жилого помещения или других условиях его выкупа, орган государственной власти или орган местного самоуправления, принявшие такое решение, могут предъявить в суд иск о выкупе жилого помещения. Иск о выкупе жилого помещения может быть предъявлен в течение двух лет с момента направления собственнику жилого помещения уведомления, указанного в части 4 настоящей статьи.

10. Признание в установленном Правительством Российской Федерации порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу является основанием предъявления органом, принявшим решение о признании такого дома аварийным и подлежащим сносу, к собственникам помещений в указанном доме требования о его сносе в разумный срок. В случае, если данные собственники в установленный срок не осуществили снос указанного дома, земельный участок, на котором расположен указанный дом, подлежит изъятию для муниципальных нужд и соответственно подлежит изъятию каждое жилое помещение в указанном доме, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию, в порядке, предусмотренном частями 1 — 3, 5 — 9 настоящей статьи».

Вот тебе, бабушка, и священное право собственности. Напомним, что большая часть жилых домов в Петербурге это, мягко говоря, не новостройки, а значит, признать их аварийными — задача для заинтересованных лиц не столько техническая, сколько организационная. Эта задача упрощается в связи с тем обстоятельством, что последняя инвентаризация жилого фонда города проводилась 20 лет назад, в 1986 году. Я уже не говорю о сугубо криминальных способах «повышения аварийности» — поджогах, пачкании фасадов, рукотворных наводнениях и т. п.

Монетизация земли?

Еще один федеральный закон — «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую», принятый Государственной думой 3 декабря и одобренный Советом Федерации 8 декабря, позволяет чиновникам оперировать как своими уже не отдельными квартирами, а целыми земельными участками. Согласно этому закону, государство получило право изымать у собственников, с формулировкой «под государственные нужды», любые земельные угодья, причем размеры компенсации будут определять не владельцы изымаемых участков, а государственные органы. В первых комментариях новостных агентств к закону радостно сообщается о том, что теперь «правительство сможет не допустить земельных спекуляций», в ходе которых «инвесторы скупают участки в зоне будущего строительства новой платной автотрассы Москва—Санкт-Петербург для последующей перепродажи».

С каких это пор спекуляции, то есть перепродажи земельных участков, стали в России вне закона (а точнее, прерогативой отдельных чиновников, а не обыкновенных граждан), неясно. Ясно одно: «кризис либерализма в России» перестает быть проблемой страшно далеких от народа олигархов и может стать проблемой каждого гражданина, у которого есть за душой хоть что-то, кроме цепей и геморроя.

Впрочем, возможно, мы напрасно тут вас стращаем — вот правительство разберется с виновниками «неправильной монетизации» и вплотную займется виновниками «неправильной национализации». Хотя любопытно было бы посмотреть, под какими флагами пошли бы на митинг инвесторы, у которых отберут «законно купленные» для «незаконных спекуляций» земельные участки. А еще любопытнее взглянуть на авторов всех этих замечательных законопроектов — вроде бы фракции «красных кхмеров» у нас в Госдуме пока не регистрировали.

Евгений Зубарев

«Аварийный выход»  »
Юридические статьи »
Читайте также