Кто в доме хозяин?

1 марта вступил в силу новый Жилищный кодекс. Как говорится, перечитывая заново все публикации и вспоминая многочисленные его обсуждения, невольно задаешься вопросом: улучшится ли жизнь петербуржцев, да и всех россиян после вступления его в силу? И, несмотря на оптимистические заявления высших чинов, в то, что она действительно улучшится, - верится с трудом.

Документ фактически исключает возможность получения жилья "в порядке очереди". Нет, кодекс вовсе ее не отменяет, только делает попадание в нее практически неисполнимым желанием. Согласно новому кодексу, теперь во внимание будет приниматься не только доход человека, но и наличие у него собственности. Для того же, чтобы признать того или иного человека малоимущим, необходимы специальные рекомендации правительства, которые до сих пор не утверждены. А ведь в так называемой очереди "на улучшение жилищных условий" сейчас стоят около 300 тысяч петербургских семей. И даже если все-таки квартиры будут выделяться хотя бы существующими темпами, очередь будет ликвидирована не раньше чем через 150 лет.

Кодекса ждали, уповая на то, что он даст, наконец, возможность управлять своим имуществом. Теперь многие думают - как бы не получилось с точностью до наоборот. Ведь согласно документу, муниципальные и государственные власти могут изъять земельные участки, на которых расположено жилье собственника, "для государственных и муниципальных нужд". Ни перечень этих самых "нужд", ни механизм определения выкупной стоимости участка пока нигде не зафиксирован. Однако, если будет изыматься участок, будет изыматься и дом, который на нем расположен. А куда будут девать жильцов? Ставить в очередь или переселять в богом забытые спальные районы?

Хозяйничать в своем доме по новому кодексу тоже фактически нельзя. Раньше для того, чтобы перепланировать квартиру, необходимо было получить разрешение контролирующих инстанций (в противном случае нарушителю грозил штраф). Теперь за "перестройку" жилища на свой лад можно вообще его лишиться. За перепланировку новый закон позволяет изъять квартиру и выставить на торги. Но проблема даже не в этом. В кодексе так и осталось не определено, что именно считать переустройством или перепланировкой. Если так дальше пойдет, скоро шкафы и диваны можно будет ставить только на определенные места, а потом и вообще перемещаться по своему жилищу строго по заданному маршруту.

Между тем заместитель председателя петербургского жилищного комитета Олег Вихтюк считает, что новый закон хорош уже потому, что он есть: ведь в Жилищном кодексе, по которому мы жили до сих пор, такое понятие, как право собственности, просто отсутствовало. По мнению Вихтюка, главное, что необходимо сделать собственникам, чтобы выжить, - это зарегистрировать ТСЖ (товарищество собственников жилья). А дальше все должно, стало быть, сложиться само собой.

Еще непонятнее ситуация с обслуживанием домов. Про навязчивую идею превратить город в одно сплошное товарищество собственников жилья все слышали давно. Ради этого государство стало отказываться от собственности, и теперь в Петербурге 62 процента жилья находится в руках частных лиц. Однако несмотря на это, считать, что все 23 тысячи многоквартирных домов, которые есть в городе, за год или два, да даже за 5-10 лет превратятся в ТСЖ, - утопично.

Товарищество легко создать в доме, где живут 10-50 человек. Но в Петербурге есть дома, где обитают больше 1000 жителей. Интересно было бы уже посмотреть на собрание жильцов такого многоквартирного дома. Даже для собрания 51 процента жителей, решением которого можно выбрать эксплуатирующую компанию, нужно небольшое футбольное поле. О работоспособности такого собрания можно только мечтать. Поэтому большинство петербургских домов, как и прежде, будут обслуживаться теми организациями, которые назначит город. И опять будет не дозвониться ни до электриков, ни до сантехников.

Но все это - только полбеды. По прогнозам экспертов, в течение 2005 года стоимость жилищно-коммунальных услуг в Петербурге, как и по всей стране, возрастет в среднем на 30-40 процентов. Вступление в силу нового Жилищного кодекса сыграет в этом не последнюю роль. Так о каком улучшении качества жизни можно вести речь?

Юлия Догадина, корреспондент отдела экономики и бизнеса

Подводные камни реформы  »
Юридические статьи »
Читайте также