Власть крепчает вертикально

Каста неприкасаемых высших чиновников стремительно разрастается. На прошлой неделе Совет Федерации одобрил законопроект о запрещении региональным властям отзывать своих назначенных сенаторов до истечения срока их полномочий. Поскольку депутатов Государственной думы как-либо убрать с их мест также практически невозможно, то следует признать - Федеральное собрание (ГД + СФ) в скором времени станет суперзакрытым учреждением, попав в которое чиновник будет вынужден нести свой законотворческий крест, никак не согласовывая свои действия с народом, а лишь повинуясь воле президента.

Тяжелое наследство Ельцина

Изменения в положении членов Совета Федерации внешне никак не связаны с глобальной перестройкой российской государственной системы власти по поводу некой войны мирового терроризма против нашей страны, обнаруженной Владимиром Путиным сразу после трагедии в Беслане. Тем не менее нововведение очень хорошо вписывается в эту войну, одним из видимых фронтов которой президент нашей страны, похоже, считает все властные структуры, к избранию которых так или иначе причастен кто-либо помимо него самого. Реформы власти по Путину имеют давнюю историю, в которой пресловутая верхняя палата Федерального собрания была лишь пробой сил - она стала первой выборной структурой, доставшейся Путину от Ельцина, принцип формирования которой был изменен кардинально. Напомним, что случилось это задолго до "Норд-Оста", захватов бандитами Назрани и Грозного, одновременного падения двух самолетов и расстрела осетинских заложников.

Владимира Владимировича можно понять. Ему, задвинутому на роль преемника Бориса Николаевича из недр ФСБ, пришлось взяться за руководство страной, в которой народ под личиной электората избирал практически всех своих слуг, формировавших законодательную базу. А работать по этим законам приходилось власти исполнительной, оказавшись во главе которой новый президент и почувствовал что-то неладное. Одним мягким словом это можно было назвать как недисциплинированность.

Федеративные субъекты жили по своим законам, зачастую в корне отличавшимся от общероссийских актов, которые придумали в Москве. Руководители регионов считались на своих землях чуть ли не наместниками Господа, и если их команды не имели криминального прошлого и будущего, то добросовестно сменялись подкупным электоратом на выборах или уничтожались продажными киллерами. Государственная дума, опять же избираемая всенародно, считала себя чуть ли не независимым институтом власти и даже несколько раз пыталась послать предыдущего президента в отставку. Совет Федерации периодически собирался на московские тусовки и промежду заседаниями как-то умудрялся проштамповывать редкие инициативы своей младшей сестры - Госдумы. В общем, Владимиру Путину было отчего впасть в отчаяние.

Чиновник не подведет

Однако случилось обратное. И не могло не случиться - уж слишком хороша оказалась российская Конституция для того, чтобы по воле одного, но самого высшего чиновника остальные госслужащие задумались о своем будущем. Вариантов было два: либо колебаться вместе с линией нового президента, либо подаваться в управдомы - и еще не факт, что туда возьмут. Осознали это и в Москве, и на местах. Все политические перестройки, измышленные и изреченные Владимиром Путиным, в итоге стали восприниматься как немедленное руководство к действию.

Нарезал Путин Россию на федеральные округа - региональные лидеры задумались и согласились. Действительно, из Кремля с помощью его окружных проводников-полпредов ситуация на местах оказалась гораздо виднее. Тем более что к тому времени местечковые элиты столько откровенно криминальной грязи вокруг себя понасобирали, что грех было этим не воспользоваться. Пришли наместники и навязали полуоторванным регионам новый порядок: мол, а не привести ли вам ваше законодательство в соответствие с федеральным? По номенклатурной привычке категорического всеобщего согласия с волей сильнейшего начали губернаторы, мэры да президенты субъектов Федерации этот самый порядок наводить.

Однако брожение регионов само по себе не остановилось. Как-никак, а существовал еще Совет Федерации, который не просто мог пролоббировать интересы того или иного федеративного субъекта, а еще и любой думский законопроект запросто завернуть. Слава Ельцину, что к тому времени в Совет Федерации автоматически входили главы исполнительных и законодательных властей регионов, с которыми благодаря институту полпредов у Владимира Путина уже завязались деловые и конструктивные взаимоотношения, основанные на понимании силы президентской власти и слабости полууголовных лидеров регионов. И порешили сенаторы дружно, что негоже им разрываться между собственными краями и волостями и Москвой златоглавой. Так Владимир Путин поборол сенаторов: те практически добровольно согласились разъехаться по местам руководить администрациями и законодательными собраниями, а вместо себя высылать в Совфед своих представителей.

Если учесть, что вся эта катавасия происходила при повышенном интересе чиновников к очередной партии власти, в которую проникали все, кто одобрял и был готов потворствовать политике очередного президента России, то неудивительно, что вскоре "сдалась" и нижняя палата парламента. Ее избираемость по одномандатным округам постепенно сменилась на целиком партийную. Ее противостояние "лепым" и нелепым инициативам исполнительной власти переросло в стадию активного и конструктивного законотворческого сотрудничества еще на стадии зарождения каких-либо мыслей в головах кремлевских мужней. Ее одноликое "медвежье" большинство, проявляя чудеса политического героизма, через федеральные СМИ с успехом начало и до сих пор продолжает показывать населению свою вменяемость и независимость. Не беда, что еще остались такие маргиналы, как КПРФ и периодически "Родина", - на общий расклад сил это уже не влияет. Все, что намечено президентом, Федеральное собрание выполнит.

За чистоту региональных рядов

Но все-таки это - федеральный уровень. А народ-то не только в Москве живет. Ему, по большому счету, по барабану, что там на Охотном ряду решат: пока до глубинки дойдет, либо закон еще раз поменяют, либо население повымрет, либо новый правитель объявится. И Владимир Путин это прекрасно понимает. Мало получить всеобщее чиновничье "одобрям-с" в столице и вялотекущее повиновение в регионах. Нужно действовать смело и непринужденно. Тем более что и повод появился - мировые террористы.

Так якобы появилась идея о назначении глав регионов лично президентом. Думается, что не имеет смысла обращать внимание на то, что эти кандидатуры должны еще получить одобрение местных представительных органов власти. Куда они (и законодательные собрания, и путинские протеже) денутся? Тем более что сам Владимир Путин в своем интервью прогосударственным телеканалам признался по этому поводу: "Толчок, конечно, окончательно был дан последними трагическими событиями в Беслане". Из чего следует закономерный вывод, что вся реформа выборной государственной власти (Госдума, Совфед, главы регионов) была очень хорошо спланирована и осуществлялась поэтапно - в соответствии с осознаванием Кремлем и президентом своей растущей силы. Ради дальнейшего повышения этой самой силы, то есть восстановления порядка на расшатавшейся земле российской.

Но ведь и это еще не все! Ведь нельзя же в демократическом государстве, к числу которых причисляет себя и Россия, без реального осознания народом великой цели политических преобразований. Где же живое творчество масс? А оно, как оказывается, просто бьет ключом. К примеру, в нашем городе Законодательное собрание, пока еще избираемое петербуржцами, уже готово продлить вертикальную линию Путина и на местном уровне. Уже практически решено, что новый городской парламент будет формироваться целиком по партийным спискам. Конечно, даже среди нынешних народных избранников еще остались ренегаты, которые говорят, что, мол, избиратель должен знать своего депутата в лицо и которые не готовы согласиться с партийным избранием городских законотворцев. Однако Петербург - бывшая колыбель трех революций, до недавнего времени самый демократический город страны и по воле случая родина нынешнего президента -все больше становится похожим на марионетку. На местном уровне - это Смольный. Для Смольного - это Кремль. Для Кремля - Путин. Хотя, может быть, так и нужно? Сплотиться вокруг идеи (православие, конкурентоспособность, борьба с мировым терроризмом и пр.) и смело шагать в ногу в светлое будущее?..

По большому счету, нормальным жителям нашей великой и необъятной страны уже давно наплевать на тех, кто находится у власти. Не сажают за политические анекдоты, не расстреливают по доносам, не запрещают уехать из России подальше - уже свобода. Тем, кто занимается собственным бизнесом, конечно, посложнее - им постоянно приходится с чиновниками общаться и либо договариваться, либо "подмазывать". Тем, кто сам состоит в чиновничьем клане, тоже сложно - нужно удерживаться на поворотах. Ну а все крики об узурпации власти, о возвращении к тоталитаризму можно считать лишь эмоциями чересчур продвинутых пессимистов.

Павел Тимофеев

Лучше думай о Путине, а потом о себе  »
Юридические статьи »
Читайте также