Похоже, нас ожидают сенаторские гонки

Центризбирком предлагает произвести очередной эксперимент над Советом Федерации.

Недавно широкая российская общественность узнала об очередной инициативе неугомонного председателя ЦИК Александра Вешнякова. Видимо, устав от вынужденного простоя из-за того, что главному политико-счетному российскому ведомству в ближайшие три года до очередных выборов нечего особо делать, господин Вешняков увлекся новым для себя и ЦИК делом — законотворчеством. После того как из недр научно-методического совета при избиркоме вышли модернизированный закон о референдуме, успешно одобренный Госдумой, и дискуссионный проект о выборах нижней палаты парламента только по партийным спискам, ЦИК замахнулась на сенат, а точнее, на порядок его формирования. Чутко уловив общественные настроения и кремлевские веяния, Александр Вешняков на пресс-конференции пообещал к ноябрю выдать на-гора предложения, суть которых заключается в переходе на принцип выборности верхней палаты парламента.

Подсчитали — прослезились

Верхней палате парламента в современной российской политической истории не везло: реформаторский зуд несколько раз проносился над Советом Федерации, причем каждый раз двигателем перестройки СФ была чистая политическая конъюнктура. Во времена демократических бурь и натиска начала 1990-х годов российские сенаторы, так же как и депутаты Госдумы, избирались всенародно. Это соответствовало и духу времени, и интересам «главного демократа» Ельцина.

Первый сенатский призыв ничем особым не запомнился, разве что колоритной фигурой его главы Владимира Шумейко, все время своего руководства находившегося под пристальным вниманием прокуратуры. Впрочем, в неяркости тогдашнего сената, возможно, был повинен и двухгодичный срок, на который избирался СФ, не дававший во всю удаль размахнуться всенародно избранным парламентариям

Затем кремлевские политтехнологи посчитали, что нужно поднять престиж региональных лидеров и формировать СФ из губернаторов и руководителей местных законодательных органов. При Егоре Строеве Совет Федерации стал достаточно политизированным органом, зачастую выступавшим против некоторых президентских «»загогулин», однако, из-за того что сенаторы работали, по сути, не на постоянной основе, резко ухудшилось качество законотворческой деятельности высшей палаты парламента.

Реформа вертикали власти, проведенная Владимиром Путиным четыре года назад, опустила региональных лидеров на землю. Ныне сенаторами становятся двумя способами: своих представителей в СФ назначают высшие должностные лица субъекта Федерации и избирают законодательные собрания. Все эти выдвиженцы работают на постоянной основе.

Политически верное решение, однако, привело к плачевным для верхней палаты последствиям. Если выражаться по-научному, то сейчас в Совете Федерации есть три группы членов: первая — те, кто действительно является выходцем из регионов, вторая — представители крупного и среднего бизнеса, как правило, с регионом не связанные, третьи — бывшие высокопоставленные лица федеральной политэлиты.

Если же говорить по-простому, то большинство нынешних сенаторов являются коренными москвичами или питерцами с московской пропиской. Многие из них ранее не имели никаких связей с представляемыми ими регионами. К хрестоматийному примеру «известной тувинки» члену СФ Людмиле Нарусовой недавно прибавилась еще одна наша землячка экс-министр культуры Наталья Дементьева, ставшая сенатором от Марийской республики. Сенатское кумовство и политдинастии стали показателем нынешнего состояния СФ. Здесь «трудится» Игорь Брынцалов, сын небезызвестного водочно-фармацевтического магната; Вадим Артюхов, отпрыск экс-министра природных ресурсов; недавно Егор Строев, губернатор Орловской области, делегировал сюда свою дочь. Как следствие всего этого — отчуждение большинства сенаторов от нужд и практики регионов и занятие обыкновенной лоббистской деятельностью.

А как же ценз оседлости?

Панацеей от всех бед, по мнению господина Вешнякова, будет изменение порядка формирования Совета Федерации: сенаторов необходимо не назначать, а всенародно избирать. Собственно говоря, ничего особенно нового в этом предложении нет, сам спикер СФ Сергей Миронов ранее говорил об этом неоднократно. Точно так формируются верхние палаты в США, Швейцарии, Бразилии и ряде других стран. Хотя, например, в Германии, Великобритании и Австрии сенаторов назначают, а не выбирают, что, впрочем, вовсе не означает их меньшую, если так можно выразиться, демократичность. Просто таким образом, по мнению законодателей этих стран, полнее обеспечивается сочетание принципов народного представительства и федерализма.

У нас же, если порядок формирования СФ не изменится, а Госдуму станут избирать только по партийным спискам, получится, что народ вообще будет отстранен от непосредственного формирования органов высшей законодательной власти страны. Вертикаль власти образуется, может быть, и прочная, но вот рядовой гражданин влиять на нее фактически никак не сможет.

Так что инициатива ЦИК, без сомнения, своевременна и заслуживает самого серьезного внимания — выбирать сенаторов надо, но другое дело как. Центризбирком предлагает представителя от губернатора всенародно выбирать одновременно с самим губернатором, что вполне логично. А вот представителя от заксобрания предполагается тоже избирать всенародно, но из числа действующих депутатов, что, на наш взгляд, несколько сужает избирательную базу.

Еще один принципиальный вопрос, который ЦИК почему-то не хочет поднимать, — ценз оседлости для сенаторов. По крайней мере его введение исключило бы появление в сенате людей, не имеющих никакого отношения к представляемым ими регионам.

Первая реакция нынешних сенаторов на инициативу ЦИК, если судить по их высказываниям в прессе, негативная, ее предложения, считают они, выходят за рамки действующей Конституции.

Впрочем, при нынешнем политраскладе в Госдуме вопрос изменения Конституции чисто технический, главное, чтобы на это была высшая воля Кремля, а она, судя по активности господина Вешнякова, есть.

Александр Борисов

Безотзывный спикер  »
Юридические статьи »
Читайте также