Егор Гайдар: "Я бы послал сигналы бизнесу"

Егор Гайдар был свеж и бодр. Его крепкие щеки вызвали у меня даже легкую зависть, а изящность и ухоженность пальцев рук просто восхитили.

Но с бывшим премьером, лидером ДВР, автором многих нынешних реформ, директором Института экономики переходного периода и, по слухам, экономическим советчиком Кремля говорили, разумеется, не о "красе ногтей"...

- Что вы думаете о нынешней России?

- 15 лет назад в России не было гражданского общества в гораздо большей степени, чем в Восточной Европе. Сейчас оно, на мой взгляд, сформировалось, и довольно живое. Но Россию сегодня нельзя назвать страной с реально функционирующей демократией. Идет демонтаж демократических институтов, их выхолащивание, с сохранением внешних форм, это то, что называется мягкий тоталитаризм или управляемая демократия. Есть риск, что власть может сделать следующий шаг: с этим разобрались, с тем разобрались, давайте разберемся с гражданским обществом. Боюсь, что такие мнения есть в различных ветвях власти. Будем сопротивляться.

- Грозят ли России цветные революции?

- Не верю я ни в какие цветные революции в России. По крайней мере, в краткосрочной перспективе. Ситуация у нас совершенно другая и страна другая.

- Что ждет реформу местного самоуправления, которая должна стартовать с 2006 года?

- Уже есть инициатива об отсрочке закона до 2010 года, которая будет обсуждаться в Госдуме 8 июля. Я еще три года назад приводил аргументы против реформы местного самоуправления в предложенном виде. Но просто отсрочка - это глупо, потому что может начаться хаос. Разработчики закона, на мой взгляд, хотели подтолкнуть развитие местного самоуправления, но написали закон, исходя только из юридической логики: должен быть порядок! Поэтому с 1 января - то-то, с 1 марта - то-то и сразу для всей России. А Россия большая и разная. Если что-то годится для Пермской области, совершенно не очевидно хорошо для Ингушетии. Процесс должен быть гибким. Да, с созданием правовых актов, позволяющих двигаться примерно в том направлении, как это прописано законом, но при этом не выстраивающий всех по ранжиру и дающий региональным властям существенную свободу маневра по срокам и формам введения. Почему отсрочка сейчас вредна? Потому что за это время было проведено радикальное изменение законодательного поля. И теперь тупо сказать - нет, верните все назад до 2010-го, извините, погорячились - это плохо. Теперь нужно ввести минимально необходимые изменения в закон о местном самоуправлении, которые сделают его более гибким и не приведут к полной коллизии со всеми остальными законами. Иначе можем получить ситуацию, сходную с законом о монетизации.

- Разумно ли укрупнять регионы?

- Когда это делается по обоюдному согласию субъектов - нет ничего страшного. Для ряда регионов - в силу их специфики, например для Пермской области и Коми-Пермяцкого округа, - это пойдет на пользу. Но если речь идет о переделе России, переформировании системы российских регионов, то это опасно. Начинать сейчас перекройку России, напрочь парализовать работу региональных и муниципальных органов власти, привести их в состояние полного финансового хаоса - это хороший способ, если есть желание развалить страну.

- Почему у России никак не появится внятная политика на постсоветском пространстве?

- У нас нет внятной политики по отношению как к азиатским странам, так и в СНГ в целом. Россия сегодня проходит стадию, с которой сталкивались многие страны в XX веке. Это стадия острого постимперского синдрома. После того как СССР по вполне понятным причинам развалился, повсюду через некоторое время возникала стадия постимперской ностальгии. Так было во Франции, в Великобритании, в Австро-Венгрии, в Германии. Вот и мы сегодня проходим эту стадию, когда очень легко манипулировать на чувствах ущемленного имперского величия: вот мы были империей, нас все уважали, мы не потерпели поражения на поле брани, нам нанесли удар ножом в спину, теперь мы всем покажем и так далее. На этом фоне очень трудно вырабатывать политику в отношении постимперского пространства, потому что и политическая элита, и общество требуют, чтобы вы установили империю. А как только вы начинаете действовать в этом направлении, то делаете одну глупость за другой. Мечтать об империи можно - восстановить ее нельзя.

- Только что Италия приняла решение о переходе на профессиональную армию, а Россия по-прежнему предпочитает использовать в армии мальчишек...

- В XXI столетии эффективно воевать будут только профессиональные армии: очень изменилась суть военных действий, потенциально велика роль ядерного оружия. Иметь в мирное время вооруженные силы по призыву - значит, их реально не иметь. Когда французы принимали решение о проведении военной реформы, то решающим фактором было понимание: формально у страны есть большая армия из призывников, но ни одного полка в зону залива во время войны Кувейта с Ираком они послать не могут, потому что потребуется время на переукомплектацию полка. К сожалению, Россия в Чечне вела войну за счет призывников, неподготовленных мальчишек. Результат известен. Есть еще одна особенность нашей армии - она превратилась в своеобразный налог на бедных.

- Глеб Павловский на встрече с молодежью в Петербурге пообещал России 5-е место в мировой экономике уже к 2015 году, правда, при условии отсутствия каких-либо революций.

- Речь шла о душевом валовом внутреннем продукте? Глеб Павловский не является профессиональным экономистом, боюсь, он даже не знает, о чем говорил, - о паритетах покупательной способности или о валютных курсах. Впрочем, все это не имеет никакого значения. Что нам с того - мы на 6-м, 5-м или 4-м месте в мире по душевому ВВП, пусть даже в паритетах покупательной способности? Меня интересует не то, на каком мы месте, а то, что страна стабильно развивается, растут доходы, снижается доля бедных, достигнут прогресс в здравоохранении и образовании, что растет продолжительность жизни и стабилизируется положение в армии. А на каком мы месте по душевому совокупному ВВП - наплевать.

- Нужно ли тратить стабилизационный фонд на внутренние нужды страны? Правильно ли делает правительство, возвращая в спешном порядке внешние долги, несмотря на критику оппозиции?

Я в целом здесь поддерживаю политику правительства. Правительство поступает разумно. Потому что долг у России большой. Никто не гарантирует, что основную его часть придется отдавать в то время, когда цены на нефть будут столь же высокими. Кроме того, за долги приходится платить довольно высокие процентные платежи, которые сопоставимы с расходами на социальные программы правительства.

По крайней мере, до конца 2004 года правительство вместе с Центральным банком проводило просто безупречную финансовую и экономическую политику. Но по политическим мотивам это невозможно делать бесконечно - всегда найдется какой-нибудь идиот-политик, который начнет кричать: у нас такие-то проблемы, а они сидят на мешках с деньгами! Даже в богатой Норвегии, имеющей огромный стабилизационный фонд, оппозиция всегда на этом выигрывает выборы, становится правящей силой, тоже "садится" на стабфонд и, в свою очередь, на этой же теме теряет голоса избирателей... Сейчас правительство сбилось с курса, одна из причин этого - закон о монетизации.

- Ваше мнение о последствиях дела "ЮКОСа" для российской экономики?

- Естественно, последствия негативные и довольно серьезные. Но оценить до рубля или доллара в таких случаях невозможно. Примерно недели за две до ареста Ходорковского и Лебедева ко мне пришел один из руководителей "ЮКОСа" и спросил: какие будут последствия санкций против компании? Я ответил, что если быть чистым циником и думать только о короткой макроэкономике, то последствия будут крайне позитивными. Потому что они приведут к прекращению притока короткого капитала в Россию, который на фоне большого положительного сальдо торгового баланса делает высокие темпы укрепления рубля в реальном исчислении практически неизбежными. С этой точки зрения, если власть ставила подобные задачи, то она их достигла. Но потом были и другие решения, которые показали, что Россия менее привлекательная страна для смещения краткосрочных активов, чем это казалось, скажем, осенью 2003 года.

Конечно, меня волнует отнюдь не реакция на все это краткосрочных финансовых инвесторов. Меня волнует список долгосрочных инвесторов в реальный сектор экономики, включая и сферу услуг. То, что это был негативный сигнал, совершенно ясно, но масштаб этого негатива трудно прогнозировать. Тем более что темпы роста ВВП есть, но ниже, чем были до истории с "ЮКОСом". Промышленное производство растет, но темпы роста ниже, чем были до середины 2004-го. Инвестиции растут, но менее высокими темпами...

- Вы не находите, что в России одновременно проводится слишком много реформ, поэтому они и буксуют?

- Я бы разделил вопросы о количестве и качестве. В 2000-2002 годах в России был проведен ряд очень глубоких и крайне позитивных реформ. Так, мы существенно повысили качество налоговой системы. Если сравнивать с 1999-м, она стала более равномерной и дает государству гораздо больше доходов, притом что ставки радикально снизились. При всех недостатках Земельного кодекса мы легализовали частный земельный оборот, привели в соответствие с каким-то здравым смыслом и реалиями трудовое законодательство. По оценкам мирового экспертного сообщества, реформы в России в 2000-2002 годах - это поразительный позитив. Я знаю президента одной крупной страны, который говорил: если бы я мог сделать это! А вот дальше проблема была не с количеством, а с качеством. Думаю, что при нынешнем качестве принятия решений лучше вообще не проводить реформы.

- А если бы вы вновь стали премьером - что сделали бы в первую очередь?

- Я бы сделал две вещи. Во-первых, дал бы вполне убедительные сигналы бизнесу, причем не словами, а делами: все, что началось в середине 2003-го года, - этого больше не будет, не будет неожиданно возникающих налоговых претензий к компаниям, которые проверяли в предшествующие годы и не нашли никакого криминала. Не будет таких ситуаций, когда крупное месторождение получает сегодня одна компания, а завтра его решает заполучить другая. Короче говоря, чтобы были понятные правила игры, ведь именно это больше всего ценит бизнес. Второе - у нынешнего правительства имеется вполне приличная программа реформ, которую оно никак не может принять. Я бы принял эту программу уже завтра, лишь немного ее подправив.

Беседовала Людмила Тимофеева

Счетную палату отдали Владимиру Путину  »
Юридические статьи »
Читайте также