Дружелюбное вторжение

Скорость перемен архитектурного облика центра Петербурга неизбежно вырастет. Наша задача - оптимизировать и гуманизировать этот процесс. И это вполне возможно

В последние года три в историческом центре Санкт-Петербурга заметно оживилась строительно-девелоперская деятельность, связанная как с реконструкцией исторических зданий, так и с новой застройкой, в некоторых случаях затрагивающей значительные территории. Подобной активности в центре Петербурга не наблюдалось, по-видимому, уже около ста лет. В советское время происходила в основном реставрация зданий-памятников, да после второй мировой войны отстраивали относительно немногочисленные разрушенные бомбами дома. В 1990-х годах строительно-девелоперские проекты в центре города, по понятным причинам, реализовывались также крайне редко.

После десятилетий затишья нынешняя активизация воспринимается общественностью как начало строительного бума в историческом Петербурге (хотя по масштабам пока значительно уступающего настоящему буму, имевшему место в конце XIX - начале XX века). При этом в обществе нарастают опасения за судьбу архитектурного облика петербургского центра. Основанием для таких опасений служит спорное архитектурное качество многих современных проектов.

Опасения питают протестную активность населения. Она выражается в публикациях СМИ, многочисленных обращениях к органам власти, в том числе федеральной, подчас - шумных уличных акциях. В этих процессах принимают участие как рядовые жители соседних с новыми постройками домов, так и интеллигенция, в том числе влиятельные во властных структурах как местного, так и федерального уровней представители культурной элиты.

Мы решили провести исследование с целью выяснить, действительно ли строительно-девелоперский процесс в историческом центре Петербурга набирает обороты; как повлияет на этот процесс принятие Генплана , Правил застройки в Петербурге; произойдут ли в среднесрочной перспективе серьезные изменения в центре. Во-вторых, мы хотели понять, насколько в действительности опасны эти изменения с точки зрения сохранения архитектурного наследия Петербурга. Для выяснения этих обстоятельств мы прибегли к методу экспертного опроса - выясняли мнения 22 авторитетных специалистов в этой сфере (архитекторов, девелоперов, чиновников, деятелей культуры) и, суммируя их, сделали свои выводы.

Наши гипотезы

Наблюдая за процессом, мы сформулировали несколько гипотез. Первая: архитектурные изменения в исторической части Петербурга ускорятся. Этому способствуют как объективные, так и субъективные факторы. Гипотеза вторая. Мы считаем мнения экспертов самым важным фактором исследуемого процесса. Нам кажется, что город будет меняться главным образом так, как этого хотят наши эксперты. И законодательство, и официальная позиция властей вторичны. Во-первых, потому что законодательство меняется и будет меняться под воздействием этих мнений и стоящих за ними интересов (особенно интересов бизнеса). Во-вторых, потому что ввиду слабости государства законодательство плохо исполняется на нижнем и среднем административных уровнях, да и на высшем уровне власти по разным причинам (политическим, экономическим, коррупционным) нередко отходят от ими же декларированных принципов. В силу этих причин мнения наших экспертов, отражающие интересы влиятельных групп петербургского общества и внешних заинтересованныхсил, позволяют составить более реалистичную картину предстоящих в ближайшие годы изменений в историческом центре Петербурга, чем это следует из совокупности формальных нормативных актов и высказываний отдельных чиновников.

Третье наше предположение мы назвали "позитивной гипотезой". Ее суть заключается в следующем: все участники дискуссии хотят улучшения ситуации и имеют представление, как этого достичь. В силу второй гипотезы это знание весьма существенно - в ближайшей перспективе оно будет внедрено в жизнь, даже вопреки формальным и неформальным препятствиям.

На основе этих гипотез были составлены вопросы (23 позиции) для экспертов. В ходе исследования мы проверяли, насколько наши гипотезы соответствуют действительности.

Ситуация созрела

Все эксперты согласны с тем, что центр города должен и будет развиваться. Однако по поводу темпов ускорения в ближайшей перспективе единого мнения нет. Ускорение предсказывают главным образом архитекторы и специалисты. Представители этих двух групп, а также половина чиновников выразили уверенность, что изменения в исторической части Петербурга будут происходить нарастающими темпами. "Город будет развиваться безусловно. И, конечно, динамично. Сама жизнь к этому подталкивает", - выражает мнение сторонников ускорения председатель КГИОП Вера Дементьева.

Главным фактором ускорения эксперты считают активизацию бизнеса, особенно московского. "Бизнес все больше осознает, что центр уникален и потому растет в цене, что любая недвижимость в центре гарантирует приумножение доходов в будущем", - считает руководитель отдела оценки недвижимости Института проблем предпринимательства Алексей Шаскольский. К тому же, добавляют некоторые респонденты, этот процесс стимулируют власти Петербурга, заинтересованные в привлечении инвестиций (строительные проекты оцениваются в сотни миллионов долларов). "Я думаю, изменение архитектурного облика ускорится, и очень сильно, - говорит директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. - В Петербург идут деньги, люди же, имеющие большие деньги, хотят строить в центре города".

По мнению большинства из тех, кто предсказывает ускорение, изменениям подвергнется и планировочная структура. "Она должна изменяться. Это обязательное условие развития города, - уверен генеральный директор строительной компании "Петербургская Недвижимость" Василий Селиванов. - Ведь сегодняшнее состояние центральных районов уже не отвечает потребностям ни бизнеса, ни жизни в целом".

Впрочем, серьезных изменений в планировочной структуре исторического центра большинство экспертов не предсказывают. "Город исторически в значительной степени сложился. В силу особенностей своей истории он развивался как очень плотная среда. В нем почти нет пауз", - утверждает бывший главный архитектор Санкт-Петербурга Олег Харченко. Как напоминает нынешний главный архитектор города Александр Викторов, значительная часть городского центра является охранной зоной, состоит на учете в ЮНЕСКО и "основной темой, звучащей в соответствующем документе, является четкая планировочная структура. Поэтому практически невозможны какие-либо серьезные изменения планировочной структуры именно в историческом центре".

Условия позволяют

Сторонники ускорения полагают, что принятие Генплана, новой системы охранных зон и сформулированные на их основе новые Правила землепользования и застройки послужат серьезными стимулами для бизнеса существенно увеличить масштабы работ в историческом центре Петербурга. Впрочем, стимулирующая роль этих документов различна.

По мнению архитекторов, главная польза от Генплана - фиксация профиля использования конкретных территорий. "Самое трудоемкое в нашей работе - не проектирование, а согласование проекта в инстанциях. Тут все зависит от качества нормативной базы. Старый Генплан был написан под социалистическое планирование. Он не учитывал современные реалии: там была иная плотность застройки и т.д. Новый Генплан все это учитывает, в том числе новые тенденции", - говорит архитектор Юрий Митюрев.

Большинство архитекторов, чиновников и специалистов полагают, что введение системы охранных зон и новых Правил застройки облегчит реконструкцию и строительство в историческом центре. Такое облегчение наши эксперты связывают с двумя известными обстоятельствами. Первое - существенное упорядочение требований в охранной зоне. Председатель Комитета по строительству Роман Филимонов говорит по этому поводу: "Новая система охранных зон - это правильный, прогрессивный подход. Мы переходим от мифических, непонятных зон к обеспечению сохранности непосредственно предметов охраны, определяемых КГИОП". Второе обстоятельство обусловлено расширением возможностей для застройки на территориях, менее важных с культурно-исторической точки зрения, так называемых "зонах регулирования застройки и хозяйственной деятельности". В этих зонах охранные требования значительно смягчены и более или менее упорядочены.

Интересно, что сам бизнес и некоторые чиновники отрицают ускорение процесса в ближайшем будущем. В обоснование своей точки зрения они приводят аргументы как экономического, так и институционального характера, которые в ближайшее время (во всяком случае, до появления Правил застройки) останутся актуальными. Вот что говорит по этому поводу Василий Селиванов: "Принятие Генплана, системы охранных зон, безусловно, вносит определенную ясность. Однако окончательно понятной и прозрачной картины, к сожалению, не дает. Все равно остается огромная область неопределенности, которая так или иначе будет регулироваться субъективными решениями контролирующих инстанций. Вряд ли можно говорить, что новые правила кардинальным образом повлияют на развитие исторического центра. Ведь самая острая проблема, тормозящая строительство в центре Петербурга, связана с расселением старого жилфонда, на месте которого могли бы появляться современные здания". С этим согласен и генеральный директор компании "Петербургстрой-Сканска" Виталий Вотолевский, который подчеркнул, что пока "разрешение этих проблем затягивается на годы и не дает возможности компаниям планировать бюджеты. В результате многие девелоперы не стремятся строить в центре, предпочитая более простые проекты на окраинах".

Как утверждают строители, ни Генплан, ни новые Правила застройки не решают проблему дефицита земли. Об этом же говорит архитектор Никита Явейн, до недавнего времени - председатель КГИОП: "Пустых мест в историческом центре уже нет. Есть только пятна заводов, но их в центре мало". С этим согласен и вице-президент Группы ЛСР Евгений Яцышин: "В центре процесс не ускорится, потому что самые крупные и интересные с точки зрения бизнеса участки уже давно в деловом обороте. Остались только участки в федеральной собственности, а их намного сложнее получить".

По мнению директора СПб ГУ "Управление инвестиций" Льва Винника, до начала качественных перемен в темпах строительства бизнес должен освоить новые правила игры: "Какое-то время потенциальные инвесторы будут обдумывать новую ситуацию, примериваться. Затем все поймут, что правила работают, что процесс получения разрешений и согласований становится понятнее и короче и есть положительные сдвиги. Будут созданы понятные рамки (не оставляющие места для неких частных критериев), четко определяющие, что, по закону, может делаться, а что нет. Тогда и возникнет движение вперед". Президент Союза строительных компаний "Союзпетрострой", депутат ЗакСа Владимир Гольман считает, что "на ускорение динамики и решение вопросов, о которых сказано выше, может повлиять только политическая воля, а ее нет".

Что считать ускорением?

Впрочем, большинство представителей других групп экспертов не слишком верят предпринимателям. Они уверены, что коммерческие интересы возобладают. "Деньги ищут приложения", - говорит архитектор Сергей Падалко. Преодолимой помехой, по мнению экспертов, будут и градостроительные правила, и требования КГИОП. Тем более что в нынешней жизни решающую роль играют не столько законы, сколько реальные процедуры и "политическая воля". Один из экспертов сказал по этому поводу следующее: "Новый Генплан, конечно, обозначил те пределы, которые перешагнуть застройщику, по идее, нельзя. Но всем ли будет нельзя - это еще вопрос. Например, по одному проекту на Невском проспекте еще до разработки нового Генплана была согласована высота, которая сейчас вроде бы недопустимо большая. Но инвестор очень солидный, и пошли... известно к кому. Вроде вопрос решился положительно".

Архитекторы не понаслышке знают реальную способность бизнеса преодолевать препятствия. "Серьезные заказчики, с большими деньгами, имеют возможности решать проблемы на любом уровне", - выразил доминирующее среди профессионалов мнение Юрий Митюрев. Утверждение об отсутствии пятен под новую застройку в центральных районах и специалисты, и деятели культуры, и многие архитекторы всерьез не воспринимают.

Как бы то ни было, строители настаивают на неадекватности условий их работы реальным потребностям жизни и призывают общество учитывать их интересы. Виталий Вотолевский формулирует предложение бизнеса так: "Необходимо найти разумный баланс между сохранением основных памятников и развитием города. Если в основу новых Правил застройки будут положены существующие сегодня постулаты и догмы, темпы развития не ускорятся. Если же эти правила дадут большую свободу по высотности, по реконструкции зданий без сохранения того, что не является общепризнанным (а не по документам) памятником, то развитие центра пойдет более быстрыми темпами".

Но этой-то свободы больше всего и опасаются представители культурной элиты, радеющие за сохранение исторического наследия Петербурга. Они говорят, что девелоперы, отрицающие факт серьезного вмешательства в исторический центр, просто неадекватно оценивают ситуацию. В нашей интерпретации картина выглядит следующим образом: предприниматели, отрицающие предстоящее ускорение, как правило, возглавляют крупнейшие строительно-девелоперские компании Петербурга. Основные свои обороты (до 90%) эти компании обеспечивают массовым строительством в спальных районах и их руководители привыкли мыслить сотнями тысяч квадратных метров возводимых там строений. Поэтому жалкие десятки тысяч, которые удается построить в центре, воспринимаются ими как незначительное строительство. С позиций бизнеса они правы. Но с точки зрения вмешательства в архитектурную среду центральных районов, где преобладают небольшие, трех-, пятиэтажные дома, десятки тысяч построенных здесь метров - это очень серьезные объемы.

Навредят!

Характерно, что половина из тех, кто считает ускорение изменений неизбежным, негативно оценивают его влияние на облик исторической части Петербурга - кто в большей, кто в меньшей степени. Типично мнение бывшего главного художника Санкт-Петербурга, председателя художественной секции Градостроительного совета Ивана Уралова: "Не сомневаюсь, что будут изменения. Не сомневаюсь, что они должны быть. Но сомневаюсь, что они будут исключительно позитивными. Для старого города хорошего не жду".

Подобную позицию занимают почти все специалисты, некоторые чиновники и даже отдельные архитекторы. Крайней точки зрения придерживается депутат ЗакСа Алексей Ковалев: "Изменение архитектурного облика ускорится, конечно, не в его пользу". Чуть менее мрачно смотрит в будущее Михаил Пиотровский: "Очень надеюсь, что фактор новых охранных зон будет неким тормозом или ограничителем, хотя, конечно, все зависит от того, как эта система будет на практике работать". Но большинство пессимистов уверено, что такую практику бизнес сумеет отрегулировать в своих интересах и это крайне негативно отразится на сохранении культурного наследия Петербурга. Эту опасность признают практически все опрошенные эксперты, даже самые большие оптимисты. Основанием служат многочисленные примеры явно неудачных нынешних построек - как уже завершенных, так и находящихся в стадии строительства. Причем, что характерно, количество плохих построек в ответах экспертов значительно превышало число хороших. Это, на наш взгляд,подчеркивает серьезность угрозы сохранению культурного наследия.

Убежденность в негативных последствиях активизации строительного бизнеса в центре Петербурга обусловливает преимущественно отрицательное отношение к нему населения города. Между тем исследования показали, что такое негативное отношение обусловлено не неизбежностью разрушительного воздействия бизнеса на культурное наследие, но главным образом страхами, ощущением тупика: горожане не понимают, как можно влиять на ситуацию, и потому высказываются за полное прекращение нового строительства в центре.

Развивать сохраняя. Но как?

Между тем, как выяснилось, наши эксперты хорошо представляют, как нужно работать (строить, реставрировать, реконструировать) в центре Петербурга, чтобы, с одной стороны, сохранить главные достоинства исторического наследия, а с другой - развивать город. Все, даже представители бизнеса, согласны с тезисом - "развивать сохраняя". Правда, по деталям, касающимся вопросов о том, что именно следует сохранять, а от чего можно и отказаться, у представителей разных групп интересов имеются как схожие мнения, так и разногласия, иногда существенные.

Разумеется, никто не подвергает сомнению необходимость сохранять первостепенные архитектурные памятники. "У нас один градостроительный закон, и мы обязаны ему подчиняться. У него в приоритете - охранное законодательство. А если невозможно уже сохранить декор, то будут воссоздавать по образу и подобию. Представить на Невском проспекте новое здание невозможно", - уверена Вера Дементьева. Впрочем, отвечают на это архитекторы, в жизни бывает всякое.

Не было между экспертами особых разногласий по поводу необходимости сохранять исторические панорамы. "Несомненно, исторические панорамы являются самостоятельной художественной ценностью и, вообще-то, люди едут в Петербург во многом ради этого", - выражает общее мнение исполнительный директор Фонда имени Д.С. Лихачева, один из разработчиков недавно утвержденной правительством Петербурга "Петербургской стратегии сохранения наследия" Александр Кобак.

Власть в лице вице-губернатора Александра Вахмистрова уверяет, что не допустит нарушения исторических видов и панорам: "Не произойдет изменений архитектурного облика центральной части города, если под обликом мы понимаем привычную глазу среду панорамы Невского проспекта, набережных Невы и т.д.". Большинство экспертов, однако, таким обещаниям не верит, указывая на происходящие на глазах искажения видов уже построенными зданиями (вроде гостиницы на Почтамтской улице, 4) и еще строящимися - вроде башни "Аврора" компании ЗАО ИСК "Источник-Строй" у Сампсониевского моста на Финляндском проспекте, "Монблана" компании "Строймонтаж", расположенного почти напротив, или "Серебряных зеркал" компании "ЛЭК" в районе Монетных улиц Петроградской стороны. Главный их дефект - чрезмерная высота. "Это грубое нарушение исторической панорамы. Такого быть не должно. Но на прямой вопрос - будут ли меняться исторические панорамы, ответ может быть лишь один: да, будут", - с горечью говорит архитектор СвятославГайкович.

Вообще, проблема высотного регламента занимает первое по степени важности место в системе требований к новому строительству. Как считает подавляющее большинство наших экспертов сохранение исторических панорам напрямую зависит от высоты новых зданий, а также мансард. "Высотный регламент - это главное требование для застройки в центре Петербурга", - выражает мнение абсолютного большинства экспертов Сергей Падалко. Именно недопустимая, по мнению экспертов, высота зданий является основной причиной негативной оценки тех или иных проектов.

Даже представители бизнеса согласны на ограничения высотности. "Есть смотровые зоны и есть перспективы просмотра - ничто не должно эти перспективы заслонять, перекрывать, - говорит Виталий Вотолевский. - Классический пример - здание Адмиралтейства в створе улицы Гороховой. Понятно, в этом створе ничего высокого строить нельзя, так как тогда не будет видно Адмиралтейства".

С другой стороны, все понимают, что "торговля видами" - важнейшее для бизнеса условие рентабельной работы в центре и рядом с ним. И потому какой-то компромисс неизбежен. Михаил Пиотровский предлагает: "Думаю, что мы должны выделить зону для высотной застройки, отдаленную от центра - чтобы там можно было строить все что угодно". "Думаю, можно позволить строить высокие дома внутри кварталов, если они действительно никому и ничему не помешают, не будут загораживать вид и перспективу", - убеждает оппонентов Владимир Гольман.

Некоторые специалисты и практически все архитекторы уверены, что в "битве за высоту" бизнес в перспективе свое получит - если не все, то многое.

В этом смысле наиболее радикальный прогноз сделал академик Валентин Назаров. Он обратил внимание на то обстоятельство, что традиционное в Петербурге правило - строить здания не выше императорского дворца (Зимнего дворца) - не распространялось на храмы, которые строились более высокими. "Поскольку это для бога, - философствует академик Назаров, - то их можно было строить выше императорского дворца. И все храмы у нас выше. В нынешние времена появился новый "бог" - деньги. И могут возникнуть новые "храмы", здания такой же высоты - в соответствии с новой "религией". Чем больше у фирмы денег, тем выше дом. Тот же "Газпром" хочет построить в Петербурге очень высокий дом, самый большой, из пижонства, чтобы все видели, какой он крутой. У Зимнего дворца, как "Газпром", наверное, хотел бы, ему построить не дадут, но невдалеке, возможно, разрешат построить башню. И она будет видна отовсюду. Вот и вся проблема". (Этот прогноз мы было сочли экстравагантной шуткой; каково же было наше удивление, когда черты пророчества Назарова обнаружились в проекте нового высотного регламента, основанного на образе чаши с протыкающими ее доминантами вблизи центра города.)

Закулисные интриги

Единственные территории в историческом центре, которые все - даже самые непримиримые "охранители" - согласны отдать бизнесу, - это дворы (разумеется, кроме тех, что охраняются КГИОП). Вот мнение Михаила Пиотровского: "Дворы очень перспективны как альтернатива уплотнительной застройке. Это главный резерв, который должен использоваться". Александр Викторов так представляет позицию петербургских властей по этому вопросу: "Дворы перспективны. Дворовое пространство - это среда, в которой живут и работают нормальные люди, ощущающие все беды, характерные для дворов в течение многих десятилетий. И дворы, конечно, должны преображаться. На мой взгляд, если это не противоречит охранным требованиям". С таким подходом, в общем, согласны все, хотя и с некоторыми нюансами.

Бизнес выступает за комплексную перестройку дворов. Виталий Вотолевский говорит: "Перспективна не сама застройка дворов, а их реконструкция, приведение в божеский вид. Потому что тогда стоимость и инвестиционная привлекательность окружающей эти дворы недвижимости значительно повысятся".

Что касается второстепенных памятников, то тут мнение бизнеса во многом противоположно позиции специалистов и многих архитекторов. Строители считают, что в неприкосновенности должны оставаться только безусловные шедевры. "В последнее время у нас появилось большое количество вновь выявленных памятников архитектуры. Культурная ценность многих из них вызывает сомнение даже у экспертов, - говорит Василий Селиванов. - Между тем эти объекты серьезно сдерживают дальнейшее развитие города. А КГИОП ведет себя, как собака на сене: и сам не имеет возможности привести эти объекты в порядок, и инвесторам работать не дает".

С таким подходом совершенно не согласны большинство специалистов и некоторые архитекторы. "На мой взгляд, нужно сохранять все как есть и стараться больше реставрировать, потому что лучше все равно не построить", - выражает их мнение Михаил Пиотровский. Лозунг Юрия Лужкова "мы сломаем и построим лучше, чем было" для людей вроде Александра Кобака неприемлем: "Я считаю, что по возможности надо заниматься реставрацией. "Построим лучше, чем было" - это полная утрата подлинности. На мой взгляд, мы все-таки не должны допускать того, что в городе уходит подлинность, а это все время происходит, и этот процесс трудно остановить". По этой же причине Кобак - противник новодела. А Михаил Пиотровский не против: "Звучит много выступлений против новоделов, а ведь у нас почти все пригороды являются новоделами, и ничего страшного". С ним, в принципе, согласна и Вера Дементьева, с той только разницей, что под новоделом она понимает полное воссоздание.

Бизнес предпочитает как можно больше перестраивать. "Если здание ветхое, то с экономической точки зрения перспективнее его снести и построить новое, возможно - с воссозданием исторического облика, - говорит Виталий Вотолевский. - Но и здесь не должно быть догм".

Коренной вопрос

Что касается рядовой застройки, то тут разногласия также велики. Пять наших экспертов высказываются за ее безусловное сохранение. "Рядовую застройку надо сохранять, биться за ее сохранение. Строить нужно только в пустых местах и минимально", - выражает их мнение Михаил Пиотровский. Несколько человек согласны на глубокую реконструкцию. Например, Юрий Митюрев: "Фоновую застройку можно перестраивать внутри, но внешний вид, фасады, лучше сохранять. Потому что иначе будет разрушена аура Петербурга". Большинство же высказываются за полный снос зданий и новое строительство.

Интересно, что сносить, по мнению значительного числа экспертов, можно не только ветшающие здания фоновой застройки. Многие архитекторы и специалисты утверждают, что в историческом центре есть масса зданий фоновой застройки, хоть и исторических, но очень плохих, поэтому их можно сносить, даже если они и не находятся в аварийном состоянии, причем полностью, без сохранения фасадов. Весьма радикальных взглядов по этому вопросу придерживается академик Валентин Назаров, который считает возможным перестраивать значительные территории в исторической части города: "В исторической части существует масса домов, построенных 100 лет назад и ранее. Они плохие и их надо снести". С этим, в принципе, согласен и Олег Харченко: "Иногда мне приходилось спорить с ревнителями города. Я говорил: "Ну, пройдите, посмотрите на Фонтанке второй-третий дома от Невского проспекта. Вы что, считаете, это хорошие дома? Там хоть слово "архитектура" можно применить?""

Впрочем, немалая часть экспертов, согласных с тем, что в историческом центре масса лакун и плохих зданий, все же против их перестройки в ближайшее время. Типичной в этом смысле является позиция Ивана Уралова: "Такие здания, конечно, есть, есть и лакуны, но сейчас ими заниматься не надо. Мы к этому еще не готовы. Сейчас сумбурный период. Мы еще не определились, каким хотим видеть Петербург".

А как строить?

Различны мнения экспертов и относительно того, как именно надо строить новые здания. Все едины только в одном: новое строительство должно подчиняться петербургской архитектурно-градостроительной традиции. Как говорят архитекторы, для сохранения достоинств петербургской фоновой застройки при строительстве новых зданий необходимо соблюдать определенные правила. Это ограничения по высоте, определенный масштаб застройки по горизонтали, заданность ритмики и масштабов членения фасада, определенный модуль застройки улиц, брандмауэрный принцип застройки.

По поводу архитектурного стиля эксперты высказывали разные мнения. Точку зрения большинства излагает Иван Уралов: "Все зависит от контекста. Может быть и имитация, и стилизация. В некоторых случаях, чтобы не разрушать очень серьезно сформировавшуюся доминирующую среду, возможно, следует построить аналогичный дом. А иногда, может быть, следует построить "резкий" дом - совершенно оригинальный".

Наиболее радикальную позицию по этому вопросу занимает Валентин Назаров: "В центре Петербурга талантливые архитекторы должны строить талантливые здания с хорошей архитектурой. Все остальное - чушь собачья. Непрофессионально". Вообще говоря, за строительство зданий оригинальной, современной архитектуры как преимущественного способа застройки высказывается большинство экспертов, даже строители. "По моему мнению, на месте фоновой застройки можно и нужно строить современные здания", - уверен Василий Селиванов. К этому мнению присоединяется Евгений Яцышин: "Я считаю, что современная архитектура в историческом центре должна быть. Но, конечно, она не должна выбиваться из общего стиля". С этим согласно и большин

Владимир Грязневич

Законный синдром Участники алкогольной отрасли предсказывают "сумбур и передел рынка"  »
Юридические статьи »
Читайте также