Промышленный план есть Приказано выжить

"Промышленность - это наше все!" - заклинали чиновники и бизнесмены на последнем заседании городского правительства, убеждая себя и окружающих в предельной своевременности и крайней полезности рожденного в умственных недрах Смольного плана по подъему в течение трех лет (2005-2007 гг.) промышленного потенциала Санкт-Петербурга. Что же в реальности сулит городской экономике новый административно-промышленный план?

Большим кораблям - большие паруса

Оценивать смольнинские планы по "подъему" тех или иных отраслей городского хозяйства надо не по словам, а по делам. Как, например, в случае с малым бизнесом, дорогостоящую программу поддержки которого приняли не так давно с великой помпой и буквально тут же стали этот самый бизнес повсеместно травить чиновным дихлофосом.

И все же отметим: представители крупных промышленных предприятий отнеслись к новейшим инициативам Смольного крайне положительно: "Этот план - наш совместный труд, который обсуждали около 20-25 директоров крупных предприятий. Правительство прислушалось к 90% наших инициатив".

На первый взгляд, цифра приглашенных к обсуждению бизнесменов не очень репрезентативная, если учесть, что, по словам президента Союза промышленников и предпринимателей СПб Вахтанга Ковешникова, всего в городе насчитывается порядка 650 крупных и средних предприятий. Однако, как сообщает Ковешников, около 80% ежегодного объема товарной продукции приходится лишь на 50-60 компаний. Всего же в прошлом году городская промышленность принесла в бюджет 27% всех налогов.

"Правительство сосредоточилось на крупном бизнесе, и это объяснимо. По статистике, 10% промышленных предприятий дают 90% налоговых отчислений. Естественно, для администрации удобнее сосредоточить свои усилия на этих 10%", - пояснила творческий замысел чиновников исполнительный директор СПб Международной бизнес-ассоциации Наталья Кудрявцева.

Конкретно речь идет о том, чтобы сосредоточить административные усилия на следующих направлениях: инженерная подготовка производственных территорий, кадровое и транспортное обеспечение, создание благоприятного инвестиционного климата, продвижение товаров на рынки и т.д. По планам смольнинского Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли, за три года на эти цели из городского бюджета уйдет почти 2 млрд. рублей и еще около миллиарда поступит из внебюджетных источников. В целом же реализация программы в этом году "съест" почти 400 млн. бюджетных рублей.

Единое окно захлопнуто, но...

Однако (как наглядно выяснилось, в частности, на примере того же малого бизнеса) бюджетные вливания - далеко не единственный, а возможно, и не главный фактор, который способен оживить ту или иную отрасль. Гораздо более важным представляется инвестиционный климат. И здесь имеет смысл вспомнить о давно набившей нелестную для Смольного публицистическую оскомину разнице подходов, практикуемых региональной властью в двух смежных субъектах РФ - Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

"Мы с Санкт-Петербургом работаем на разных инвестиционных рынках и поэтому не являемся прямыми конкурентами. Область работает на рынке прямых инвестиций и заинтересована в расширении производственного сектора. Город в гораздо большей степени зависит от успешности развития сферы услуг", - дипломатично начал свой комментарий вице-губернатор Ленобласти Григорий Двас, однако затем добавил: "Иногда все-таки мы получаем одновременно предложения от инвесторов по размещению предприятий на наших территориях и начинаем демпинговать".

Похоже, у областного правительства пока это получается лучше. Причин тому несколько.

Прежде всего, инвесторы в области освобождены от уплаты налогов на прибыль и имущество в течение всего окупаемого периода (формально, конечно, они платят их в областную казну, но по факту область возвращает эти деньги обратно в виде субсидий).

Петербургские инвесторы работают по другой налоговой схеме. "Льготы по налогу на прибыль и на имущество организаций предоставляются не всем. Здесь есть определенная градация в зависимости от размера инвестиций: если компания вкладывает от 150 млн. руб., то региональные налоговые ставки уменьшаются, если более 300 млн. руб., то инвестор полностью освобождается от уплаты налога. В отдельную категорию выделены высокотехнологичные предприятия (в городском законе этот перечень четко прописан). Для них льгота предоставляется от 50 млн. рублей", - поясняет Наталья Кудрявцева.

Еще одним важным преимуществом области перед городом являются более четкие сроки реализации инвестиционного проекта. В Ленобласти этот процесс разбивают на три части: региональное разрешение и согласование (до 2 месяцев), изыскательские работы и согласование у федеральных служб и, наконец, строительство. По словам Григория Дваса, "теоретически все согласования можно получить за пару месяцев, но нередки случаи, когда заказчики пользуются услугами недобросовестных проектантов. Это приводит к затяжке разработки проекта, и на согласование уходит полгода. Длительность последнего этапа - строительство - зависит только от самого инвестора".

В Петербурге же, по словам представителей бизнеса, ситуация выглядит следующим образом: "Важная проблема для инвестора - отсутствие полной информации о том, какие документы ему необходимо представить, чтобы пройти всю процедуру регистрации и оформления. Очевидно, что в Петербурге необходимо создать единое информационное окно, где каждый желающий мог бы получить исчерпывающие сведения о том, какие документы ему необходимо подавать и где их брать. Согласование зачастую затягивается: тот перечень документов, который сегодня предоставляется инвестору, порой далеко не полный. В процессе регистрации вдруг выясняется, что инвестору необходимы еще какие-то бумаги, поэтому четкие сроки всей процедуры никому не известны. Естественно, эта неопределенность раздражает инвестора. Все упирается в бюрократическую волокиту", - сетует Наталья Кудрявцева.

Еще в марте прошлого года Смольный объявил о создании так называемого "единого окна" для инвестора. Однако, по словам представителей бизнеса, правительству это так и не удалось, по крайней мере, в том смысле, в каком бы хотелось видеть это "окно" инвесторам. "Возможно, сегодня не время для создания такого "окна" - может возникнуть очередная бюрократическая структура либо посредник, а тех и других у нас и так хватает", - меланхолически замечают промышленники, и без того измученные "административным нарзаном".

Кто виноват?

Итог инвестиционной анемии - низкое, по мнению большинства экспертов, качество городской продукции. "Компании, которые заказывают у наших предприятий продукцию, требуют европейского качества, - подчеркивает Вахтанг Ковешников. - А его из пальца не высосешь! Все зависит от оснащения завода, оборудования, кадров... Это наша головная боль".

Неконкурентоспособность петербургских производителей наглядным образом подтвердилась в недавней истории с компанией "Электролюкс", предложившей ряду местных компаний производить комплектующие. И ничего не вышло. "Для того чтобы стать потенциальным поставщиком того или иного комплектующего, наш завод должен на свой риск и страх обеспечить требования фирмы-заказчика: приобрести необходимое оборудование, доказать его пригодность и только после этого бороться за заказ. Однако при этом наш завод должен иметь и ценовое преимущество перед конкурентами. Отличие российских и зарубежных заказчиков в том, что отношения между поставщиками и заказчиками в России складываются во многом благодаря неформальным факторам, личным знакомствам, а с зарубежными инвесторами подобные вещи не работают - здесь признается только бизнес", - пояснил суть приключившегося конфуза президент городской Торгово-промышленной палаты Владимир Катенев.

Вице-губернатор Михаил Осеевский комментирует эту же коллизию так: "Если у наших менеджеров и собственников есть желание зарабатывать деньги, сотрудничая с компаниями мирового уровня, - значит, они должны понимать, что нужно для этого делать. Тот, кто это осознает, движется в правильном направлении. Тот, кто пытается за счет доставшихся еще от советской власти непонятных станков выпускать продукцию европейского стандарта, скорее всего, через некоторое время исчезнет с карты города".

Ясно, однако, что, "переводя стрелки" исключительно на предпринимателей, смольнинские чиновники тем самым ставят под сомнение целесообразность собственного плана по подъему городской промышленности. Ибо одно из двух: или все зависит только от оборотистости самих директоров, или все же "кое-что" зависит от городской власти.

Второе представляется более правдоподобным. Вот только последует ли за очередным "нулевым циклом" слов строительная лихорадка дел?

Игорь Михайлов, председатель комитета по законодательству ЗакСа СПб

- Бизнес давным-давно заявил, что налоговые льготы ему как мертвому припарка. Дайте им четкие правила игры по зонированию, по градостроительным регламентам по каждой зоне, по архитектурному развитию города, четкие планы, сколько будет вкладывать город в развитие мертвых земельных участков. Тогда бизнес, видя, что законодательная база постоянна и предоставлена возможность долгосрочной аренды, будет активнее проявлять интерес к городу.

Артур Батчаев, старший научный сотрудник "Леонтьевского центра"

- Необходимо стимулирование инновационных процессов и переход на международные стандарты качества. Учитывая научно-технический потенциал Петербурга, работа по этим направлениям может позитивно отразиться на всей экономике. Иностранные компании, создавшие сборочные производства в Петербурге и области, даже через несколько лет после пуска предприятий вынуждены завозить из-за рубежа абсолютное большинство комплектующих. И речь зачастую идет не о производстве сложных изделий, а об элементарных шурупах, проводах, пластике, шлангах и т.п.

Оксана Попова

У нас есть план К какой зарплате приведет развитие питерской промышленности?  »
Юридические статьи »
Читайте также