Полупешеходная полузона Что останется от Петербурга Достоевского, если в него вложить еще 225 миллионов рублей?

Существует старый анекдот: вскоре после революции 1917 года был поставлен памятник Достоевскому с надписью: "Федору Михайловичу от благодарных бесов". На постаменте памятника работы Л.М. Холиной, который с 1997 года стоит на Владимирской площади, в начале Большой Московской улицы, можно теперь сделать надпись: "Федору Михайловичу от благодарных идиотов". Только так можно оценить евроремонт, который учинили здесь под предлогом восстановления "Петербурга Достоевского" и создания "самой протяженной в городе пешеходной зоны" (ПЗ) длиной более километра.

Словно все эти клумбочки с подсветкой из-под земли, газончики-вазончики, игрушечные фонарики, плиточное мощение общей площадью 15000 кв. м (работа фирмы "БиК"), стеклянный мостик, демонтированный на зиму, вращающиеся креслица, стеклянные призмы для оранжерейных растений - вся эта кичевая "маленькая страна", весь этот пошлый декор имеет отношение к Достоевскому или Петербургу! Как раз Петербург старательно уничтожен, а вместо него создан абсурдный муляж. Причем беда коснулась и самого памятника Достоевскому - одного из самых интересных и концептуальных объектов 1990-х годов.

В первый раз памятник испортили, изменив выбранное скульптором место установки и размер: по первоначальному замыслу Холиной, фигура писателя должна была изготавливаться не из бронзы, как сейчас, а из гранита и иметь высоту 3 - 3,5 м, причем установить памятник она хотела в тихом месте впадения канала Грибоедова в Крюков канал, на гранитной набережной (в том месте, которое было канонизировано иллюстрациями Добужинского к "Белым ночам"), чтобы камень парапета и ограды сливался с камнем памятника, и Достоевский "вырастал" из гранита набережной. Однако этот проект не осуществился: на набережной поставить не дали, а согласовали шумное и пыльное место перед церковью Владимирской иконы Божией Матери, прихожанином которой был Достоевский.

Фигура была отлита из бронзы, а не вырублена из гранита (хотя бронза так и осталась закодированной под камень), при этом из-за подземных коммуникаций весь памятник пришлось поставить дальше от центра площади и церкви, на фоне деревьев, образовывавших бульвар в центре Большой Московской улицы. Соответственно ширине бульвара и масштабам этих деревьев скульптором была выбрана высота фигуры (220 см) и постамента (150 см). Впрочем, памятник подпортило неудачное архитектурное решение В. Спиридонова: пошлые "петербургские" фонарики, мощение, поребрики.

Евроремонт улицы и ПЗ памятник Достоевскому добили. Потому что он, прежде всего, лишился фона и торчит, как последний зуб во рту: все деревья на бульваре вырубили, а взамен высадили тощие палочки, и за спиной Достоевского теперь не кроны, а пустота. Может быть, лет через 30 три "палочки" позади Достоевского и станут нужным фоном, если приживутся, а пока все выглядит жалко. Можно было, конечно, посадить более взрослые деревья, как это сделали на бульваре у Гостиного двора, но на это, видимо, желания или денег не хватило.

При этом, как водится, чиновники с гордостью доложили, что высажено 1279 новых деревьев (кстати, пересчет дал меньшую величину, но неизвестно, какие прутья они называют кустами, а какие - деревьями), более 6000 тысяч кустарников и 15500 цветников. Доложили бы лучше, сколько деревьев спилили. И, главное, зачем истратили 225 млн. руб.

Кстати, список потерь не ограничивается миллионами рублей, спиленными деревьями и загубленным памятником Достоевскому. Есть и мелочи. Скажем, с дома 6 по Большой Московской бесследно исчезла мемориальная доска Чернышевскому, установленная в 1955 году. Вместо нее фасад украшает вывеска иноземной фармацевтической фирмы. Это теперь вместо Чернышевского.

Проект благоустройства приготовила Лариса Домрачева-Канунникова, до этого поработавшая (на пару с тогдашним главным архитектором города Олегом Харченко) над Малой Садовой. Теперь она еще и главный ландшафтный архитектор Петербурга, но при этом почему-то занимается не ландшафтами, а рвется в каменный центр города, где ландшафтов отродясь не было. Дело, однако, в том, что в 1989 году, к несчастью для нашего города, Домрачева защитила диссертацию "Принципы проектирования ландшафта озелененных территорий городов Туркменской ССР". Вот везде и делает нам Туркмению. Не вернуться ли ей к Туркмен-баши? Возможно, там нужны все эти эспланады, ведущие в никуда.

Ибо самый первый и естественный вопрос, который возникает: а куда ведет эта ПЗ на Большой Московской? К какому городскому центру, сакральному месту? И разумно ли в северном городе устраивать муляжные южные ландшафты, как в Ашхабаде, Сухуми или Симферополе? Может быть, лучше сохранять имеющиеся? Скажем, на пересечении Чкаловского проспекта и Большой Зелениной улицы раньше был Геслеровский сад, который частично уничтожили строительством станции метро "Чкаловская". Сохранились фотографии 1930-х годов, тогда в центре сада был фонтан "Купающиеся мальчики". Других зеленых зон в этом районе просто нет. Теперь остатки сада наши "прогрессоры" добивают строительством жилого дома "бизнес-класса". Видимо, сохранять те ландшафты, которые есть, невыгодно, выгодно устраивать муляжи.

Кстати, новый ландшафт на Большой Московской ул. - ул. Правды так плотно заставлен автомашинами, что возникает предположение: именно для устройства паркинга длиной в километр, украшенного кустиками и цветниками, все и было придумано. Вот где, как говорил Черномырдин, собака порылась. Народу же сказали, что для них сделали красоту.

Что же до муляжей, то теперь весь район вокруг Владимирской площади составлен из них, а Достоевский превращен в главный брэнд для интуристов. Муляжность самой Большой Московской улицы и улицы Правды подчеркнута тем, что здесь нет ни одного продовольственного магазина. Еды купить негде! Зато на Владимирском, 9, сооружен "Развлекательный комплекс "Золотая страна"". Ювелирный пассаж, казино "Золотой Сад", бутик-отель (?) "Золотой Сад". Много-много золота и, конечно, Достоевский - в виде ресторана "Федор Достоевский". Сделано все под некую игрушечную "Венецию", над улицей торчит жуткого вида "бродвейский" навес с лампочками.

Владимирский, 19, - трехзвездочная гостиница "Достоевский" с его портретом в холле. Рядом станция метро "Достоевская". Жаль, что на Владимирском, 15, исчез арт-бар "Достоевский", сейчас здесь уже итальянское кафе "Pizzissimo", но раньше входишь - и сразу сталкиваешься с гипсовым муляжом сидящего Достоевского в натуральную велчину, на левой поле сюртука надпись: "Сахалин". Там он никогда не был, но так ли уж это важно?

Теперь и Кузнечный рынок - не рынок, а муляж. Потому что бравые ребята превратили его в магазин, где все с овощебазы, и хозяин один, и цена на все фрукты-овощи одна.

Наконец, в мае 2004 года открыли еще и отель "Братья Карамазовы". Предприимчивые люди сразу оценили, куда может вести новая ПЗ, потому что расположен этот отель на Социалистической ул., в д. 11-а, почти на пересечении улицы Правды с этой самой Социалистической улицей. Отель отлично символизирует тот культурно-исторический хаос, который быстро воцаряется в историческом центре Петербурга. Естественно, никакого отношения ни к Достоевскому, ни к его великому роману этот адрес не имеет. Расположен новый отель напротив бывшей типографии, которая известна тем, что здесь был напечатан первый номер газеты "Правда". Отсюда и сохранившиеся названия улиц.

Менеджмент отеля обращает внимание на близость здания к дому-музею Достоевского, в котором он писал "Братьев Карамазовых", и потому, как указано в рекламных листовках, интерьеры отеля и ресторана того же наименования воспроизводят петербургские стиль и атмосферу второй половины XIX века.

Люди тут вообще работают веселые, с задоринкой, так что, согласно меню, в этом общепите можно отведать не только "Салат Карамазофф" за 100 руб. с незабываемым ароматом копченого мяса (сразу почему-то представляется убитый и закопченный Федор Павлович), но и блюдо "Груша Елена" по 120 руб. - маринованную в глинтвейне грушу с орехово-медовым соусом. Это фирменное блюдо уже совсем для знатоков, помнящих про знаменитую инфернальницу Грушеньку, погубившую Митю. При чем тут Елена, осталось неясным, но разъясним со временем и это.

Кстати, бесплатно даю идею: можно делать бифштекс "Смердякофф" и цыпленка- табака "Грушенька", основанного на цитате из "Братьев Карамазовых": "...у Федора Павловича конверт большой приготовлен, а в нем три тысячи запечатаны, под тремя печатями-с, обвязано ленточкою и надписано собственною их рукой: "ангелу моему Грушеньке, если захочет прийти", а потом, дня три спустя подписали еще: "и цыпленочку"". Вообще гастрономических образов на каннибалической подкладке у Достоевского много.

С учетом всего сказанного возникает нешуточный страх за те участки "Петербурга Достоевского", которые пока еще сохранились - дома на Казначейской ул., "дом Раскольникова" (Гражданская ул., 19), "дом Сони" (наб. канала Грибоедова, 73). Однако "дом Рогожина" (Гороховая ул., 33), хотя фасад его и свежеокрашен, уже испорчен яркими вывесками. Вызывает опасение и судьба дома 3 на проспекте Римского-Корсакова, в котором Достоевский жил в 1871 году. Рядом (д. 5 - 7) стоит недостроенный отель, и неизвестно, не потому ли прервалось его строительство, что в трещинах оказались смежные здания. Ведь отель повышенной этажности, с "хайтековским" куполом, и нагрузка на грунт явно усилилась. Фасад дома 3 тоже улучшен вывесками жуткого цвета и размера.

Вообще все очень зыбко, стоит придумать очередную ПЗ с евроремонтом, "красотой", "биковским" мощением, тотальным паркингом, расселением домов и устройством в них ресторанчиков, казино и обменников, - как стиль, "среда" исчезнут. А будут муляжи в исполнении Домрачевой-Канунниковой: вазончики, фонарики, цветочки под стеклянненькими колпачками... Достаточно посмотреть на Сенную площадь, погубленную архитектором Ловкачевым в честь 300-летия Петербурга.

Есть и другой беспроигрышный вариант: исключить какой-нибудь дом, который сами довели до аварийного состояния, из списка выявленных объектов культурного наследия, снести его, начать стройку, делать подземный паркинг, вбивать в грунт сваи, и тут все, что стояло рядом, "само" начнет трескаться, и дома повалятся один за другим. Примеры не надо искать: под рукой приказ КГИОП No 8-102 от 6 августа 2004 года, которым из списка исключен 31 объект, в частности, дом Крылова на Б.Подъяческой, 28, находящийся именно в том месте, которое и называется "Петербургом Достоевского".

Кстати

В декабре правительство Петербурга рассмотрит концепцию дальнейшего развития пешеходных зон. На прошлой неделе эта концепция уже была одобрена на заседании городского штаба по благоустройству.

Пешеходные зоны собираются формировать в историческом центре и тематически привязывать к историческим и культурным объектам. Пока говорят о создании зон с такими названиями: "Музейный Петербург", "Петербург Достоевского", "Университетский Петербург" (Васильевский остров), "Спортивный Петербург" (Петроградский район). На пешеходные зоны планируется потратить 10 миллиардов рублей.

Михаил Золотоносов

Где фонтаны зимуют  »
Юридические статьи »
Читайте также